Пряники к чаю

Они хорошо жили — Ира, Витя и Витина мама. Квартира, правда, была маловата — всего две комнаты, поэтому Ира и не могла взять в свою новую семью дочку. Катя осталась с отцом. «В конце концов нельзя разбивать человеку жизнь», — подумала Ира. Сначала жена ушла, не лишать же его еще и дочери. Будущий новый муж Витя в Иру сразу влюбился, когда первый раз увидел.

 Ира на рынке торгует (конфеты, печенье), Витя пришел что-то к чаю
купить. И как он там в крошечном закутке Иру разглядел — непонятно. Зато Ира
сразу решила: мужчина какой хороший, вежливый, заботливый, сразу сказал, что
мама вот это печенье любит с изюмом, а он хочет еще что-то взять попробовать,
может Ира ему посоветует. Вот они и обсуждали, Ира и Витя. У Иры, конечно, муж и
все такое, обязательства перед семьей, но ведь сердцу не прикажешь. Муж Леня,
бывший который, тоже хороший мужчина, но скучный. Сначала был нескучный. Но
когда молодые — почти все нескучные, а за 15 лет все стало известно про
человека. Что скажет, как посмотрит. Предсказуемый.

А Витя такой смешной — сразу озаботился: «Я тебе, наверное, не подхожу,
потому что с мамой живу». А Ира засмеялась: она только к такому и привыкла —
когда мужчина, а у него мама. Одно без другого? Ира и не представляла, что может
быть иначе. Тем более что у Вити дача, и его мама летом все на даче и на даче.
Так что они нормально встречались, а потом, уже когда дачный сезон закончился,
они за лето все про свою жизнь и решили. Витя только про Ирину дочку волновался:
вот как с дочкой-то быть? Куда ее? Метраж-то маленький. А Ира сразу сказала: «Не
твоя забота, не твоя печаль».

А бывший муж Леня в паралич как будто впал. Ира ему говорит: «Все меняется в
жизни. Я ухожу. Но приходить буду, по хозяйству помогать, с Катей уроки делать».
А бывший муж Леня только кивал. Он даже не упрашивал, чтобы она осталась или
хотя бы подумала. Хотя Ира сразу его перед фактом, категорически и бесповоротно
— ухожу. Потому что новая любовь. Ира же не из таких женщин, которые обманывают.
Ире и в голову это не приходило: как это — жить с одним и к другому бегать? Даже
не потому, что честно иди нечестно. Просто зачем? Витя — мужчина свободный,
практически одинокий, не считая маму-пенсионерку и не считая первую жену.

Эта первая жена вообще из города уехала в неизвестном направлении
давным-давно. Витя и про сына своего ничего не знает; жена тогда сказала, что
раз у нее муж новый, то он и будет отцом, чего устраивать перекличку — кто
первый, кто второй, кто родной, кто неродной. Витя тогда, по молодости лет,
согласился. Тогда он вообще ничего не понял: жили, жили, а потом жена уходит с
ребенком. И даже на алименты не подает. Как будто презирает. Просто уехала и
все. А сын большой. Может, Витя вообще уже даже дедушка. Но Витя про это не
думает, а если и думает, то как про кино. Все абстрактно, потому что он же даже
ничего не знает про воспитание детей. Он, конечно, перепугался сначала от
перспективы, что сейчас здесь начнет бегать какая-то девочка и кричать. Витя
решил, что все дети обязательно кричат и бегают. А Ира сказала: «Ты что? Она уже
школу оканчивает. И вообще у нее свой отец есть, и бабушка своя есть. Так что
зачем ребенка травмировать, если ей сейчас только об учебе и надо думать,
рассчитывать на свои силы, потому что на платное образование денег надо целый
миллиард».

Деньги у Иры были, конечно, но это не значит, что она сейчас бегом начнет эти
деньги тратить. И сама еще толком не пожила. Слишком все тяжело достается. Тем
более что все шансы у Кати есть самой поступить. Это такая практическая сторона
дела. Ира вообще-то женщина, можно сказать, умная, хотя все вот так смотрят и
думают, что глупая. Потому что хорошенькая как куколка. У Иры размер ноги 34-й.
У Иры все маленькое — ручки, ножки, носик, глазки тоже маленькие. Но все мило
очень, Ира же краситься правильно умеет. Она и глазки свои так накрасит, что они
очень даже хорошенькие делаются. Здесь главное — не переусердствовать с
косметикой. Потому что так начнешь рисовать — и тушь когда в четыре слоя, и
подводка широченная, и тени цветные — глазки сразу малюсенькими делаются. А если
аккуратно и легонько все нарисовать, то очень даже славно выходит. Даже несмотря
на то, что блондинка. Ира пробовала другой цвет волос — и каштановый, и рыжий, и
цвет баклажана — а все чужое выходит, словно парик на ней или нашлепка дешевая.
И блонде в платину — очень идет. Кожа потому что хорошая, у блондинок непременно
должен быть цвет лица безупречный, потому что сразу все изъяны видны при белом
цвете волос. А у Иры это от природы.

А Катя другая — она в отца, высокая девочка, и не в мать, даже если характер
взять. Про Катю учителя говорят, что она угрюмая и подруг нет. У Катиного отца
тоже друзей нет, одна Ира была друг-подруга-жена, а теперь Леня сам выгребайся.
Леня, конечно, привык к хорошему отношению. Ира за него все решала: куда пойти,
что сделать. Весь распорядок дня ему планировала. Он и привык, что Ира придет и
все скажет, что делать. А Ира и дальше так жила бы, но случилась любовь. А Витя
же веселый. Несмотря на то что интеллигентный. Она раньше думала, что все
интеллигентные — они скучные. Вот Леня же интеллигентный, и с ним от тоски
уснешь. Он скучный. А Витя и анекдот может рассказать, и над комедией
посмеяться. Хотя в доме книжек полно. И у матери его все в порядке с головой —
потому что в доме порядок. Раньше Ира все сама делала: и стирка, и уборка, мужа
своего бывшего Леню она только пылесосить просила. И список писала на бумажке,
когда Леня в магазин ходил, а Витя — хозяйственный мужчина, сам знает, что
сколько стоит, сколько в доме крупы гречки осталось и сколько бутылок
растительного масла. И в доме он не сидит на диване, а занят всегда.

С новой свекровью, конечно, не сразу они общий язык нашли. Потому что ее
же перед фактом поставили — она приехала с дачи, а в доме уже Ира хозяйничает.
Ира ее встретила в фартуке и в домашнем платье. «Проходите, — говорит, — сейчас
ужинать будем». А кому бы понравилась такая встреча? Женщину в своем собственном
доме к столу приглашают? Но они быстро нашли общий язык, через неделю уже
практически, потому что любая мать сразу видит, что сыну нормально живется. И
потом Ира много времени на работе проводит, а потом едет к дочери. Катя
приходила к ним пару раз, но чувствовала себя не очень. Ира тогда решила, что
лучше она сама будет ездить туда, к Лене. Бывшая свекровь, конечно, сразу в
штыки, но Ира не обращала внимания, спокойно проходила, быстро готовила ужин,
даже успевала уборку сделать, пока на плите там все булькало, бельишко
погладить, но главное — уроки с Катей. Все переделает — и бегом к новому мужу.

Со стороны все это дико, конечно, выглядело. Но это со стороны. И тем более
что все с бывшим мужем Леней в конце концов устроилось наилучшим образом. Ну,
или более или менее — это тоже как посмотреть. Ира с Витей уехали летом в
отпуск, они больше месяца отсутствовали: сначала на море загорали-купались,
потом родственников навестили, а когда вернулись, оказалось, что у бывшего мужа
Лени появилась женщина и она уже там живет с ним. Это пока Ира ездила, все у них
решилось. Ире, конечно, было неприятно, что все от нее тайком, что, оказывается,
Леня чуть ли не полгода с ней встречался, и дочка, главное, знала. А матери — ни
полслова! Ира как-то приехала, и они с этой Анной Михайловной смотрели друг на
друга, как две кошки. Ира быстро охватила взглядом, что фигурка у этой Анны
Михайловны подкачала. В том смысле, что толстовата она для своих неполных сорока
лет, и морщинок побольше, чем у Иры. Ира даже попробовала с бывшим мужем
поговорить, что, может, поспешил он с выбором спутницы жизни? А бывший муж Леня
вспылил сразу. Даже закричал что-то с намеком, чтоб ноги твоей здесь больше не
было.

Ира обиделась: ладно, попробуйте без меня. Потому что у Кати же выпускной
класс, наверняка репетиторы понадобятся. Вот все сразу к Ире и побегут, но никто
не побежал. А Катя по телефону отвечала, что все хорошо и оценки хорошие. Ира в
школу бегала, по журналу следила, учителей замучила, они уже и не знали, как от
нее отвязаться, хотя обычно все наоборот — учителя не знают, как мамаш в школу
заманить. Ира успокоилась немного, тем более что забот всегда полон рот —
все-таки если так начнешь бегать по старым адресам, нового мужа запросто можно
упустить. Вон по улицам сколько женщин ходит одиноких, сразу видно. Поэтому Ира
принялась свое усиленное внимание оказывать мужу Вите. Варенья наварила осенью,
огурцы-помидоры закатала в банки, капусты посолила два ведра. Это не считая
обычной готовки. Так что весь год — в полной кутерьме. Да еще же работу никто не
отменял. Печеньки-конфетки — иногда прямо вот тошно от сладкого, хочется кусок
селедки сжевать.

Ну, в общем, можно долго и интересно рассказывать, как они там все жили: что
покупали, куда ездили, как ссорились, как мирились — вся эта бесконечная лабуда,
которую некоторые люди называют настоящей жизнью. Тем более те люди, у которых
все хорошо. Хорошо настолько, что вот даже Катя никому не доставила хлопот, не
ввела в расходы, поступила сама в институт, что-то педагогическое, что ли. От
нее все тогда окончательно отстали. Да и она вскоре от всех отстала. Потому что
вдруг взяла и ушла из отцовского дома и сняла угол. Какие-то полы мыла, хозяйка
попалась не вредная, денег больших не просила. Сошлись на том, что Катя плюс
будет ходить по магазинам и так — пустяки по хозяйству. Мило и славно. Но все
было мило и славно до тех пор, пока хозяйкин сын Илюша на пришел из армии. Катя,
конечно, тут же собралась искать другое жилье. А пока то да се, Илюша взял и
влюбился в Катю.

Буквально за несколько дней такая она показалась ему родная, эта тихая и
замкнутая девочка. А улыбнется — и весь мир в ладонях. Маманя Илюшина, которая
еще буквально вчера — сама доброта и приветливость, вдруг резко поменяла
отношение к Кате. Она ее буквально взашей — слов еще всяких наговорила грубых и
несправедливых. Такая женщина ведь странная — думала, что ее сын Илюша так прямо
вот и согласится с ее грубо высказанным мнением, что Катя — какая-то там... Что
у него, глаз нет? Или сердца? Катю он в тот же день разыскал, и они, взявшись за
руки, пошли и пошли себе навстречу своему счастью. Чтоб уж без этих советов...
Мать Илюшина, конечно, через пару лет в ум вошла, это когда Катя с Илюшей уже
вовсю нянчили своего малыша. Она предложила им переехать к ней, но Катя с Илюшей
переглянулись и отказались. Конечно, домов, квартир, крыш этих над головой
полно, только любовь одна, так что спасибо, конечно.

Когда Катя с семьей бывают на рынке, они всегда заглядывают в отдел
конфет-печений. Ира всегда рада повидаться с внуком, но вечно толкутся люди, не
поговоришь, обещает заглянуть, когда времени будет побольше. Только где его
взять, время-то. Зато она всегда сует им пакет с пряниками, чтоб было что к чаю.
У Кати на кухне целая полка забита пакетами с пряниками, почему-то никто их не
ест. Тем более что каждое воскресенье Катя сама печет пирожные, печенье и
пирожки.

Метки:
baikalpress_id:  47 734