Карта древних подземелий

Иркутский исследователь Александр Осинцев вернулся из пещер Тибета

Белые пятна на карте Земли давно уже исчезли благодаря настойчивости многочисленных путешественников. Постепенно исчезают и черные: научная экспедиция международной группы исследователей в конце прошлого года составила первую в мире карту пещер Тибетского нагорья. В экспедиции принял участие иркутский ученый Александр Осинцев. О проделанной работе и неожиданных находках он рассказал читателям «Пятницы».

— Экспедиция была организована Институтом исследования земли Академии наук
Китая, в основном в ней участвовали геологи из Китая и Швейцарии. Они занимались
сбором всевозможных проб, проводили минералогические наблюдения. Моя же задача,
как спелеолога, была составить карту пещер Тибета, — говорит председатель секции
спелеологии Восточно-Сибирского отделения Российского географического общества
Александр Осинцев. — За 3 недели исследовательской работы мы осмотрели несколько
районов с мезозойскими известняками, пещеры там наблюдаются повсеместно на
высотах от 3900 до 5500 метров. Плотно мы поработали в двух пещерах: одну, с
подземной рекой, прошли почти на километр, но не достигли ее конца, вторую —
объемный трехмерный лабиринт с обширными ходами — тоже исследовали частично. Нам
помешали тибетцы.

Местные жители к научным экспедициям по пещерам относятся недоброжелательно,
и хотя сами часто посещают подземелья, чтобы помолиться, не любят, когда в них
заходят чужие. Такое поведение только подогревает интерес любителей историй о
затерянных мирах, но настоящие ученые собирают более весомые данные, чем
эфемерные мифы о Шамбале. Впрочем, и с ними случаются непредвиденные ситуации. В
одной из тибетских пещер иркутский спелеолог обнаружил артефакт — сталагмит,
испещренный древними письменами.

— Большой сталагмит находился в недоступном месте, пришлось лезть на стену
вертикально. По периметру на нем были высечены буддистские мантры. Сколько лет
этим письменам, не берусь сказать, сам сталагмит достаточно старый, его возраст
можно определить по нарощенным слоям, почти как у дерева. Из тех, что
анализировались нашей группой в Тибете, самым древним — 500—600 тысяч лет. Но
это, конечно, не значит, что и надписи столько же, — рассказывает Александр
Осинцев.

По словам Александра, тибетцы относятся к пещерам по-особенному, как и все
жители Азии: «В Монголии, например, прямо в пещерах устроены алтари, а в Индии
сталагмиты интерпретируются как фаллические символы, на них повязывают ленточки.
Пещеры прочно встроены в религиозное мировоззрение тибетцев, там практически на
каждом шагу священные места, поэтому встретить какой-то артефакт, относящийся к
религиозному культу, это не есть великое открытие. Другой вопрос: как в такое
место можно было забраться. Непонятно, каким образом письмена оказались там,
куда без альпинистского снаряжения просто невозможно попасть».

Ученый сожалеет, что не смог сфотографировать артефакт — не было с собой
фотоаппарата. Зато теперь есть карта, по которой можно найти его и другие
впечатляющие места тибетских подземелий.

Первая экспедиция

В 1870—1920-е годы Центральная Азия являлась объектом интенсивных
исследований более 20 русских экспедиций, снаряженных Императорским русским
географическим обществом. В первой тибетской экспедиции принимал участие
известный путешественник Николай Пржевальский, которому принадлежат открытия
неизвестных ранее горных хребтов и озер, дикого верблюда, тибетского медведя,
дикой лошади, названной его именем. Исследуя Тибет, он намеревался достичь
столицы Лхасы, но и в те времена местные жители не любили любопытных
чужестранцев, и власти Тибета путешественника остановили.

ЕЛИЗАВЕТА КЛИНОВА target=_blank>lizak@pressa.irk.ru Фото из архива Александра
Осинцева

Метки:
Загрузка...