Стрелять или нет?

Всю минувшую неделю иркутская общественность горячо обсуждает случай в Университетском. Утром 8 декабря владелец «Тойоты-Калдины» выглянул в окно и увидел группу парней у своей машины. По его словам, они снимали колеса, поэтому он применил зарегистрированный карабин «Сайга». Двое парней (они категорически отрицают свою причастность к краже колес) доставлены в больницу с огнестрельными ранами. Детали происшествия до конца неясны, но общество уже целиком и полностью на стороне стрелявшего.

Авторитет

Держи голову в холоде

В каких случаях можно применять зарегистрированное оружие? Где граница между
самообороной и нападением? За разъяснением ситуации мы обратились к заместителю
начальника Центра лицензионно-разрешительной работы УМВД России по Иркутской
области Сергею Зайцеву.

— Сергей Викторович, у вас есть оружие?

— Есть, табельное, травматика и охотничье ружье. Служебное хранится на
работе, личное — дома. Я охотник, даже учился по этой специальности. У каждого
свои игрушки, у кого-то машины, у меня оружие. Но применять его, ходить с ним,
носить на работу или возить в машине я не стану. Оно находится дома и
предназначено на случай защиты семьи. Но и тут речь не идет об огне на поражение
или стрельбе в спину.

— В каких случаях можно использовать оружие?

— Когда есть реальная угроза жизни и здоровью вас или ваших близких людей
либо когда на территорию жилища совершено проникновение. Нужно трезво оценивать,
где действительно есть угроза, а где ее нет. Некоторые ведь и визит почтальона
тоже могут счесть проникновением на собственную территорию. Грань между
самообороной и нападением очень тонкая, пределы понятий устанавливаются законом.

— При выдаче разрешения на ношение и хранение оружия человек должен
представить справку о своем психическом здоровье. Почему же тогда владельцы
пистолетов срываются на своих оппонентах и открывают огонь там, где наверняка
можно решить проблему другим способом?

— Естественно, все граждане, которые претендуют на получение оружия, проходят
медицинскую комиссию в Иркутском психоневрологическом диспансере — посещают
психиатра и нарколога. Если у сотрудников Центра лицензионно-разрешительной
работы возникают сомнения насчет подлинности документа, мы перепроверяем
информацию. Но нужно учитывать, что из 110 случаев применения оружия с начала
года (что на 10 случаев меньше, чем в прошлом году) участники всего пяти имели
разрешение на ношение оружия. Остальные случаи — это преступления с применением
оружия, которое не состоит на учете органов внутренних дел.

— В последнее время в Иркутске и области участились случаи использования
оружия, когда незначительное ДТП перерастает в конфликт и скандал...

— Эмоции. Люди не могут совладать с ними и хватаются за «аргумент». Не носите
оружие с собой — и у вас не будет проблем. Считаю в корне неправильным в порыве
эмоций хвататься за пистолет, производить впечатление, утверждаться. Часто это
подогревается алкоголем. Вообще же громкие правонарушения происходят довольно
редко, и все общество сразу делится на два лагеря. С одной стороны, человек
защищал свою жизнь, с другой — непонятны вопросы правомерности использования
оружия.

— Впереди Новый год, праздник, который традиционно у многих русских
сопровождается продолжительными возлияниями. Как вы уже сказали, состояние
опьянения зачастую провоцирует агрессию. Проводится ли вами в этом смысле
профилактическая работа?

— Наша работа проводится регулярно — каждый владелец оружия в течение года
должен быть проверен участковым уполномоченным либо разрешителем на предмет
соблюдения условий хранения оружия. Также регулярно нами проводятся акции по
изъятию из оборота незаконного оружия. Те же, кто получает оружие, проходят
обязательное обучение, их знакомят с порядком, условиями хранения и
использования оружия, проводят стрельбы. В завершение они получают
соответствующий сертификат. Поэтому человек, который имеет зарегистрированное
оружие, знает все основы его приобретения, хранения и применения, а значит,
несет за это полную ответственность.

А что думает народ?

Нет оружия — нет проблем

Сегодня мы спросили у иркутян: «А вы бы стали стрелять в вора?»

Людмила Павловна: — Стала бы я защищать себя? Да. Я когда в Киренске жила,
там было много выходцев с Кавказа. Они вели себя, как хозяева...

(Отказался представиться.) — Сам не стал бы стрелять, но считаю, что тот
мужчина, который стрелял по ворам, которые снимали его колеса, поступил
правильно.

Дима: — Я не думаю, что это равноценно — цена имущества и цена человеческой
жизни. Сам я стрелять не стал бы, разве что предупредительный выстрел сделал бы.
А вообще, я уже задумывался об оружии, но решил, что если купишь его — проблемы
появятся.

Аня: — Я не рассматриваю варианты применения оружия вообще. И не допускаю
случаев его применения. У самой даже баллончика газового никогда не было.

Александр: — У меня есть оружие. Когда нужно было защитить семью от бойцовой
собаки, я применил оружие против нее и ее хозяев. И меня
оправдали.

Метки:
baikalpress_id:  31 910