Больная психика рядом

На этой неделе общественность обсуждает трагедию, произошедшую под Иркутском, в садоводстве «Жарки», 13 ноября, когда 30-летний мужчина зарезал своих родителей. Известно, что мужчина страдает психическим расстройством — шизофренией. Именно в день трагедии его должны были отвезти в больницу для прохождения очередного курса лечения. Неделей раньше в Москве юрист Дмитрий Виноградов (позже выяснилось, что он имеет психическое расстройство) пришел на работу с оружием и расстрелял четверых коллег.

Авторитет

Это может случиться с каждым

О том, почему участились подобные случаи, как жить рядом с психически
больными людьми, мы поговорили с заведующим кафедрой психиатрии, наркологии и
психотерапии Иркутского государственного медицинского университета Василием
Самуиловичем Собенниковым.

— Мы все чаще слышим о преступлениях, совершенных психически больными людьми.
Многим становится просто страшно жить в таком обществе. А вам, учитывая
специфику вашей работы, не страшно?

— Мы, врачи, тоже живем неспокойно, как и наше общество. Чаще всего — и так
было всегда — агрессивные действия больного направлены против психиатра,
которого они воспринимают как личного врага. Госпитализацию они видят как злой
умысел людей в белых халатах, вплетают в свой бред своих лечащих врачей и
проявляют к ним агрессию.

— Можно ли говорить о том, что в последнее время в обществе стало больше
ваших пациентов?

— Данных о том, что количество психических расстройств в последнее время
увеличивается — нет. Но есть тенденция, что больные с выраженной формой
психической патологии все чаще оказываются среди здоровых людей — вне стен
больницы. В советское время ситуация была дугой. Тогда была отработана система
диспансеризации психически больных, поэтому агрессии и криминала от них было
гораздо меньше.

— Значит, это была более эффективная для общества система работы с больными
людьми?

— Та система была несовершенна, она нарушала права больных людей. Например,
перед праздниками наших пациентов массово закрывали в больницы — независимо от
того, есть у них обострение или нет. На всякий случай, чтобы они не совершили
действий против личности или государства. Ведь все праздники раньше
сопровождались большими демонстрациями. Принятие нового закона об оказании
психиатрической помощи существенно расширило права больных и ограничило права
психиатров по их наблюдению, госпитализации и лечению. Закон жестко
регламентирует возможности психиатрического вмешательства, теперь даже
консультирование больного невозможно без его согласия. А принудительное лечение
допустимо, только если его состояние опасно для жизни окружающих, оставление без
помощи повлечет усугубление расстройства или же когда больной полностью
беспомощен. Вот и получается, что больные попадают в больницы только тогда,
когда они становятся нетерпимыми к обществу.

— Как определить, что человеку уже пора обратиться к специалисту?

— Если речь идет о больном с выраженными формами психологических расстройств,
обратиться к врачу должны близкие. Зачастую сам пациент некритично относится к
собственному состоянию: он слышит голоса, но считает, что они действительно
реальны. Близкие люди должны помочь раннему выявлению болезни — необходимо
оценивать реакции человека на происходящее, изменение его отношения к жизни,
семье, работе...

К сожалению, в настоящее время существенная часть населения является
приверженцами околонаучных представлений о психологических заболеваниях, которые
потоком льются с экранов телевизоров — эти многочисленные передачи об
экстрасенсах, парапсихологах... Поэтому когда люди сталкиваются с психической
патологией, они не всегда понимают, что это болезнь. Например, находясь в плену
иррациональных объяснений доморощенных магов и колдунов, патологические явления
могут рассматривать как сверхспособности.

— Можно ли предупредить агрессию у психически больного человека?

— Агрессивные действия психически больных трудно прогнозировать, поскольку
обострение нередко происходит очень быстро — в течение нескольких часов. Из
упорядоченного состояния больной моментально переходит в стадию активизации
бреда, галлюцинаций, галлюцинации приобретают императивный характер, в форме
приказа к действию, близкие люди воспринимаются как враги человечества.

— У новости об убийстве родителей психически больным сыном появилось
множество комментариев о том, что нужно с ним сделать — куда закрыть и как
наказать...

— Так рассуждают люди, которые полагают, что психическая патология находится
очень далеко от них. На самом деле «никогда не спрашивай, по ком звонит колокол
— он звонит по тебе». Каждый из нас может попасть в зону риска, и никто из нас
или наших близких не застрахован от психического расстройства. К заболеванию
нужно относиться терпимо, толерантно.

А что думает народ?

Сегодня мы спросили у иркутян: «А вам приходилось иметь дело с
душевнобольными?»

Мехрибан: — Мне ни разу не приходилось общаться, и среди знакомых, слава
богу, таких нет. Меня окружают только нормальные люди.

Никита: — Иногда хочется спросить, нормальный человек или нет. Подозрение
возникает, когда человек агрессивен к окружающим.

Геннадий Павлович: — Мне приходилось иметь с ними дело, потому что я работал
электриком в психбольнице. Под алкоголем многие ведут себя ненормально.

Марина: — Напрямую ни разу не сталкивалась. Сама не люблю конфликтовать,
поэтому и люди не идут со мной на конфликт.

Катя: — Я не раз общалась — они не понимают элементарных вещей и ведут себя
неадекватно, любят скандалить.

Метки:
baikalpress_id:  31 851