Нельзя стоять на месте

Разговор начистоту с претендентом на должность ректора Иркутского государственного университета Александром Аргучинцевым

Как известно, в ноябре в Иркутском университете состоятся выборы нового ректора. Кандидатов на этот пост четверо: проректор ИГУ по научной работе Александр Аргучинцев; директор НИИ прикладной физики ИГУ, профессор кафедры радиоэлектроники физического факультета ИГУ Николай Буднев; первый проректор, проректор ИГУ по учебной работе Игорь Гутник и заведующий кафедрой информационных систем ИГУ Андрей Манцивода. Сейчас кандидаты представляют свои программы, встречаются с коллективом, и все это происходит на фоне весьма острой дискуссии о будущем старейшего университета. Накануне выборов обозреватель «Пятницы» встретилась с профессором, доктором физико-математических наук, проректором ИГУ по научной работе Александром Аргучинцевым, которого многие эксперты называют главным претендентом на пост ректора.

Нет смысла скрывать, что многие эксперты характеризуют сегодняшнее состояние
ИГУ как кризисное. Очень обидно, ведь у нашего вуза есть история, блистательные
имена ученых, традиции... Александр Валерьевич Аргучинцев о проблемах
университета говорит без утайки. Говорит, что ситуация тяжелая, но не
безнадежная:

— Перемены действительно назрели и назрели давно. Это видно и по рейтингам
университета, которые за последние пять лет значительно упали. В начале 90-х
годов ИГУ котировался в первой двадцатке российских вузов. Причины потери
позиций разные, об этом можно много говорить. Явным провалом стало, что мы не
выиграли конкурс на звание национального исследовательского университета. Резко
усилилась конкуренция между вузами региона и страны в целом. И в этих условиях
просто стоять на месте нельзя. Проблем сегодня накопилось очень много, к
сожалению. В моей программе они представлены в виде основных задач.

— Какие задачи требуют незамедлительного решения?

— С управленческой точки зрения, а работа ректора — это в первую очередь
работа менеджера, я считаю крайне важным начать с двух задач. Во-первых, это
инвентаризация состояния вуза. Необходимо разобраться, что представляет собой
университет сегодня, какой статус и состояние университетских объектов,
недвижимости, инфраструктуры, земельных участков. К сожалению, многое из того,
что накапливалось нашими предшественниками за почти столетнюю историю
университета, в последние годы было просто утеряно, разрушено. Вторая проблема,
по словам проректора, заключается в абсолютно устарелой системе управления. Она
сложилась давно и не отвечает сегодняшним реалиям. Необходимо превратить службы
университета в сервисы для поддержки учебной, научной и инновационной работы.
Другими словами, ректорат для преподавателей, а не преподаватели для ректората.

— Надо, чтобы службы работали на преподавателей и студентов, — считает
кандидат на пост ректора, — а не наоборот. Объекты университета разбросаны по
всему городу. Случается, что ради второстепенных бумажек сотрудникам
университета приходится ехать на другой берег, иногда не один раз. Приходится
тратить массу времени на бесплодные бюрократические вещи, отрывая время от
основного дела — учить и заниматься исследовательской работой. И это в то время,
когда есть современные информационные технологии, когда можно организовать
единые базы данных, все сделать по-человечески. Сегодня управление
пробуксовывает из-за древнего, пришедшего из прошлого тысячелетия стиля работы.
Нет сомнения, что для радикального изменения системы управления понадобится
создание новой информационной инфраструктуры. Должны влиться молодые, современно
мыслящие и образованные кадры. Такие профессионалы, к счастью, имеются. Мы сами
их готовим. Посмотрите на другие вузы, на областную администрацию, на мэрию —
оцените, сколько выпускников ИГУ работает там. Губернатор — также наш выпускник.

Действительно, к качеству управления ИГУ есть много вопросов, однако, по
словам Аргучинцева, ему и его команде удалось в рамках существующих ограничений
создать достаточно автономную структуру, которая организует
научно-исследовательскую деятельность внутри университета. Работают сервисы,
помогающие ученым бороться за гранты и успешно решать научные задачи.

— Большое внимание мы уделяем молодежи, у нас есть прекрасные молодые ученые.
И конечно, огромную роль играют внешние связи — с Иркутским научным центром СО
РАН, с министерством, с региональными структурами. Все это позволило нам за
последние годы поднять исследовательский бюджет ИГУ с 20 до 200 миллионов
рублей. В десять раз.

К сожалению, этот опыт пока не удалось использовать в масштабах всего
университета. Взять, к примеру, историю с исследовательским проектом мирового
класса — нейтринным телескопом на Байкале. Там работает великолепная команда
физиков, развивается международное сотрудничество.

— Я считал своим долгом всемерно поддерживать этот амбициозный и важный для
статуса ИГУ проект, который позволяет сочетать теоретическую подготовку
студентов с непосредственным участием в исследованиях, — продолжает Александр
Валерьевич. — Нашими физиками были подготовлены программы обучения студентов,
базирующиеся на уникальных возможностях нейтринного телескопа. И что в
результате? Вопрос по включению этих программ в учебный процесс отложен в долгий
ящик. Еще пример: мы многие годы сотрудничаем с немецким университетом города
Киль. В рамках этого сотрудничества возникла идея совместной магистерской
подготовки по направлению «Природопользование» с выдачей выпускникам двух
дипломов. Очень актуальная тема для нашего региона. Нам удалось вместе с
немецкими коллегами получить поддержку фонда DAAD, и это мы рассматриваем как
важное достижение ИГУ. Но если посмотреть внимательнее, то, что мы делали — это
не задача команды проректора по науке! Магистратура ведь относится к учебному
процессу. Однако пришлось самим этим заниматься, поскольку структуры,
непосредственно ответственные за учебный процесс, не проявили к статусному для
университета проекту совершенно никакого интереса. Так было и раньше, например,
когда мы пытались участвовать в европейском образовательном проекте «Темпус».

Еще одна серьезная проблема ИГУ, по словам Александра Аргучинцева, это
отсутствие прозрачности в принятии решений. Например, бюджет вуза. Как
выяснилось, в последние годы он вообще не обсуждался.

— Доходило до смешного, — рассказывает проректор по науке, — даже члены
Ученого совета вуза не знали, сколько всего в университете денег, как они
тратятся. Решения принимались и принимаются ограниченным кругом лиц. Келейность
— это ключевая характеристика сегодняшнего стиля работы ректората. Я же считаю,
что открытость и прозрачность работы управленческих структур ИГУ — это важнейший
инструмент развития. Ведь дело не только в том, чтобы люди знали, куда деньги
тратятся, на что они идут. Открытость имеет еще одну составляющую. Это обратная
связь с коллективом, восприятие управленческими структурами мнения людей, и
главное — их идей по восстановлению и развитию университета. У нас работает
огромное количество креативных и неравнодушных специалистов. Если бы вы знали,
сколько великолепных идей оказалось невостребованными! Многие из этих идей до
сих пор актуальны. Поэтому формирование открытого стиля работы является одним из
важных пунктов моей программы. Будучи проректором по научной работе, я каждый
год инициировал открытое обсуждение научного бюджета университета. Список всех
научных тем университета с 2001 года вместе с их объемами финансирования
размещен в открытом доступе на сайте ИГУ. Считаю это очень хорошей практикой.

— Судя по информации с различных интернет-форумов, существует некое
противостояние между «богатыми» и «бедными» факультетами: одним удается
зарабатывать деньги, другим — нет. Пишут, что вы планируете отобрать у «богатых»
факультетов деньги, чтобы решать стоящие перед университетом проблемы.

— Эти слова — классический образчик недобросовестной конкуренции, — отвечает
Александр Валерьевич. — Проблема «богатые-бедные» действительно существует;
разные направления обучения имеют разный потенциал с точки зрения прибыльности.
Конечно, фундаментальные направления дают меньший денежный эффект, но они крайне
важны для функционирования ИГУ именно как классического университета. О
«богатых» же факультетах мое мнение таково. Я считаю, что можно только гордиться
командами тех подразделений, которым удалось в непростых условиях вести успешную
и востребованную людьми деятельность. И что же, я должен теперь пытаться все
сломать? Задача ректора — поддержать все факультеты, а не заниматься примитивным
переделом. Ни о каком «рейдерстве» по отношению к зажиточным факультетам и речи
быть не может. Поддержка должна осуществляться через управленческие мероприятия
общеуниверситетского уровня: модернизацию системы управления, аудит,
прозрачность и открытость бюджета университета и факультетов, грамотную кадровую
политику с большим вниманием к молодежи и много чего еще. Именно здесь предстоит
огромная работа.

— Также на форумах высказывают опасения относительно судьбы гуманитарных
направлений. Ходят слухи, что их могут вообще убрать.

— Да, я и сам много читал об этом в Интернете. Лично я считаю чрезвычайно
важным сбалансированное развитие гуманитарного и естественно-научного «крыльев»
нашего университета, поскольку именно в сочетании гуманитарной и
естественно-научной компоненты и состоит истинное классическое образование. У
нас в университете есть великолепные исследовательские команды, работающие в
гуманитарных областях. К сожалению, последние годы выдались нелегкими для
гуманитариев — и не только из-за ситуации, которая складывалась в ИГУ. Я считаю,
что сегодня вообще недооценивается роль гуманитарной подготовки. А ведь хорошее
знание родного и иностранных языков, общее мировоззрение, умение работать с
людьми и много чего еще является базой для подготовки любого современного
специалиста, вне зависимости от того, где он работает.

— Как будете решать кадровую проблему? Это очень больной вопрос после
недавней волны сокращений.

— Кадры — это ключевой вопрос. Я не побоюсь высоких слов: меня переполняет
чувство гордости за наших людей. Иногда просто поражаешься, как в нелегких
условиях, с мизерной зарплатой людям удается поддерживать марку нашей
альма-матер, получать научные результаты, готовить отличных специалистов. Я
всегда видел свою миссию в оказании им помощи и поддержки — через взаимодействие
с грантовыми фондами, с министерством, а также через оказание исследователям
сервисной поддержки в их практической деятельности. И результат известен: если
оценивать научные достижения сотрудников ИГУ, например, с помощью международного
индекса цитируемости публикаций, то окажется, что ИГУ в научном плане работает
эффективнее, чем все другие иркутские вузы вместе взятые. А раз кадры — это на
самом деле и есть наш университет, то я в своей программе уделил этому особое
внимание. Например, не секрет, что ИГУ заметно отстает от других ведущих вузов
региона по уровню заработной платы работников, что у нас накопились большие
проблемы с обеспеченностью жильем — речь идет и о квартирах, и о состоянии
общежитий. Сегодня очень важно поддержать людей, рассеять их сомнения. Ведь у
университета не меньше средств, чем у других вузов, дело в рациональном их
расходовании. Наша команда разработала конкретные планы, реализация которых
позволит сотрудникам университета уже в недалеком будущем почувствовать явные
изменения к лучшему. Мы всерьез возьмемся за жилищную проблему, за формирование
внятной молодежной политики. Немаловажны и вопросы справедливости. В частности,
необходимо ликвидировать перекосы в уровне заработной платы отдельных категорий
сотрудников университета. Это неправильно, когда зарплата ректора в 10 раз
превышает зарплату профессора.

— Есть ли вероятность, что ИГУ будет реформирован путем слияния с другими
вузами?

— Есть указ президента, в котором сказано о необходимости оптимизации сети
высшего образования в России. Речь идет о присоединении более слабых вузов к
более сильным. С этой целью Минобрнауки в августе проводило мониторинг по разным
вузам. Окончательные решения, по-видимому, могут быть приняты весной следующего
года. На самом деле ситуация тяжелая. В министерстве говорят, что у нас слишком
много вузов и много студентов. Так что вероятность есть, и насколько я знаю,
сейчас прорабатывается вопрос о выделении неких групп сильнейших вузов, к
которым будут присоединяться слабые. К счастью, наш университет не относится к
слабым. Мы успели вскочить в последний вагон по результатам федерального
конкурса поддержки программ стратегического развития вузов. По Иркутску пока
никаких решений нет. Все будет зависеть от позиции самого региона и прежде всего
губернатора. Но исключать ничего нельзя.

— Какое место ИГУ должно занять в жизни региона?

— Мы располагаем уникальным кадровым потенциалом, наши профессионалы могут
работать в интересах Иркутска и всего Приангарья — и как эксперты, и как
непосредственные участники проектов, связанных с решением актуальных
региональных проблем. Очень важно также запустить процесс инновационного
развития, создания стартапов, предприятий малого и среднего бизнеса, поддержать
амбиции студентов и молодых преподавателей в этом направлении, раскрыть их
потенциал. Это критично и для университета, и для города, и для региона. Нельзя
забывать и о том, что повышение статуса ИГУ привлечет большее количество
абитуриентов, которые продолжат обучение дома, вместо того чтобы уехать в другие
города.

По словам Александра Аргучинцева, также очень важно реализовать конкурентные
преимущества нашей территории, связанные с озером Байкал.

— Главная цель — превратить университет в научно-образовательный центр
мирового класса. Поэтому для меня было особенно важно видеть неравнодушное и
заинтересованное отношение нашего губернатора к проблемам университета. Мы видим
и четкую поддержку мэра Иркутска. Для нас это очень важно. В заключение
Александр Аргучинцев заметил, что все разговоры о гибели университета, о том,
что все разрушено, что ничего нельзя восстановить, не соответствуют
действительности.

— Находясь внутри вуза, я вижу, что люди продолжают активно работать. Да,
последние годы выдались непростыми, но мощный человеческий потенциал
университета сохранился. Надо просто поддержать людей, раскрыть их креативность,
освободить из-под спуда негодного администрирования. И тогда все мы увидим,
насколько быстро наша альма-матер восстановит свои силы. Для этого у нас есть
все возможности.

Это все о нем

Александр Валерьевич Аргучинцев — проректор ИГУ по научной работе. Доктор
физико-математических наук, профессор. В 1988 году окончил математический
факультет Иркутского государственного университета, специальность «Прикладная
математика» (диплом с отличием), затем аспирантуру по специальности
«Математическая кибернетика». Стажировался в Германии и США. С 1994 года — один
из основных исследователей по 10 проектам, поддержанным РФФИ, трем грантам
Минобразования РФ, четырем проектам федеральной целевой программы «Интеграция»,
четырем проектам программы «Университеты России». Имеет 91 публикацию, включая
три монографии и шесть учебных пособий.

Известные выпускники

* Антипин Афанасий Никитич — заслуженный учитель РСФСР, писатель,
участник ВОВ.

* Балков Ким Николаевич — советский и российский писатель.

* Вампилов Александр Валентинович — советский драматург и писатель.

* Галазий Григорий Иванович — академик.

* Герасимов Сергей Иванович — юрист, прокурор Москвы (1995—2000), ректор
Российской правовой академии Министерства юстиции РФ.

* Куклин Георгий Вячеславович — советский астроном, исследователь
Солнца.

* Одинцов Михаил Михайлович — доктор геолого-минералогических наук,
профессор, член-корреспондент РАН.

* Распутин Валентин Григорьевич — советский и российский писатель.

* Романов Николай Павлович — учeный-математик, доктор
физико-математических наук, заслуженный деятель науки УзССР.

Прошлое и настоящее

Иркутский государственный университет учрежден 27 октября 1918 года Сибирским
Временным правительством под названием Восточно-Сибирский университет. Первый
ректор и основатель университета — профессор М.М.Рубинштейн (1918—1920). Первые
факультеты: историко-филологический и юридический. После серии реорганизаций,
произошедших в 1920 году, в 1930-м университет был расформирован, а осенью
1931-го вновь начал работу как Восточно-Сибирский университет. Его открытие
положило начало высшему образованию в Сибири и на Дальнем Востоке. Университет
сразу стал главным образовательным, научным и культурным центром на огромной
территории от Енисея до Тихого океана.

Сегодня ИГУ является крупным научным и образовательным учреждением
естественно-научного и гуманитарного профилей. Образовательный комплекс включает
пять учебных институтов, девять факультетов, два филиала, научную библиотеку —
одну из крупнейших вузовских библиотек России, аспирантуру, магистратуру,
докторантуру и Иркутский виртуальный университет, являющийся базовым в регионе.

В настоящее время в структуре университета восемь крупных научных
подразделений: научно-исследовательская часть, три научно-исследовательских
института (прикладной физики, нефте- и углехимического синтеза, биологии), Центр
новых информационных технологий, НОЦ «Байкал», Межрегиональный институт
общественных наук (МИОН), научно-исследовательский центр «Байкальский регион». В
ИГУ обучаются 18 тысяч студентов по 52 специальностям и направлениям.

Численность профессорско-преподавательского состава — 888 человек, в том
числе 154 доктора наук, 440 кандидатов наук, три академика, два
члена-корреспондента РАН, три заслуженных учителя РФ, 27 человек —
действительные члены отраслевых и общественных академий.

Более 80 тысяч специалистов вышли из стен ИГУ, среди них 1079 иностранных
граждан из Монголии, Китая, африканских и арабских стран. Сегодня в университете
обучается более 300 студентов из 27 зарубежных стран.

ЕЛИЗАВЕТА СТАРШИНИНА target=_blank>start@pressa.irk.ru Фото СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО и из
архива ИГУ

Метки:
baikalpress_id:  31 864
Загрузка...