Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве.

*Я никогда, живя в России, не сталкивалась с таким явление, как
приживальничество. Знала, что есть такие люди, которых мой папа называет
паразитами. Видела по жизни, что бывают так называемые, мягко говоря, лизоблюды.
Как и халявщики. И иждивенцы. И дармоеды. И хотя «приживальщик» и
вышеперечисленные слова являются синонимами, настоящих приживал и приживалок я
встречаю теперь, только живя тут, в Соединенных Штатах Америки. И видно по
всему: явление это здесь распространенное. Вроде житейской нормы. Содержанка и
приживалка — это, видимо, состояние души, от географии не зависящее.

Далеко за примерами ходить не надо. Университетский приятель моего мужа
удивил меня год назад, как-то незвано-негаданно нагрянув к нам в гости. Заявился
из другого города, без предупредительного звонка (!), и с порога начал
рассказывать, что, «вот, мол, 20 лет не виделись, и вот соскучился». Поднимает
он, на заре своего 65-летия, так сказать, прежние связи. В куцем пиджачке, весь
какой-то неуклюжий и нескладный, рассказал он, что ни разу за все эти годы не
был женат. (Детьми, само собой, тоже не обзавелся.) Это только в России на
вопрос «женат-замужем» даже при отрицательном ответе можно задавать вполне
логичный вопрос про наличие детей.

В Америке с этим все строго: раз женат-замужем человек не был, то и дети-то
откуда возьмутся? И вот помыкался он так, помыкался по съемным квартирам и по
непонятным работам, да и прибился к старику 90-летнему. В приживалы. Не за
«спасибо» его старик к себе жить пустил. Работу какую-никакую просил выполнять.
Когда просил ему стакан воды подать, когда помочь продукты закупить. По зиме
снег у дома расчистить. По осени — листву пожухлую с лужайки собрать да в
мусорный контейнер загрузить... Муж мой слушает рассказ бывшего однокашника
вполуха, а я на слове «приживальщик» вся в слух превратилась.

«Ну, как же так можно?! Жить интересами чужого старикана? Разве можно со
своей жизнью творить такое?» — спрашиваю. «Ну, отчего же нельзя? — отвечает с
улыбкой мужнин знакомец. — Крышу мне мой старик обеспечивает задаром. Еду тоже.
А что еще от жизни надо?» И продолжает: «Только вот смотрю я на вас, ребята, и
мне теперь тоже жениться хочется. На русской...»

Сказал он так, отужинал, нахваливая мой борщ, да и уехал. А через полгода
получаем мы письмо. Пишет тот неказистый худющий человек, что сразу, как от нас
вышел, решил немедленно заняться поиском подходящей жены. «Начал, — пишет, — с
международных сайтов знакомств». Но быстро понял, что мало кто из
немногочисленных русских женщин, живущих здесь, в Штатах, на него, приживальщика
по жизни, клюнет. Те же, кто все еще в России, вряд ли сумеют до него,
американца, когда-нибудь добраться. Денег на дорогу будущей жене из России
выслать он не в состоянии. А еще всякие визы и прочая бумажная работа... Да и
жилья своего у него нет. Куда жену вести? Дошло-таки до мужичка, что привезти
жену из России — процесс долгий и муторный. А главное — денег надо на русскую
жену столько, что ему и не снилось. И решил он пытать счастья на брачных сайтах
Америки.

В надежде, что найдется женщина хорошая, в меру обеспеченная и со своим
углом. И уже буквально через неделю он нашел себе женщину. Наличие девяти детей
у молодой не остудило пыл 60-летнего жениха. Не знаю, на какие уж деньги (об
этом он в письме не упоминает), но съездили молодожены на свой медовый месяц,
длившийся ровно пять дней, на Гавайи. Вернулись в квартирку жены и были какое-то
время счастливы. А потом начались будни. С ежедневной ненавистью и ревностью
сразу девятерых детей к чужому дядьке-приживалу. Молодая хозяйка начала
попрекать муженька лишним куском хлеба. А он, несмотря на это, уперто не желал
выходить из дома и делать что-либо на благо только что испеченной семьи. «Теперь
я снова вернулся к своему старику. Он меня принял. И я не знаю, как мне жить
дальше. Все, что у меня было накоплено, я потерял...» — читала я написанное
жуткими мизерными каракульками письмо и хохотала до слез.

*Одна Линина знакомая (не подруга, но знакомая) девочка попросила разрешения
у нас пожить. Под словом «пожить» я понимаю «переночевать». Так что вопрос «А на
как долго?» я из вежливости задавать не стала. И напрасно. «Переночевать»
растянулось на три месяца и два дня. Папа девочки, которая старше Лины на два с
лишним года, уже который год в тюрьме.

Мама вторично замужем, трое детей от второго брака, съемная малюсенькая
квартирка, хроническая нищета и бесконечные скандалы со старшей дочерью. К моему
изумлению, мама на пороге нашего (а теперь и ее дочери) дома так ни разу и не
появилась. Никому не нужную девочку сначала было жалко. Потом я стала замечать,
что в школу красавица не спешит. Днями валяется в постели. Наберет из
холодильника еды (в основном это было почему-то мороженое) и — юрк в постель. К
телевизору. На целый день. До возвращения Лины. А Лина домой приходит поздно:
после школы — занятия по теннису, после тенниса танцы и еще студия по
производству фильмов, а Лине еще и «петь охота», так что сразу после ужина Лина
спешит на работу. Усталая, еле добредает до постели.

И тут девочка-приживалочка, выспавшись за день, изматывает дочь ночными
бдениями... Мой муж, если никого, кроме него и девочки, не было дома, сам себя
замыкал в нашей спальне на верхнем этаже и не выходил оттуда, пока я или Лина не
вернемся домой. («Береженого Бог бережет», — думала я про себя, но не считала
его действия правильными. Замыкаться в собственном доме!? Хотя... я много раз
слышала здесь истории про то, что нынешняя молодежь с бантиками может
чего-нибудь взять да ляпнуть, а мужику потом жизнь не отмыться.)

...Я беспокоилась, что тунеядка стянет дочь в собственное болото. Лина, живя
бок о бок с паразитирующей приятельницей, к моему удивлению, очень быстро
потеряла к ней интерес. В лицо подругу не критиковала, но давала ей понять, что
пора и честь знать. Приживалка очень быстро нашла себе другой дом. А ее место
немедленно заняла другая Линина подружка. Мать — самоубийца. Отчим — с
малолетками на руках. И опять никому не нужное хрупкое 16-летнее создание, почти
с самой первой ночи в нашем доме начавшее пропадать где-то чуть ли не сутками.
Оказалось, что девочка пользуется успехом у сверстников. Муж встал на дыбы: «А
ты понимаешь, Марина, что если что случится с ней в ее 16, то вся
ответственность ляжет на наши плечи? Или она живет здесь и ночует дома, или...»
Примерно через месяц честных попыток «ночевать дома» девочка выбрала «или». Где
она живет теперь и с кем, я не знаю. Вряд ли знает это и Лина. После пребывания
маленьких приживалок в нашем доме девичья дружба сама собой сходила на нет.

*Теперь к нам в жилицы напрашивается уже одна моя знакомая. Сорок с лишним.
Красивая, здоровая, кровь с молоком баба, каких поискать. Трудолюбивая и
неглупая. Мормонка. Замужем. Четверо взрослых детей и лапочка-внучка. Да, про
замужество... Замужем — это не совсем так. Моя знакомая все еще замужем, но уже
молит мужа о разводе. Три с лишним года назад, поссорившись с ним, она, вместо
того чтобы немедленно вернуться после ссоры домой, попросилась переночевать к
тогдашней приятельнице. Ночевка растянулась на годы. Менялись дома. Менялись
приятельницы. Поневоле ставшая приживалкой в чужих семьях (при живом-то муже!) и
при наличии собственного дома (!) женщина не раз просила мужа о примирении и о
возможности вернуться. Он наотрез отказывал, мотивирую тем, что «подруги тебе
дороже мужа». Обеденные перерывы она коротает в собственном авто: денег на обеды
у нее нет, а столоваться лишний раз в чужом (даже самом гостеприимном доме)
годами... совесть уже не позволяет.

Живет и столуется она вроде как не за «спасибо»: платит 350 долларов за
комнатку в подвале дома, собак хозяйских выгуливает ежедневно, за кошками,
которых терпеть не может, дерьмо подбирает. Помогает с обедами-ужинами-уборками
по хозяйству и стала чуть ли не тенью своей более обеспеченной
хозяйки-ровесницы. Да, она пробовала искать себе съемное жилье, но пришла к
выводу, что ежемесячно способна платить за кров копейки. За копейки тут даже
самого никудышнего жилья не снять. А еще ведь и питаться чем-то надо. Одна
сердобольная старушка во время нашего объезда по сдаваемым в аренду подвалам
(это все, что может себе позволить моя знакомая с ее зарплатой) согласилась
сдать ей комнатку всего за 300 долларов.

Предложение, каких мало: и Интернет бесплатный, и за газ-воду-отопление
платить отдельно не надо. Типа «все включено». Но все эти блага при единственном
условии: арендаторша должна будет по первому зову помогать старенькой хозяйке с
уборкой снега с тротуаров да листьев с лужаек, а когда надо — помочь с уборкой в
доме (хозяйка занимает весь верхний этаж). Приятельница, понимая, что лучшего
предложения ей не найти, подумав недолго, отказалась. Она выбрала привычную
жизнь в подвале дома, где ее кормят, но уже откровенно терпят. Я так не хочу. И
потому никогда не соглашусь на ее просьбы пустить «переночевать».

*...Параллельно с набивающейся в наш дом жиличкой я наблюдаю развитие
отношений в другой семье, где сердобольные американские старики взяли к себе на
постой другую «бедняжку». Бедняжка, молодая и красивая, ушла два с лишним года
назад без копейки в кармане после двух лет брака от старикана мужа — воняющего
козлами фермера. Решила жить в городе и учиться на маникюршу. А учеба в Америке
(даже на маникюршу!) стоит не одну тысячу долларов и длится не один месяц. Так
что особо, даже работая, не разбежишься: весь заработок уходит на оплату
обучения. Об оплате жилья можно даже не заикаться.

 Не знаю, как уж девчонка оказалась в семье этих американских стариков,
но слезы старушки видела собственными глазами. Она, уткнувшись в ворот моей
шубы, рыдала: «Пустили ее в дом. А что теперь делать? Живет уже второй год. Не
работает. И кто, интересно, за ее обучение заплатил? А у нее еще, знаешь, тренер
личный по фитнесу есть. А тренер знаешь сколько стоит в месяц? И кто за него
платит?! Мне плохо. Ох, как мне плохо!!! Боюсь, что муж к ней совсем
переметнется...»

Метки:
baikalpress_id:  47 755