Еще хуже, чем в тюрьме

Иркутянке пришлось сбежать из дома из-за издевательств родной матери

Чужая жизнь — потемки. Мы не знаем, что происходит в соседних домах и квартирах. В некоторых случаях эти загадки раскрываются страшной правдой. Девятнадцатилетняя иркутянка Юлия (имя девушки изменено по этическим соображениям. — Авт.) в декабре прошлого года была вынуждена тайно сбежать из родного дома. Десять лет она терпела жестокие издевательства от собственной матери — с виду вполне благополучной успешной женщины. В результате Юля осталась инвалидом, у нее нет паспорта, медицинского полиса, она не получила даже школьного образования. Больше всего она переживает за младшего брата — ему сейчас десять лет, и, похоже, его ждет та же участь.

Домашний ад для Юлии начался, когда ей исполнилось девять лет: «Во всем
виноват мамин бизнес. Она начала заниматься продажей пищевых добавок — набрала
кредитов, влезла в долги, а отдавать их было нечем. Всю злость она стала срывать
на мне. Приходила домой раздраженная и, если я к этому времени не успевала,
например, помыть посуду, била тем, что под руку попадет: шнуром от фена,
железной вешалкой для одежды, просто пинала ногами, могла поставить в угол на
всю ночь, а сама ложилась спать. Иногда были моменты просветления — она просила
у меня прощения, говорила, что любит. Но через день-два все повторялось снова.
Когда мне было четырнадцать лет, мать ударила меня по лицу шнуром от фена,
попала в глаз. С тех пор я им не вижу».

По мнению родительницы, образование для дочери не являлось приоритетом — она
то пристраивала Юлю в разные школы, то переводила на домашнее обучение. После
седьмого класса учеба для девочки прекратилась окончательно. Мать решила, что ей
нужна бесплатная помощница в бизнесе, которая будет раздавать рекламные листовки
на улицах и отвечать на звонки клиентов. При этом Юля не имела права общаться с
друзьями. Однажды, заметив, что дочь, которой к тому времени исполнилось
шестнадцать лет, отвечает кому-то на СМС-сообщение, мать обстригла ее наголо.
Два раза девочка пыталась организовать побег, но уйти далеко от дома без денег и
документов ей не удавалось, и она снова оказывалась в той же обстановке насилия.

Два года назад у бизнесвумен появилась новая идея — открыть класс
танцевальной пластики. При этом она решила, что вести в нем занятия, а значит
привлекать клиентов и зарабатывать деньги, будет дочь. Сама женщина находилась
дома, однако бытовые проблемы были тоже возложены на Юлю: «Она говорила, что
думает над новым проектом. Побои не прекращались. Не успела перед работой
навести порядок в доме — она меня бьет, материт. Но несмотря ни на что, требует:
«Ты должна улыбаться людям. Ты должна быть как солнце». Я перематывала синяки и
раны бинтами, надевала закрытый спортивный костюм и шла в танцевальный класс.
Чтобы я не сбежала, она отправляла меня на работу на такси в сопровождении своей
близкой подруги, которая еще и собирала деньги с клиентов».

Очередные жестокие побои закончились трагедией. Юля снова сбежала из дома.
Как говорит она сама — «попала в плохую компанию». Чтобы избежать издевательств
от новых знакомых, спрыгнула с шестого этажа: «Сломала ногу. Делали операцию по
частичной ампутации легкого». Металлический аппарат, который травматологи
используют для сращивания костей, ей было необходимо снять через три месяца.
Однако везти дочь в больницу мать отказалась, мотивируя это тем, что «на такси
дорого». В итоге его убрали только спустя девять месяцев. Для больной дочери
родительница придумала свой метод реабилитации.

— Заставляла тысячу раз встать на колени, а затем подняться на ноги. Я
плакала от боли, а она говорила: «Я же знаю, ты специально выпрыгнула из окна,
чтобы не работать, сидеть на шее у матери», — вспоминает девушка. И вот перед
прошедшими недавно новогодними праздниками в доме разразился очередной скандал.
«Мама пошла в солярий, а мне сказала помыть ее сапоги, чтобы она могла отдать их
в ремонт. Я подготовила две пары, а про третью забыла. За это она снова избила
меня. После этого я ушла из дома окончательно. Больше к ней не вернусь никогда,
хотя сейчас она и пишет мне СМС-сообщения, в которых предлагает помириться. Но я
ей не верю», — сказала Юля.

Она очень боится за младшего брата, который остался один на один с матерью:
«Он не учится в школе, потому что мама считает все иркутские образовательные
учреждения плохими. Я научила его писать, считать и читать. Больше он ничего не
умеет».

Простила все

Когда верстался номер «Пятницы» стало известно, что Юля помирилась со своей
матерью: «Главное, что брат пошел в школу». Однако иркутские психологи, которые
помогали девушке разобраться в ситуации, говорят, что это перемирие, скорее
всего, будет недолгим: «Вероятнее всего, Юле еще потребуется помощь». Судьбу
младшего брата определит суд, который должен принять решение о том, сможет ли он
оставаться с матерью или все-таки его поместят в социальное
учреждение.

Метки:
baikalpress_id:  31 958