Казнить нельзя помиловать

Перспектива возобновления смертной казни в России. Эта тема стала самой обсуждаемой на этой неделе с подачи министра МВД Владимира Колокольцева, который в интервью телеканалу НТВ заявил: «Не как министр, а как простой гражданин не вижу ничего предосудительного в ее возрождении». Главный полицейский нашей страны назвал смертную казнь нормальной реакцией общества на действия нелюдей, совершающих жестокие преступления.

Авторитет

Признак слабости государства

Поможет ли высшая мера наказания снизить уровень преступности? Об этом мы
побеседовали с постоянным экспертом «Пятницы» — иркутским психологом Владимиром
Маляновым.

— Владимир, лично вы за или против введения смертной казни в России?

— Против. Безусловно, я понимаю людей, которые переживают трагедию и хотят
отомстить преступнику. Это способ справиться с внутренней болью, гневом. И это
нормальная реакция для человека в таком состоянии. Но государство не имеет права
на месть в виде ликвидации людей. Оно создано не для истерик и мести, а чтобы
принимать справедливые, взвешенные решения, в том числе и по отношению к людям,
которые нарушили закон.

— У вас был опыт работы в правоохранительных органах. На ваш взгляд, высшая
мера наказания может являться сдерживающим фактором для преступников?

— Конечно, многие преступники боятся смертной казни, но, как и любое
наказание, высшая мера тоже имеет несколько сторон. Например, когда в советское
время решили таким образом наказывать за изнасилования, преступники еще больше
ожесточились. Они стали убивать своих жертв. Думаю, эффект от введения высшей
меры наказания может быть быстрым, но краткосрочным. А в итоге общество может
получить совершенно противоположный результат. Ведь преступник своими действиями
уже демонстрирует, что государство для него не авторитет, а действующие законы
не имеют никакой ценности. Чем жестче наказание, тем выше степень агрессии, тем
более изощренными могут стать преступления. А если учесть, что смертную казнь в
нашей стране то назначали, то отменяли, очередной виток может быть расценен
такими людьми как признак слабости государства: «Мы вас будем убивать. Другими
способами бороться не можем».

— А есть ли вообще такие способы, которые могут перевоспитать преступника?

— Система наказаний, построенная на страхе, уж точно не способствует
перевоспитанию. Представьте себе семью, в которой отец каждый вечер, приходя с
работы, кричит на ребенка. Да, ребенок боится. Но только до поры до времени, да
и то когда папа рядом. Он, конечно, демонстрирует признаки послушания, но при
этом в голове совсем другие мысли — протест. Взрослым нужно иметь очень большое
мужество, чтобы воспитывать не на страхе, а взаимодействовать с ребенком. Вот
государство для общества — это такой же папа. Перевоспитывать преступников
угрозами бесполезно. Таких людей можно сравнить с подростками, которых относят к
категории трудных. С одной стороны, они считают себя взрослыми и
самостоятельными. С другой — они совсем не приспособлены к жизни. Почему после
освобождения из мест лишения свободы больше половины преступников вновь
совершают правонарушения, причем зачастую гораздо более жестокие, чем в первый
раз? У меня в следовательской практике был показательный случай.

Двадцатилетний парень вышел из тюрьмы, где отбыл четыре года за кражу. В
первый же месяц он снова стал заниматься криминальными делами — убивал
таксистов, а их машины просто разбивал. В итоге ему дали пожизненное заключение.
Через месяц после приговора он кончил жизнь самоубийством. Как говорится, финита
ля комедия. Звучит жестко, но преступник — это тот же подросток, которому нужно
помочь влиться в нормальную жизнь. Вот как раз это задача государства. Не
выпинывать людей из тюрем в свободное плавание, в ту реальность, где их
воспринимают как отбросов общества, а хотя бы обеспечить их трудоустройство,
чтобы они могли начать нормальную жизнь. Как говорил известный персонаж
булгаковского «Собачьего сердца» — с живыми существами нужно обращаться только
лаской. А вот еще одна цитата, которая мне кажется разумной: «Бить можно, только
когда ребенок лежит поперек лавки, а как ляжет вдоль, наказывать уже
бесполезно».

А что думает народ?

Сегодня мы спросили у иркутян: «А вы за или против введения смертной казни
для преступников?»

Владимир: — Я — за. Пускай наказывают, если они это заслужили. А то совсем
распустились: как напьются, так дерутся и в итоге убивают друг друга.

Ильдар: — За. У нас очень высокий уровень преступности. Особенно страшно, что
становится все больше педофилов. Мне кажется, смертная казнь могла бы быть
эффективным сдерживающим фактором для преступников.

Надежда: — За. Педофилия прогрессирует — новостей об убийствах детей в
последнее время очень много. Я бы с удовольствием узнала, что хотя бы одного из
них приговорили к высшей мере наказания.

Евгения: — Это все неоднозначно. С одной стороны, если ввести смертную казнь,
то, возможно, люди хотя бы задумаются, перед тем как совершить преступление. Но
с другой стороны, ведь это значит, что общество опускается до их уровня —
начинает убивать.

Артем: — За. Это люди опасные для общества. Тем более зачем долго их держать
в камерах, тратить на них государственные, а по сути и наши деньги? Это
несправедливо.

Метки:
baikalpress_id:  31 995
Загрузка...