Нелюбящий взгляд

«Агрессия и раздражение — это знак душевной боли и зов о помощи», — предупреждает руководитель психологической студии «Пять элементов» психолог Татьяна Луковникова

Закон природы

— Судя по сегодняшней почте, Татьяна Николаевна, современные мужчины как-то
здорово охамели. «Толстая корова» и «тупая курица» — самое невинное, что женщины
слышат от своих мужчин. Какой-то пристальный и нелюбящий взгляд.

— Да, могут возникать мысли типа: «Он такая сволочь, жаль его жену» или:
«Бедняжка связалась с жутким подонком». Но уже давно открыт универсальный закон:
соответствие между партнерами в браке абсолютно полное. Особенно если люди живут
в таких отношениях годами, а не развелись через месяц после свадьбы. Невозможно
любить другого, если человек не любит себя. Такой человек будет видеть все
ошибки и всю свою неидеальность в виде отражения в близком человеке, как в
зеркале. Все, что мы отрицаем в себе, мы видим в другом, и недостатки, и
достоинства. Так что такие мужчины на самом деле очень сильно не любят себя. И
они выбирают женщин, которые точно так же себя не любят. Это закон природы.
Может сложиться впечатление, что все современные мужчины такие. Совсем нет.

Наоборот, такие крайние варианты, скорее, исключение, чем правило. Агрессия,
раздражение таких мужчин — это знак душевной боли и зов о помощи. Раздражение —
это признак того, что человеку некомфортно, тяжело на душе. Он ругается,
упрекает, оказывает давление и т. д. Он делает это не для того, чтобы обидеть, а
чтобы привлечь внимание к своей боли. Провоцируя, он пытается попросить о
помощи. По-другому он просто не умеет. Такой человек не умеет проявлять гибкость
в общении, поэтому сразу начинает хамить и реагировать эмоционально. Он в
отчаянии, у него больше нет других инструментов влияния, он больше никак не
может донести информацию, поэтому впадает в критическое состояние. Нас с детства
учат не любить себя. Но невозможно любить человека больше, чем он сам себя
любит, он нам просто этого не позволит. Да и мы не позволяем другому любить себя
сильнее, чем мы сами любим себя. Если же нам кажется, что все же мы любим его
больше, то, скорее всего, любим не его, а свою иллюзию о нем. Принимая себя, мы
перестаем восхищаться или ненавидеть, мы начинаем просто наслаждаться общением.

Отрезвляет животное

Ксения: «Плохо стало, когда мы сюда переехали, до этого пять лет жили в
Екатеринбурге, ребенок родился, все хорошо было. А потом его родители позвали,
здесь ему работу нашли, мы и переехали. Меня здесь в штыки приняли все, особенно
его сестра и его друзья. А он мне передает все, что слышит от них, что я —
настоящая деревня. Он очень прислушивается к чужому мнению. А у меня здесь
никого нет, и муж — как будто он не родной человек, а чужой и злой. И все только
хуже и хуже день ото дня».

— Я очень редко консультирую семейные пары как психолог. Потому что тогда мне
пришлось бы убеждать мужчину и женщину, что у них есть общие интересы и
эмоциональная близость, в то время как их на самом деле нет. Мне пришлось бы
убеждать их в том, что испытывать негативные эмоции к неприятному незнакомому
человеку, которыми они друг для друга являются, правомерно и закономерно, и
другой жизни в принципе нет и быть не может, как не может быть отсутствия
явления гравитации на Земле. Мне пришлось бы придумывать как можно больше
причин, по которым чужие друг для друга люди должны жить вместе, иметь
совместный быт и мучить себя общением друг с другом. Обида, Ксения, — это ваш
способ оставаться в этих отношениях.

Это способ не развиваться, не развиваться личностно, ради сохранения вот этих
странных созависимых отношений. Пока человек делает выбор — обижаться, у него
есть надежда на то, что ситуация изменится. Причем изменится сама по себе, без
активного участия и ответственности обидевшегося, то есть вас. А сила надежды
порой неисчерпаема. Другой вопрос, что когда человек осознает, почему он
выбирает обиду как способ оставаться в отношениях, у него появляется возможность
сбросить камень с души, приняв, что такие отношения ему все же ценны и нужны. И
он сам выбирает в них оставаться, или они ему действительно не подходят, и все
же придется прожить боль от потери не-сбывшихся надежд и завершить отношения.

 Вы когда-нибудь тонули в трясине, Ксения? Я — тоже нет, но, говорят, в
этом ощущении нет ничего не-приятного. Опытный пастух знает единственный способ
спасти оленя, глубоко по шею увязшего в трясине — это начать его душить. Это
отрезвляет животное, и оно наконец видит, что оказалось в ловушке. Люди в этом
отношении очень похожи на оленей, стремятся застрять в привычном, но, к счастью,
реальность периодически «придушивает» нас и тем самым дает возможность вырваться
из болота и почувствовать себя по-настоящему живыми.

Кризисы подталкивают

Олеся: «Я, конечно, далеко не модель, только где они, модели? А муж запилил —
толстая, толстая. Одни недостатки выискивает, и то, что я старше его на четыре
года — еще и старая. Мне тридцать семь, он у меня второй муж, первый был, когда
мне было восемнадцать, прожили тогда год и разошлись. А этого мужчину я
встретила, когда мне тридцать лет исполнилось, я такая счастливая была, особенно
когда дочка родилась. А сейчас все изменилось в его отношении ко мне. Я теперь
постоянно почти плачу, а он еще больше заводится и оскорбляет, смеется надо
мной. А я от этого еще больше хочу есть. Ни на какой диете удержаться не могу,
потому что от мужа только слышу постоянные оскорбления, и он постоянно меня
сравнивает с другими женщинами».

— Когда двое эмоционально зависимых людей вступают в отношения, в любые —
дружеские, любовные, они обычно находятся на близких уровнях зависимости или
страха одиночества. По оценкам специалистов, в такой созависимости находится 98%
взрослого населения, и только 1% из них делает попытки выйти из зависимости.
Остальные не замечают свое поведение и более того, что самое печальное, считают
его нормой. Зависимые отношения зависимы от чего? Сразу же возникает ассоциация
— алкоголь, наркотики. Да, это очень тяжелые разрушающие зависимости. Если
вернуться к, казалось бы, здоровым людям, которые не нуждаются в медицинской
помощи, созависимость предполагает наличие пары. Приведу только несколько
примеров: созависимость от отношения партнера, от его эмоционального состояния,
от его состояния трезвости, от ревности, от вины, от страхов, от родителей, от
детей.

Независимого человека зависимость партнера тяготит, и такие отношения
существуют недолго. В созависимой паре каждый из партнеров не может действовать
независимо, и это способствует тому, что они держатся друг за друга. Со стороны
может казаться: ну зачем они так мучают друг друга этими отношениями? Но не все
так просто. Внимание каждого сосредоточено на другом. И каждый хочет этого
другого изменить. Поскольку, если я не могу что-то, то ожидаю этого от партнера
и предполагаю, что партнер будет вести себя так, как хочется мне. Каждый ищет в
другом то, чего ему не хватает для устойчивости. Люди заведомо предполагают
причину своих трудностей вовне, а не внутри себя. Самая главная потеря для
созависимых — это невозможность устанавливать отношения истинной эмоциональной
близости и любви. Поскольку созависимые очень нуждаются в одобрении и поддержке
со стороны других людей, их низкая самооценка приводит часто к ощущению себя в
роли мученика. Для отвлечения от своих переживаний у созависимых существует
повышенная потребность в алкоголе, пище, работе, сексе или в каких-либо других
внешних стимуляторах. Но в каждом из нас заложен природный стимул к
самостоятельности и завершению. И кризисы, Олеся, в отношениях как раз и
подталкивают нас к этому.

Шаг в неизвестность

Марина: «И у него, и у меня были семьи, и он, и я разошлись уже к тому
времени, когда мы встретились. Многое пришлось пережить, а сейчас, когда все
позади — казалось, живи и радуйся, муж мой ко мне переменился. Конечно, сорок
пять — не те силы, но так тоже нельзя себя вести — он вообще не берет в расчет,
что у нас семья. Это касается даже того, как он тратит деньги — живем на мои, а
он свои деньги тратит исключительно на себя. А попросишь о чем-то — сразу в
штыки. Он стал такой грубый, несдержанный. До драк дело не доходит, но,
по-моему, все к тому идет. Потому что так, как он себя ведет со мной, особенно
при посторонних — это ни в какие ворота. Живем десять лет».

— Если вы, Марина, не знаете, каким должен быть ваш следующий шаг, сделайте
шаг в неизвестность. В известном, в том, как вы живете сейчас, больше нет
развития. Просто начните делать то, чего никогда не делали. Например, начните
по-другому просыпаться, сходите туда, где никогда не были, познакомьтесь с
кем-нибудь без всякой причины, просто так. Идея этих действий в том, что если
начать делать то, что раньше было неизвестным, не было подобного опыта, организм
входит в стресс, и за счет усиления своей работы появляется свободная энергия,
вытаскивающая наше внимание из повседневной рутинной жизни. Это как чтение
справа налево, как ходьба вперед спиной. Действуя непривычным для себя способом,
внимание будет не способно удерживаться на привычной картине мира, и как
следствие, высвободится для того, чтобы увидеть новый, неизвестный мир. Так
прекращается день сурка. Вы можете спросить: «И что, это изменит поведение
мужа?» И я отвечу: «Неизвестно, изменит ли его. Но совершенно точно изменит
вас».

Удары исподтишка

— А мне кажется, Татьяна Николаевна, что женщины в этом смысле как-то более
деликатны, что ли. Редко какая позволит себе глумиться над физическими или
умственными особенностями своего мужчины.

— Может быть, женщины и более деликатны, но я предполагаю, что уровень
агрессии с обеих сторон одинаков. В выборе партнера учитывается, насколько
партнер подходит к моей неуравновешенности, моему хамству или моему садизму, и
это необходимо для раскачивания качелей брака. Компьютер в нашей голове с
биллионами клеток выбирает абсолютно соответствующий себе другой компьютер, к
которому можно подключиться. Если муж все время скандалит, жена вроде как
завоевывает нашу симпатию. Но если понаблюдать внимательнее, можно заметить,
например, как жена постоянно старается вызвать чувство вины.

Психологический анализ повторяющихся саморазрушительных моделей поведения
таких женщин выявляет их мазохистскую структуру характера через такие
бессознательные убеждения, как: «Лучший способ борьбы с моим врагом — это
показывать, как он жесток по отношению ко мне», «Единственная причина, по
которой со мной случалось что-то хорошее — это то, что я достаточно себя
наказывала», «Если я достаточно пострадаю, я получу любовь». Эти патологичные,
содержащиеся в глубинах психики бессознательные убеждения организуют порочный
круг мазохистского сценария. Сценарий этот связан с предвкушением конечного
триумфа: «Да, я страдаю. Но я сильна в своих страданиях. Я морально выше тебя».
Это тоже агрессия, только более тонкая. Различаются только стили: один явный,
другой тайный. Он хамит ей в открытую, она наносит удары исподтишка, но агрессия
с обеих сторон равна.

Уважаемые читатели «Пятницы»! У вас есть возможность заказывать темы
следующих бесед с психологом Татьяной Луковниковой. Ждем ваших предложений и
вопросов по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Консультации Татьяны Луковниковой по психотерапии избыточного веса. Тел.
75-62-98. Реклама

Метки:
baikalpress_id:  17 669