Преступления из прошлого

Бывший сотрудник иркутского уголовного розыска рассказал самые интересные истории из своей практики

Дмитрия Захаровича Яшина считают легендой уголовного розыска. Больше 20 лет в погонах. Огромное количество раскрытых преступлений. Ему доводилось помогать и простым людям, и звездам шоу-бизнеса. Но до поры до времени эти интересные истории были тайной следствия. Сегодня подробности самых резонансных, жестоких и комичных преступлений, которые совершались в Иркутской области и прилегающих к ней территориях в советское и перестроечное время, узнают читатели «Пятницы».

Мертвый лес

Авиакатастрофы происходили не только в наше время. Случались они и до
перестройки. Просто тем, кто занимался ликвидацией их последствий, было
запрещено об этом рассказывать. В начале 70-х годов Дмитрий Захарович работал в
транспортной милиции — сотрудники курировали весь железнодорожный и воздушный
транспорт на территории от Читы до Красноярска. Произошедшую в советское время
катастрофу самолета Ту-104, следовавшего из Москвы в Читу, он до сих пор
вспоминает как самое шокирующее зрелище за все годы работы в правоохранительных
органах:

— Это было летом. Все пассажирские места были заняты. Многие люди
возвращались домой из отпусков. Уже на подлете к Чите на высоте примерно семь
тысяч метров один из пассажиров — ранее судимый — потребовал изменить курс:
лететь в Китай. На борту находился сотрудник милиции, который выполнял роль
сопровождающего рейс — должен был следить за порядком в самолете. Между ним и
угонщиком началась перепалка, затем милиционер начал стрелять. Одна из пуль
попала в отсек с топливом. Самолет взорвался и развалился на части. Были
свидетели этой катастрофы, которые рассказывали, что люди летели вниз и кричали.
Нас отправили искать тела. Все это происходило над лесом. Когда мы нашли нужное
место, даже у бывалых сотрудников был шок — примерно в радиусе одного километра
находились погибшие. Видимо, скорость падения была такой большой, что с них
сорвало одежду. На ком-то остался только галстук, на ком-то — обрывок воротника.
Удар о землю был такой силы, что под большинством погибших она была пробита на
глубину до полуметра. После этого кошмарные сны мучили меня несколько месяцев.
Очень страшно было общаться с родственниками. Мне были даны строгие указания —
никаких пояснений людям не давать, просто записывать данные их родственников.
Вот где был ужас — плачущая, кричащая толпа, кто падает в обморок, кто хватает
меня за грудки и трясет, требуя рассказать, где и как все случилось. А я должен
молчать и записывать.

Еще одна авиакатастрофа, о которой рассказал наш герой, произошла примерно в
то же время под Иркутском: «Ленинградский рейс разбился при посадке. Самое
интересное, что пассажиры, пристегнутые ремнями, погибли. Многие из тех, кто не
был пристегнут, травмировались, но остались живы. Из-за шока они не сразу
заметили травмы — стали расходиться: кто на автобус, кто на такси. В больницы
стали обращаться уже позже, когда вернулась способность чувствовать и осознавать
реальность. Один из членов экипажа того самолета с документами пошел на отчет.
Только потом врачи установили, что у него сломаны обе ноги, а он этой боли даже
не замечал».

Крупных катастроф с человеческими жертвами на железной дороге в то время не
происходило. Но и там сотрудникам милиции находилась работа. Дмитрий Яшин
рассказывает, как в конце 70-х годов немецкий канцлер решил отправить
руководству Монголии невиданные по тем временам подарки — импортный телевизор,
видеомагнитофон и другую технику. Все это погрузили в контейнер одного из
вагонов товарного поезда. Подарок доехал в целости и сохранности до Слюдянки,
где во время стоянки его украли. Дело запахло международным скандалом. Искать
воров отправили Дмитрия Захаровича, дав в помощь двух оперативников.

В тот же вечер преступление было раскрыто. «Я сказал своим слюдянским
коллегам: «Вы тут пока ужин готовьте, а я побеседую с теми, кто у вас в
изоляторе находится. Там были два парня, которых за несколько часов до этого
задержали за пьяную драку. Я им говорю: «Ну что, поезд ограбили и деньги
пропиваете?» Они от неожиданности даже на секунду дар речи потеряли: «Вы и про
это знаете?» Потом рассказали, где спрятали украденное».

Казалось бы, вот тебе и премия за раскрытое преступление. Но рано радовались.
«Довольные, сидим, ужинаем. Тут мне звонят и говорят, что вечером в иркутском
ресторане «Ангара» выступает варьете. Ну как такое пропустить? Тем более что
премия ведь светит. Мы с операми заняли денег — и в Иркутск. Утром довольные
идем на работу. А там хмурое начальство. Оказывается, нас хватились поздно
вечером — а опергруппа в полном составе исчезла в неизвестном направлении.
Смотрю, мои оперативники погрустнели, говорят: «Ну все, сейчас нас уволят». На
ковер к начальнику я пошел один. Он смотрит на меня исподлобья: «Считай, что все
твои награды и премии остались в ресторане». Чтобы парней не трогали, я ему
отвечаю: «Согласен. Только оперативников не наказывайте. Это я им приказал в
Иркутск со мной ехать». Потом зашел к ним: «Все нормально. Наказывать не будут.
Наград не будет тоже», — рассказывает Дмитрий Яшин.

И смех и грех

Смешного в работе сотрудников правоохранительных органов очень мало. Но
некоторые преступления могут вызвать только такую реакцию.

Однажды житель Ленинского района Иркутска принес в милицию заявление о краже
у него из квартиры кроличьей шапки. Потрясая исписанным листком, мужчина гневно
говорил: «Нет, ну вы только подумайте, каков подлец этот мой квартирант. Мы к
нему относились как к родному. Когда он сказал, что съезжает, проводины ему
устроили. Он с нами за одним столом сидел — ел, пил, а уходя, еще и шапку
прихватил. А я пенсионер, для меня это значительный ущерб». Определить место,
куда уехал квартирант, оказалось достаточно сложно. Сначала следы привели в
Красноярский край, потом в Краснодарский. Обнаружили подозреваемого в небольшом
украинском городке. «В каждый регион я выезжал лично. Полтора года за ним
гонялся. Столько денег было потрачено на командировки, что заявителю можно было
купить несколько ондатровых шапок. И вот в итоге я нашел этого квартиранта.
Когда объяснил ему, в чем дело, тот очень удивился: «Так он же мне эту шапку сам
по пьянке подарил на прощание». Возвращаюсь в Иркутск. Вызываем пенсионера,
передаем ему эти слова, он хлоп себя по лбу: «Ой, точно, вспомнил — подарил», —
смеется Дмитрий Захарович.

Раскрыл за секунды

Как правило, в своих отчетах о работе сотрудники правоохранительных органов
указывают количество раскрытых преступлений. Скорость разоблачения преступников
в официальной статистике не указывается. Хотя такие рекорды встречаются.

Дмитрий Яшин вспомнил два случая, когда задержать преступника получилось за
несколько секунд. Первый произошел на перроне иркутского вокзала. «Ко мне
подошел мужчина, попросил закурить. Было уже темно, поэтому сначала я не заметил
ничего необычного, но вот когда зажег спичку, увидел, что его руки покрыты
характерными пятнами. Для обывателя это похоже на экзему. Но я-то сразу понял,
что это несмываемая краска, которой иногда метят денежные купюры. Когда он
подкурил, я достал из кармана служебное удостоверение и попросил пройти со мной.
Выяснилось, что этот человек участвовал в ограблениях трех магазинов», —
вспоминает Дмитрий Захарович. Второй случай, о котором рассказал ветеран
уголовного розыска, произошел в центре Иркутска: «После работы коллега предложил
подвезти меня до дома. Сели в машину, едем. Вдруг из подъезда одного из домов
выбегает мужчина без обуви. Мы сразу же остановились. Спрашиваем, что случилось,
а он внятно ничего объяснить не может, глаза бегают. Заходим вместе с ним в
подъезд, смотрим: на первом этаже дверь одной квартиры приоткрыта. Заходим
внутрь. Там, привалившись к стене, стоит хозяин, а из груди у него торчит нож.
Мы ему говорим: «Кто тебя так?» А тот, показывая пальцем на задержанного: «Он».
Упал и умер. Оказалось: сидели, выпивали, поссорились, дело дошло до
поножовщины. Если бы мы тогда не обратили внимания на босого мужчину, это
преступление вряд ли удалось бы раскрыть».

Такие разные звезды

За время службы в милиции Дмитрию Яшину несколько раз приходилось раскрывать
преступления, где пострадавшими становились звезды сцены. «Когда только
построили иркутский Дворец спорта, там выступала с концертом София Ротару. К нам
поступило сообщение, что из гримерной актрисы пропало янтарное ожерелье, которым
певица очень дорожила. Вора мы нашли быстро. Работники Дворца спорта рассказали,
что видели слесаря, который уволился на днях. Мы его задержали и вернули
украшение Софии. В благодарность она угостила нас ужином в ресторане», — говорит
Дмитрий Яшин.

С Аллой Пугачевой в Иркутске вышла некрасивая история. В милицию поступил
сигнал, что певица получила гонораров за свой концерт больше, чем положено. В
советское время за это дело могли довести до суда. «Задерживаться на допрос она
не стала. Меня отправили к ней на разговор в Москву. Я пришел к ней на работу.
Мне сразу строго сказали: «У Пугачевой для вас пять минут. Она очень занята».
Вышла Алла Борисовна. И вот такой у нас получился диалог. Я: «Деньги получали?»
Она: «Да». Я: «Сколько?» Она: «Не знаю, они были в конверте». Я: «Потом вы их
посчитали?» Она: «Я деньги в конвертах никогда не считаю». Весь разговор и я, и
она сидели друг напротив друга с каменными лицами. Потом я ей дал прочитать
протокол допроса. Она расписалась. На этом расстались. После этого она долго не
выступала в Иркутске», — рассказывает Дмитрий Захарович.

Хорошо погуляли

Комичная история произошла с ансамблем, который сопровождал на гастролях в
Иркутске Эдиту Пьеху. После концерта музыканты отправились на банкет, а потом
стали быстро собираться в аэропорт. Тут же в милицию пришло сообщение, что из
гостиничного номера, где они размещались, пропала гитара. Артисты улетели без
инструмента. А утром к нам снова позвонили из этой гостиницы и сказали, что
горничная нашла пропажу под кроватью. Видимо, банкет был таким веселым, что
музыканты свою вещь не заметили.

Метки:
baikalpress_id:  31 842