Живой или мертвый?

Иркутские власти пытаются найти компромисс в вопросе реконструкции центрального парка

Говорят, обещанного три года ждут. В Иркутске своя арифметика. В 2007 году местные власти начали активную перестройку в центральном парке культуры и отдыха — убрали карусели, расчистили завалы мусора, обрезали старые деревья. Тогда чиновники обещали, что через два года этот участок земли в центре города превратится в комфортную зону семейного отдыха — с лавочками, беседками, фонтанами. Не забыли и о мертвых — в местах захоронений собирались установить мемориальные знаки. Прошло пять лет. Кто-нибудь заметил обещанные перемены?

А между тем представители иркутской власти не сдаются. Теперь за дело решила
взяться нынешняя команда мэрии во главе с градоначальником Виктором Кондрашовым,
который недавно заявил, что реконструкция в парке все-таки будет проведена.
Правда, с одной оговоркой — если все заинтересованные лица (а кроме чиновников в
этот круг попадают представители центра сохранения объектов культурного наследия
и различных конфессий, а также активная общественность) сумеют договориться об
окончательном варианте проекта.

По словам председателя городского комитета по градостроительной политике
Евгения Девочкина, самый спорный вопрос на сегодняшний день заключается в том,
надо ли сохранять в парке объекты развлечений или он должен быть полностью
освобожден от них. В частности, сторонники «мертвой» зоны, в числе которых
профессионалы, охраняющие наше наследие, настаивают на том, что детский городок
«Чиполлино» и зоогалерею надо вынести за пределы парковой территории.

Позиция мэрии противоположная — парк должен жить, тем более что свободных
мест для размещения каруселей и животных в городе нет. «Если под аттракционы еще
можно подыскать подходящую площадку, то найти место для переселения животных
пока не представляется возможным. Более того, парк невозможно просто опустошить.
Мы не видим ничего плохого в том, что на его территории разместятся игровые и
спортивные площадки, теннисные корты. Очень хочется, чтобы в городе вновь
появилось колесо обозрения. Во-первых, это станет стимулом для того, чтобы
горожанам хотелось отдыхать на этой территории. Во-вторых, без коммерческой
составляющей парк снова превратится в захламленную территорию — нужны деньги на
его уборку и охрану», — говорит Евгений Геннадьевич.

По другим видам работ споров, возможно, будет меньше. При разработке
предложений по второй серии реконструкции в администрации постарались учесть все
замечания специалистов центра сохранения наследия и общественности. Напомним,
первоначальный проект предполагал проведение на территории парка земляных работ.
Но оказалось, копать там небезопасно — на небольшой глубине обнаружили останки
погребенных людей.

— Мы предлагаем сделать два вида дорожек. На центральные, которые будут вести
от главных входов в парк к фонтанам, добавить слой уплотняющего материала, а
сверху положить плитку. На всех остальных просто выполнить подсыпку гравием.
Кстати, это позволит обеспечить работу фонтанов также без углубления
коммуникаций в почву. Под плиточным основанием дорожек можно проложить летний
водопровод и поставить фонтаны на циркуляцию, — поясняет Евгений Девочкин.

Места захоронений в мэрии предлагают обозначить мемориальными знаками. Из
нереализованного проекта для нового будут позаимствованы идеи размещения в парке
лавочек и беседок. Если компромисс по реконструкции будет достигнут, нужно будет
решить и еще один значимый вопрос: кто заплатит за все работы по
благоустройству. Расходы на эти цели в бюджете города не предусмотрены. Однако
Евгений Девочкин не сомневается, что частных инвесторов удастся найти: «У нас
есть объекты, к примеру такие, как Московские ворота и памятник Леониду Гайдаю,
на которые из бюджетных источников не было потрачено ни копейки.

Представители бизнеса не против финансирования социально значимых проектов,
но в случае с центральным парком, перед тем как искать инвесторов, нужно
разработать окончательный проект реконструкции, чтобы люди понимали, во что
именно они будут вкладывать деньги».

Загрузка...