Пожалели убийцу?

Иркутянину, который сел за руль пьяным и сбил насмерть молодого парня, в этом году могут вернуть права

Неожиданная гибель 20-летнего студента. Суд выносит убийце приговор — четыре года в колонии-поселении. Однако осужденный отбывает в местах лишения свободы лишь половину срока. 46-летний иркутянин Андрей Скляров, который 28 сентября 2009 года сел пьяным за руль и, ничего не соображая, сбил насмерть студента Иркутского технического университета Михаила Смолина, продолжает жить. А родные погибшего, у которого вся жизнь была еще впереди, до сих пор не могут прийти в себя от обрушившегося на них горя.

В квартире Смолиных повсюду стоят фотографии Миши. «После его гибели наша
жизнь превратилась в кошмар. Жена каждый день плачет. У меня до сих пор перед
глазами стоит картина, как я держал на руках умирающего сына. Этот убийца даже
прощения у нас ни разу не попросил. Вряд ли он вообще помнит, что тогда было. Я
приезжал в ту колонию-поселение, где он отбывал наказание. Это как пионерский
лагерь — все осужденные свободно ходят по территории. Теперь вот он вышел на
свободу досрочно — отмечает с друзьями Новый год, живет себе спокойно, а сына мы
видим только на фотографиях да навещаем на кладбище», — рассказывает отец
Михаила Вячеслав Михайлович Смолин.

Мужчина возмущен, насколько наши законы лояльны к убийцам на дороге: «На
Западе за такое преступление — убийство в пьяном виде человека — лет двадцать
тюрьмы бы дали. Что такое четыре года да еще и с досрочным освобождением? Но наш
адвокат сказал, что это еще нормальное наказание — обычно дают условный срок.
Что еще можно сделать, чтобы человек осознал, что совершил? Наши законы
позволяют взыскивать с преступника моральный вред. В нашем случае начислили 555
тысяч рублей. Я завел отдельную сберкнижку, чтобы отслеживать, как Скляров будет
выплачивать эти деньги. Первые месяцы на нее поступало не больше ста рублей. Я
поехал разбираться в бухгалтерию колонии-поселения. Мне объяснили, что вычли с
осужденного за форму. Правда, после моего визита ежемесячные перечисления
увеличились — около двух тысяч рублей. В итоге из всей суммы за два года он
выплатил нам всего тридцать тысяч рублей. Последний раз деньги поступали в
ноябре прошлого года. В службе судебных приставов, куда я обратился за
разъяснениями, сказали, что взять с него нечего — он безработный. В компании,
где застрахован его автомобиль, нам тоже выплатили смехотворную сумму — всего 25
тысяч рублей. Я был в шоке, когда сотрудники сказали: «Если бы человек был жив,
мы бы оплачивали ему лечение и реабилитацию, а в вашем случае только компенсацию
на похороны». Это цинизм, если учесть, что за помятое крыло дорогой машины такие
компании выплачивают компенсации в гораздо большем размере».

Эти компенсации, конечно же, не станут утешением для семьи Смолиных. Но здесь
дело принципа. Родные Миши никогда не смогут смириться с тем, что преступник
остался безнаказанным. Они намерены вновь добиться судебного процесса над
Скляровым. Надеются, что на этот раз рассматривать иск будет Европейский суд.

— Насколько мне известно, в день, когда погиб Миша, Скляров был сильно пьян.
Мне потом рассказывали, что он, уехав в места преступления, поставил машину,
выпил еще водки и лег спать. Его лишили водительских прав на три года. Это было
в 2010 году, то есть как раз в этом году он снова может получить права и сесть
за руль. За прошедшее время я многое выяснил об этом человеке. Оказывается,
раньше у него были наезды на пешеходов. Просто люди оставались живы. А вот мой
сын погиб. Страшно представить, что этот убийца снова поедет по дорогам, —
говорит Вячеслав Михайлович.

Деньги на ветер

По мнению председателя Иркутского общественного совета при УМВД России,
правозащитника, постоянного эксперта «Пятницы» Виктора Григорова, основная
проблема заключается в «безобразной работе службы судебных приставов»:

— Есть приговор суда. Есть службы судебных приставов, куда направляются
исполнительные листы, и которые, кстати, существуют за счет наших налоговых
отчислений. Вот только работают эти службы по совершенно непонятному принципу. У
меня в практике были случаи, когда за неустойку по налогам в размере 200 рублей
у человека были арестованы две иномарки стоимостью 800 тысяч рублей, а в другом
случае при долге больше 3 млн рублей никакое имущество не было арестовано. В
итоге люди вынуждены обращаться за взысканием долга в коллекторские фирмы,
которые выполняют работу судебных приставов, только за дополнительную плату. —
Виктор Павлович, из вашей практики какой самый большой срок наказания давали
суды виновнику ДТП, в котором были погибшие? — В Иркутской области — 1,7 года
лишения свободы.

ОЛЬГА МИРОШНИЧЕНКО target=_blank>miol@pressa.irk.ru Фото автора и из архива
«Пятницы»

Метки:
baikalpress_id:  17 723
Загрузка...