Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве.

*Один из самых крупных торговцев японскими автомобилями устроил прямо в своем
сверкающем новехонькими авто салоне... собачье-кошачье мероприятие. С целью
усыновления хвостатых. Цель проста: если известно, что 85% владельцев «японок» —
владельцы домашних животных, то, возможно, автолюбители не будут против
усыновления еще одного-другого питомца. Собака в Штатах — это из того же ряда,
что и дорогая сверкающая машинка в гараже, и зеленая лужайка перед домом, да и
сам дом (и непременно огромный и новый!), и большая дружная семья... Устами
младенца звучит примерно так: «Это моя мама. А это мой папа. Это наша собака по
кличке Сахар. А это наш новый дом. И у нас все хорошо!»

В общем, четвероногие питомцы — часть воплощенной «американской мечты». Сама
собака в Америке (почему-то чаще всего это белого окраса лабрадор, как в фильме
«Марли и я») — часть американской семьи. Некий образчик благополучия. Потому и о
псе, взятом в приюте или на таком вот мероприятии, о котором пишу, здесь говорят
— «усыновленный». Первым почти сразу после открытия своеобразной ярмарки,
которая длилась пять часов, в добрые руки был пристроен добродушный бульдог по
кличке Евнух. (Имя у него, замечу, говорящее: здесь не было ни одного кота или
кошечки, пса или суки, кто был бы способен к воспроизведению потомства. Все до
единого животные также привиты, здоровы и имеют электронные чипы.) Животные
(добрая половина) нашли своих хозяев в первый час ярмарки.

*Время скоротечно. Отпраздновали с мужем пятилетие со дня нашей свадьбы.
Подарок к такому дню мне — дом. Чтобы сдавать в аренду. Оговорюсь сразу —
подарок этот не был для меня сюрпризом: покупку мы с Робертом планировали, но
купить дом добротный, в хорошем районе и удачно (в плане цены) у нас получилось
только с третьего захода! Потому что предыдущие два дома в последний момент
уходили от нас в другие руки. Помните философский момент из фильма «Старый Новый
год»? Приведу диалог из известного советского кинофильма:

— Вот скажите, что человеку надо?..

— А ничего особо не надо, окромя что есть.

— А что у тебя есть?

— У меня-то? У меня все есть.

— Да что — все?!

— А что надо.

— А что надо?

— А что есть.

— Что есть, то и ладно. Да?

— Нет. Что надо, то и есть...

Вот так и я. Все просто: что у меня есть, то мне и надо, а если у меня этого
нет, то, значит, мне это и не надо. Еще по жизни я верю, что то, что мое — оно и
есть самое лучшее, и другого (пусть и более привлекательного, но все же чужого)
мне не надо. В жизни как в поговорке: «В своей печи и дрова ярче горят» или
«Хоть дерево гнило, да благо нам мило». В общем, по поводу уплывших в последний
момент из-под моего носа домов я особо не переживала. Цена только что
приобретенного дома — 89 900 долларов, мы предложили 85 900, и... дом наш.
Особенной радости от приобретения я не испытываю: мы, думаю, скорее всего,
просто сдались, устав выбирать и перебирать. Расположенный в самом центре нашего
города, неновый и небольшой (всего три спальных комнаты), без гаража домик
понравился Роберту тем, что соседский кот был уж очень ласковый, а муж мой котов
любит необъяснимой для меня любовью и гладит их всех подряд, и старается
подкормить всех встречных усатых-полосатых.

Я в приметы верю (народ мой не зря же столетиями их «обкатывал»),
прислушиваюсь я и к знакам. И потому растущее на заднем дворе нового дома
могучее дерево абрикоса восприняла именно как знак. Из осмотренных нами
полусотни домов только у этого дома оказалось целых два плюса: кот и дерево. В
общем, раздумывать долго не пришлось. Дом построен в 1969 году, но только что
полностью обновлен. Надо будет купить в новое жилье микроволновку, холодильник,
стиральную машинку и сушильный аппарат. Телевизор плоский, большой тоже нужен.
Посудомоечная новая машина там уже есть. Планируем заселить народ до наступления
Нового года. А то с 1 января входит в силу обамовский налог на недвижимость, что
непременно скажется на увеличении стоимости жилья.

*Мы в поисках дома не высыпались по-человечески. Колесили по городу, назначая
нашему риелтору встречу за встречей. Муж даже попытал счастья на аукционе
недвижимости, но в последний момент сдулся, испугавшись возможных проблем с
построенным в 1948 году доминой, и дом с аукциона ушел всего за 70 000 долларов.
Дома мелькали как дни. Некоторые дома я запомнила по... запаху, некоторые — по
цвету. И запах, и цвет были невыносимы и русскому человеку, мягко говоря,
непонятны. Иногда мне казалось, что мы обошли все дома в городе, а «наш» все
никак не появлялся. В один дом я даже влюбилась.

С первого взгляда. Но любовь моя оказалась несчастной: в доме с огромным
участком земли, на котором растут столетние раскидистые сосны, оказалось
какое-то странное и старинное, даже по американским меркам, потолочное
отопление. Кто-то явно не дружил с физикой: если все тепло поднимается вверх, то
дом по логике вещей дешевле обогревать откуда-то пониже, нежели с потолка. В
другом доме («фиолетовом», так я его прозвала, потому что выкрашен он снаружи в
голубо-сиреневой гаммы цвета) местный архитектор несколько месяцев назад решил
сделать себе офис. В общем, все в этом «фиолетовом» доме после ремонта стало
таким чистым, новым и ладным. Сделанным на века.

Архитектор все переделал-перестроил, поснимал все двери, превратив некогда
жилой дом в офис с евроремонтом по-американски: на так называемой кухне на полу
теперь настелен веселенький синенький ковролин, а лужайка на заднем дворе дома
теперь намертво заасфальтирована. На одной из самых оживленных бизнес-улиц
расположен этот замечательный, отличный от других дом, да и цена всего 69 900. В
общем, архитектор дом себе под офис-то перестроил, а сам взял да и умер.
Пятьдесят пять лет. Рак прямой кишки. Насколько сильно понравился «фиолетовый»
дом-офис мне, настолько же сильно его невзлюбил мой супруг.

Мы начали поиски заново. Во втором доме, который мы, только посмотрев,
немедленно решили покупать, четыре спальни, полторы ванных комнаты и одна
просторная гостиная. Расположен дом в старой части города и построен аж в 1911
году, но снаружи и изнутри выглядит как конфетка. Есть еще какая-то добавочная
(пятая) просторная комната, но вход туда исключительно с улицы. Стоил дом 90
000. Мы, зная о наличии конкурентов, желающих этот дом купить, не стали сбавлять
цену, но проиграли. Потому что конкуренты наши, как выяснилось позже,
предложили... на пять тысяч долларов больше. Для них типа этот дом много значит
из-за каких-то личных воспоминаний, а за воспоминания они готовы выложить любую
сумму. Бывает, оказывается, и такое.

*Агент наш, поджарый бородатый бегун, всегда облаченный в спортивные
штаны-шаровары и кроссовки, в возрасте мужа или постарше, на мои слова, что «нам
нужен дом относительно новый, чтобы на старости лет не волноваться о протекающей
крыше и прочее», отреагировал бурно. Сказал, что мыслю я верно и что у него
самого... одиннадцать домов, которые он сдает в аренду! И что покупались дома
уже лет двадцать-тридцать назад, и все они себя уже давно окупили, и теперь
денежки от аренды — чистый доход — ежемесячно греют нашему агенту душу. (Еще бы!
Тысяч восемь долларов в месяц как с куста — оч-чень недурственно!) А еще он
сказал, что прошлый год дал Америке 8,7% безработных.

Компании закрываются. Люди (все больше и больше!) остаются без работы. И, как
следствие, без крыши над головой. (Потому что дома приобретаются здесь в кредит.
На тридцать лет. Когда есть работа — все в порядке. А если работы нет? Не можешь
платить? Освобождай место!) Так вот, наряду с миллионами безработных в США
теперь 312 миллионов тех, у кого нет собственного жилья. Людям натурально негде
жить. А это значит, что всегда найдется тот, кто будет вынужден снимать и
платить за съемное жилье любые деньги. А цены на арендуемое жилье — они ведь как
налоги: никогда не снижаются, а скачут только вверх. Даже в
Америке.

Загрузка...