Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве.

*В наших краях то тут, то там как грибы после дождя открываются магазины под
названиями типа «Вчерашний хлеб и не только». Что продается в магазинчиках?
Свежие яйца, закупленные у фермеров. Конфеты. Прохладительные напитки.
Нормальные на вид изнутри такие вот сельпо. С характерным для деревенского
магазинчика запахом. Семейная пара, только что открывшая одну из таких торговых
точек, грызла гранит науки по «бизнесу» (маркетингу, в частности) и только
недавно выпустилась из университета. Молодые решили преуспеть на волне
экономического кризиса.

В только что открывшемся магазине идет бойкая торговля старым (просроченным)
хлебом, такой же выпечкой и всем тем, что удается молодым начинающим бизнесменам
скупить в местных крупных магазинах по сходной цене. Чтобы потом перепродать
буханку вчерашнего хлеба по цене от 69 центов (21 российский рубль) и до $1,99
(около 60 рублей). Да, все сегодня ведут счет каждой копейке, и нет в этом
ничего постыдного. И все (покупатели в таких вот магазинчиках товаров с
просроченным сроком хранения) знают, что если срок годности того же шоколада
истекает сегодня, то это чистая формальность. Шоколад следующие 5—10 лет, быть
может, будет оставаться все таким же питательным и сладким. Так почему бы не
пристраивать его (как и макароны, консервы) кому-то по сходной цене, вместо того
чтобы выбрасывать?

*В прошлом номере «Пятницы» я рассказывала вам про американских приживалов.
Еще одна история. Дама, немало хлебнувшая в России, правдами и неправдами решила
выйти замуж «по Интернету». Приехала сюда, захватив младшую из трех дочерей, —
шестилетнюю забитую девочку. Мужик американский поселил ее с девчонкой на
какой-то ферме, вдали от людей. Что он вытворял с ними целых три месяца, история
умалчивает. Но только Жанна (назовем эту костлявую и не по возрасту старую,
изношенную женщину так) от жениха своего сбежала. Но вместо того чтобы идти в
официальные органы (а то и в суд подавать), оказалась «женой» в доме другого,
такого же неуспешного американца.

Женщина из сексуальной рабыни превратилась просто в рабыню: ежедневно она
ходила по домам и предлагала себя в помощницы. Как это выходило у нее без знания
языка, я не представляю, но свои 40 долларов в день она новому «мужу»
притаскивала почти всегда. Девочка Жанны пошла в школу, и времени на заработки у
мамаши стало больше. Жанна научилась водить ей же купленный за 500 долларов
старенький автомобильчик, и география ее клиентуры значительно расширилась. Она
стала выезжать к заказчикам уже даже в близлежащие города, чтобы раз-два в
неделю от души отдраить домины американских богатеев «от и до».

 Местный народ, видя, как худо одета эта русская и в каких жутких
обносках ходит ее милая, уже вообще переставшая понимать и говорить по-русски
дочка, жалостливо предлагали кто что может. Жанне охотно отдавали ставшие
ненужными в хозяйстве одежду и обувь, старую бытовую технику (холодильники,
стиральные машинки, пылесосы), просроченные консервы... Жанна все бойчее стала
изъясняться на английском, и уже, потупив глаза, рассказывала всем, что им
«совсем нечего есть» и «вместо пола у них в жилье земля». Кто-то из ее клиентов,
расплачиваясь только наличными, всегда накидывал ей 5—10 долларов сверху. «На
бедность».

Кто-то из знакомых Жанниных клиентов, стеля в доме ламинат, отдал ей только
что отодранное старое ковровое покрытие. Жанна всегда всему была рада. Она
просекла: американцы в ней нуждаются. Она — приживалка по сути — нужна им как
воздух. Она, «нищенка» из Благовещенска, — индикатор их собственного
благополучия. Именно она, Жанна, помогает им чувствовать себя успешными и
богатыми. Обеспеченными. Добренькими. Такими, кто может помочь нелегалке
«держаться на плаву»

. ...По статистике, за Обаму проголосовало 75% таких вот приживал. Тех, кто
живет в подвальчиках, носит одежду с чужого плеча и питается за счет всех
остальных. За счет тех, кто работает. А американские халявщики-приживалы
припеваючи продолжают жить на пособие и делают все, чтобы жить еще лучше, ничего
при этом не делая.

*Я всегда была человеком счастливым и легко идущим по жизни. Была и есть. И
всегда, чуть ли не со школьной скамьи, была убеждена в том, что интересоваться
политикой, живя от ТВ-дебатов до новостей (или наоборот), — удел несчастных
неудачников. Старых неудачников. Но вот я гражданка Америки. И я ходила на свои
первые в жизни выборы. Причем голосовала досрочно! «До выборов же еще месяц с
хвостиком!» — удивилась дочь, когда я рассказала ей о своем гражданском
поступке. «А чего тянуть-то!? Почему бы не продемонстрировать гражданскую
позицию?»

За 30 с лишним метров от двери, из которой я только что вышла, проголосовав,
обнаружила вот такую картину: гражданка с усами, щедро торчащими над верхней
губой и из ноздрей, горячо доказывала что-то своей более молодой и более
интеллигентного вида оппонентке. Подойдя ближе, делаю вид, что что-то усиленно
пишу на телефоне. До моих ушей доносится: «...конечно, за Обаму! Он людям
помогает! Он не такой, как этот Ромни, у которого жена ни дня в жизни не
работала. У него и компания вне Штатов! А еще он тем, кто богатые, налог должен
увеличить так, что им жизнь размером с овчинку покажется. Митт Ромни не знает,
как мы, народ простой, живем. Он страшно богат. А Обама сам себе дорогу
пробивал, и он знает, что такое — занимать деньги на жизнь и на учебу! Он сам
юрист, и жена его, Мишель, — тоже юрист...» — «А вы знаете, что Обама —
мусульманин?» — кажется, оппонентка откровенно раззадоривала свою громогласную
товарку. «Ну и что, что мусульманин? Мы все под Богом ходим. Мы все Боговы
дети», — не моргнув глазом, отбила подачу тетка. «А как вам, женщине, я вижу,
верующей (из-под футболки и мятых грязных шорт (я тоже вижу это, с моей-то
дальнозоркостью!) торчит грязно-серое, синтетическое на вид исподнее, которое
носят здесь как защиту «от всего-всего» исключительно мормоны), тот факт, что
Обама узаконил браки геев?» — добивает на моих глазах обамафилку обамофобка.
«Все равно надо дать ему второй шанс. Он еще, быть может, и не успел ничего в
стране поправить...»

 По радио в моем авто, по пути на службу, услышала такие вот слова
ведущего какой-то религиозной передачи: «...Никого, думаю, не обижу, если скажу,
что Бога в этих выборах нет. То есть Бог есть. Но ничего общего с этими выборами
он не имеет. Как и с выборами предыдущими. Да, Бог был в тех выборах, когда мы
избрали Линкольна. И Рузвельта. Не говоря уже о самом первом нашем
президенте...»

Метки:
baikalpress_id:  47 759