Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве.

*На службе — благие вести. Сплошняком! Например, мне уже второй год каждые
три месяца выдают премии в размере пятисот с лишним долларов. За хорошую работу.
А еще дали понять, что раз я «хороший работник», то могу «работать столько,
сколько сочту нужным». А это называется «овертайм», и платят за это больше, чем
обычно. То есть вместо положенных, согласно моему расписанию, сорока часов в
неделю я теперь могу отрабатывать, скажем, восемьдесят. И если за каждый час
работы (из сорока по расписанию) я получаю, как обычно, одиннадцать долларов в
час, то за каждый час переработки зарплата будет начисляться согласно
коэффициенту 1,5. А еще к этому прибавим подаренные мне компанией «за работу в
праздничные дни» восемь часов в виде денежного эквивалента (то есть эти восемь
часов я на работе не появлялась, но зарплату за них получу).

Да еще премия в виде доллара в час за работу в субботу-воскресенье (впрочем,
так было всегда). Да еще на руках у меня новехонькая пластиковая карта, при
пользовании которой я получу скидку в размере 20 (!) процентов на все (!) товары
в местном супермаркете. Включая продукты питания и даже большущие плоские
телевизоры! В общем — на все! (Раньше, до этого месяца, скидка для сотрудников
была всего 10%.) Да, забыла упомянуть такую мелочь, как бесплатные обеды для
всех сотрудников, состоящие из индейки, ветчины, соуса из клюквы, картофельного
пюре с подливом, мороженого и прочих сладостей...

*В пору университетского студенчества в летние-зимние (и прочие) каникулы я
постоянно, из года в год, приторговывала на барахолке. Дождь? Жара? Мороз? Я
всегда была там. По мне часы можно было сверять. Торговала я тем, что поставлял
мне и моей русской подружке ее лаотянский муж. Именно там, пожалуй, во мне и
раскрылись задатки рекламиста: иные постоянные мои покупатели, смеясь (и покупая
именно у меня, а не рядом — там, где было гораздо дешевле!), утверждали, что
«ты, Марина, играючи перчатки продашь Венере Милосской» или «снег — пингвинам».
Про перчатки и снег не знаю, но уяснила одно: деньги греют. Неважно, зашкаливает
мороз за сорок или выше: если люди продолжают покупать, то за отмороженные в
крещенские морозы нос или кончики пальцев можно не волноваться. Так и тут, в
Америке: одно осознание того, что за твой труд компания рада-радешенька платить
в полтора раза больше... прибавляет скорости ногам, плавности движениям, и
улыбка счастья непроизвольно растягивает губы даже при виде самого затрапезного
клиента.

*Группка активистов предложила работникам всех четырех тысяч магазинов по
всей Америке прийти на работу в «черную пятницу», чтобы затем... дружно покинуть
рабочие места. Закрываю глаза, чтобы представить себе огромные, битком набитые
китайским ширпотребом магазины по всей стране. Я отчетливо вижу километровые
очереди из тысяч американских шопоголиков, жаждущих расстаться со своими
деньгами («черная пятница» — самый прибыльный день года для магазинов по всем
Соединенным Штатам). А вот магазины, лишенные продавцов, представить не могу. Но
во многих городах Калифорнии, в Сиэтле и Далласе, в штатах Оклахома, Миссисипи,
Луизиана, Миннесота и других уже, слышала, будет именно так: магазины останутся
без работников и будут закрыты на эту одну-единственную ночь с четверга (День
благодарения) на «черную пятницу», когда «день год кормит». Но только в том
случае, если компания не начнет платить гораздо больше. Заботиться о сотрудниках
как никогда прежде. Предоставлять работягам более посильную (по финансам)
медицинскую страховку.

*«Игры голода». «Голодные игры». О выходе этого фильма вся Америка только и
говорила этим летом. И после того как вся Америка дружно отсмотрела «Голодные
игры» и как бы наконец-то поняла, что в самом-самом далеком будущем американские
подростки ежегодно будут вынуждены участвовать в войне на выживание... появился
амбуш.

Думаю, наши местные, айдаховские, n-надцатилетние, узнав об этом, возопили от
восторга. Потому что амбуш. «Амбуш! Амбуш! Осталось всего несколько дней!» —
несется со всех сторон. «Что такое ambush»? — спрашиваю я окружающих и не нахожу
вразумительного ответа. Открываю словарь. Читаю: «Засада. Козни».
Представляется, что «амбуш» — это новый учебник по выживанию, приращенный на
американскую почву. Что-то типа нашей игры «Зарница». Но мягче. Человечнее.
Смотреть за тем, как малолетние герои борются за собственные шкуры, перерезая
друг другу глотки, достаточно интересно только в кино, и то лишь до поры до
времени. В общем, в моем представлении «амбуш по-айдаховски» мало смахивает на
фантастический боевичок с далеко не новым сюжетом а-ля «скорее убей сам или
убьют тебя».

 ...Предстартовое волнение ощущалось, и это было видно невооруженным
глазом. Игра — она и в Америке игра. 184 команды, и в каждой по четыре человека,
и взнос участника — сто долларов с команды! Ожидала увидеть спортсменов, одетых
как на копку картофеля в пору моего студенчества, или во что-то пострашнее. Во
что-то немаркое и изношенное. Но народ привалил в дорогущих новехоньких
кроссовках и прочей модно-неоновой спортивной униформе, а иные даже нарядились в
маскарадные костюмы! Во все то, что так любят четырнадцатилетние и старше. Весь
местный «амбуш» — без никаких засад и предательств, но с бегом с препятствиями.
Стены. Лазы. Водоемы. Всего пятнадцать «пунктов». Грязь еще и поискать надо, и
некоторые чуть ли нарочно в ней изваливаются. Такой вот себе качественный,
абсолютно ровный, как американский гамбургер, забег — «амбуш». Нигде не
подгорело. Не просело. Все просчитано. Все продумано. Все ровненько и без
изъянов. И все это больше похоже... на парковую прогулку. И никто никого не
торопит, не подгоняет.

Иные игроки даже не прибавляют шага! Вырученные от амбуша средства, как я
поняла, снова пойдут на какие-то благие дела. Но для того чтобы от души
повеселиться и вроде как вымазаться в грязи, при этом по дороге
облагодетельствовав кого-то, надо непременно пробежать и проползти на брюхе не
одну милю. Тем более что главное в этом забеге — в пику «Голодным играм» — не
прийти к финишу единственно живым и первым, а привести туда всю свою команду.
Забыть про себя самого, но помнить о других. Специального приза
команде-победителю я так и не увидела. Был ли он? Но знаю наверняка, что каждый
участник получил футболку, походную бутылку для воды да миленькую наклейку в
машину (или куда бы то ни было).

Метки:
baikalpress_id:  47 751