Мегамоллы вместо открытого воздуха

Почему скверов и парков становится меньше, а развлекательных центров — больше?

В еженедельнике «Пятница» есть рубрика «Меняется город — меняются люди»: иркутяне приносят в редакцию свои старые снимки, а мы делаем новое фото человека на том же месте уже в наши дни. Даже после беглого просмотра фотографий до и после заметно, что изменения в городской среде за 20—30 лет произошли существенные: вместо старых обветшалых построек выросли огромные торгово-развлекательные центры, стало больше кафе и ресторанов; зато сократилось число спортивных площадок, уютных зеленых двориков, вместо лавочек возле подъездов теперь стоят припаркованные машины. Чтобы погулять с друзьями после работы, необходимо куда-то ехать, идти, добираться по пробкам, стоять в очереди. Какой уж тут отдых. Эпоха простых пеших прогулок, похоже, прошла. Почему это произошло, можно ли изменить ситуацию вместе со специалистами в сфере общественных пространств, выясняла журналист «Пятницы».

Сегодня торговые центры стали главной достопримечательностью нашего города,
заменившей людям общественные пространства. Ведь там есть все, чего нам не
хватает на улице, — лавочки, деревья, музыка, еда, развлечения, детские
площадки, чистота и безопасность. Страдает ли от всего этого культура человека?
Да. Поэтому такой важной и злободневной стала проблема исчезновения
общественно-рекреационных зон в Иркутске.

— Иркутск, в отличие от большинства других городов России, не имеет целостной
структуры общественных городских пространств. Само понятие общественного
пространства сегодня не имеет статуса в градостроительном кодексе, существует
только деление по функциональности зон: общественно-деловая, спортивная,
рекреационная. Если раньше существовали какие-то свободные территории, те же
пустыри, и жители города своими силами делали из них спортивные площадки или
пешеходные зоны, то сейчас город разрастается, застраиваются те самые места
общественных пространств, — считает Елена Хазыкова, главный архитектор проекта
департамента градостроительного проектирования ОАО «ИркутскгипродорНИИ».

Например, жители микрорайона Солнечного в Иркутске столкнулись с коммерческим
освоением прибрежных территорий — мест массового и традиционного отдыха. Там,
где раньше люди спускались к воде, чтобы позагорать, поиграть на траве и
устроить пикник, выросли заборы. Жители микрорайона активно выступали против
этого, но безрезультатно. Другой пример — Лисиха, там сейчас строятся жилые
комплексы, элитные и комфортные, но живущие в них люди хотят получить еще
больший комфорт, требуют от ТСЖ заграждения территории, игнорируя сложившуюся
структуру пешеходных и транспортных связей. В итоге новые заборы мешают жильцам
других домов пройти обычными путями.

Дороги и пути — это тоже наша типичная проблема, связана ли она с дураками
или с чем-то менее глобальным, до сих пор не решено. Смекалистые горожане между
тем находят новые траектории передвижения не только для себя, но и для своих
железных коней. Один видный иностранный политик как-то сказал, что разница между
прогрессивным и отсталым городом заключается не в качестве автодорог или метро,
она заключается в качестве пешеходной зоны. О том, чтобы создавать в Иркутске
новые места для отдыха и увеселений, разговор ведется уже давно. Однако все
проекты с беседками, сквериками и лавочками задействованы только в теплые
месяцы, а их у нас, к сожалению, немного. Поэтому, возможно, когда на месте
пустыря рядом с жилыми домами находчивые предприниматели собираются строить
махину с кинотеатрами, общепитом и бутиками, сибиряки радуются больше, чем если
бы на том же месте появились скамейка и куце посаженные деревья.

— Люди мало защищают рекреационные зоны, потому что не видят в них выгоды для
себя и своих детей. У нас еще климатические особенности — воздух сухой,
загрязненный пылью, — усугубляют положение. Скоро на Луне построят специальные
колонии: жилые и производственные зоны, и там будет много рекреационных
пространств — адаптационно-реабилитационные центры с публичными зонами, сложные
искусственные ландшафты, места для проведения различных занятий, водные
пространства. И тогда уровень жизни человека даже на Луне станет лучше, чем в
Сибири, — говорит Виктор Кузеванов, директор Ботанического сада ИГУ, член
Общественной палаты Иркутска.

По словам Виктора Яковлевича, есть проект публичного ботанического сада в
лесном массиве Кайской рощи: «В создании проекта участвовали несколько
университетов — социальная и научная роль налицо. Кроме того, востребованность у
простых иркутян в нем тоже велика: население получит место для публичных
мероприятий». Возможные пути развития в Иркутске общественных пространств
обсудили на прошедшей в ноябре международной конференции «Модернизация городской
среды» архитекторы, представители науки и образования, а также предприниматели
из Сибири и зарубежных стран.

Опыт новинок в обустройстве городской среды оказался очень занимательным.
Французский архитектор-урбанист, представитель оргкомитета Les Ateliers и
эксперт конференции Кристиан Пиэль убежден, что каждый город должен сохранять
характерные, присущие только ему черты. Иркутск со времен Чехова считался (и
считал себя) интеллигентным городом, культурной столицей Сибири, во многом
благодаря коллекциям видных деятелей Прибайкалья и меценатству. Вызывает
уважение, когда бизнес готов вкладываться в создание общегородских общественных
пространств, а не только заниматься благоустройством своей территории. Один из
примеров — «Фортуна»: огромная территория возле торговых площадок была
облагорожена в этом году — мощеная дорога, деревья, скамьи. В планах у
владельцев предприятия продолжить благоустройство.

Хотя это редкость для бизнес-сообщества. По словам вице-мэра Иркутска Дмитрия
Разумова, за два года работы у него больше негативных, чем позитивных примеров
сотрудничества с бизнесом: «Власть идет навстречу, составляются проекты, сметы,
подбираются специалисты — все это деньги, время, но в ответ либо затишье, либо
еще хуже. Бывают такие ситуации, что человек приходит с общественной инициативой
построить фонтан. К примеру, мы находим ему участок, а на нем потом появляется
бизнес-центр, это в ограниченной по этажности исторической зоне, такой
двухподъездный восьмиэтажный дом, как на Халтурина».

Благоустройство — это бесконечный процесс изменений, которые направлены на
улучшение качества жизни людей. Это качество жизни — в гармонии между природными
ресурсами, экономическим и социальным развитием. Нам мало довольствоваться
обычным транзитом из пункта А в пункт Б. Путь человека из дома на работу должен
стать фактически увлекательным путешествием.

Мест хватит на всех

Чтобы понять, что такое общественное пространство, достаточно ответить на ряд
простых вопросов: куда вы ходите гулять в городе? Где проводите выходные? Куда
приятно возвращаться, кроме как домой? Общественные пространства — места встреч
и общения людей. Это может быть библиотека, в которой проходит публичная лекция,
пешеходная зона с фонтанами или без них, площадка для выгула собак... В Иркутске
самые популярные общественные пространства — это 130-й квартал, сквер Кирова и
обе набережные.

Загрузка...