Юбилей директора «Молчановки»

Сегодня 80-летний юбилей празднует Римма Ивановна Шолохова, с 1961 по 1987 год возглавлявшая Иркутскую областную научную библиотеку имени Молчанова-Сибирского

Директор областной научной библиотеки, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, медали «За трудовую доблесть», заслуженный работник культуры России... Звания, должности, регалии... Бывает, что за ними уже невозможно увидеть живого человека. А бывает, что, кроме регалий, больше ничего и нет. Но к нашей героине это не имеет ни малейшего отношения. Римма Ивановна, несмотря на все свои многочисленные почетные звания и солидный возраст, не утратила интереса к людям, душевного тепла и трудолюбия.

Римма Ивановна Шолохова, в девичестве Монахова, родилась 12 октября 1932 года
в деревне Косиково, на границе Ивановской и Владимирской областей. Места эти
очень красивые, рядом знаменитая Мстера, которую позже прославил писатель
Солоухин. Родители маленькой Риммы были из крестьян, но не простых. Сохранились
старинные фотографии, запечатлевшие ее бабушек и дедушек: светлые, благородные
лица, скромная, но красивая одежда, достоинство и печаль в глазах... Почти все
они умели читать, а мать знала наизусть множество стихотворений русских
классиков. К сожалению, многие из родственников Риммы Ивановны сгинули в
сталинской мясорубке. Она до сих пор не теряет надежды найти сведения о них в
архивах. Но вернемся к ее детству.

— Себя я помню начиная с четырех лет, — рассказывает Римма Ивановна, — и
многие события помню очень ясно. Помню первые выборы в сельсовет, похороны
бабушки и крестины брата. Хотя была советская власть, но взрослые держались
своих обычаев и веры. Отец Риммы Ивановны в 30-х годах служил в Красной армии, а
мать работала в колхозе. Семья была большая, детей много, и Римма по старшинству
была первой помощницей и нянькой остальным малышам.

— Помню начало войны, — вспоминает Римма Ивановна, — помню, что одновременно
в деревне сыграли сразу восемь свадеб. Уходя на фронт, молодые парни спешили
жениться, чтобы их ждали, чтобы писали письма... Но многие из них, увы, не
вернулись... Война в жизни Риммы была не абстрактным словом: деревня находилась
в прифронтовой зоне, и на долю ее жителей выпали все тяготы — бомбежки, голод,
холод, страх. И как раз в это трудное время девочка пристрастилась к чтению.

— Однажды к нам в гости приехала тетка отца Агафья Семионовна Елизарова. С
собой она привезла две красиво изданные книги с иллюстрациями: «Божественную
комедию» Данте и «Катерину» Тараса Шевченко. Данте на меня произвел огромное
впечатление, эта книга — основа всего. Помню, мама уйдет на лесоповал, а мы на
печи зажжем фитилек и читать, читать...

Чтение для Риммы было единственной радостью и отдушиной, ведь она осталась
помощницей для матери — отец ушел на фронт. Ей даже пришлось пропустить третий
класс в школе из-за того, что не с кем было оставить малышей.

— Жили трудно, питались подножным кормом: ягоды, грибы, огород, ловили
карасей. Помню, как в 1943 году приехал отец — его после ранения отправили
долечиваться домой, у него были страшные ожоги, и мы сбивали масло в бутылках,
чтобы залечивать раны. Через месяц все затянулось, и он снова уехал на фронт.
Прошел войну до конца и победу встретил в Кенигсберге. Вернулся — повесил на
стул гимнастерку с медалями и орденами: «Играйте!»

В шестом классе, уже после войны, Римма заболела крупозным воспалением
легких. Долго лечилась и в школу уже не вернулась. Когда ей исполнилось 16 лет,
устроилась в Мстерскую артель детской игрушки. Работать приходилось с мелом и
тальком, в результате девушка заработала экзему. Пришлось уволиться. Но, как
говорится, нет худа без добра: Римма решила наверстать пропущенные годы учебы и
поступила в вечернюю школу. Учиться ей очень нравилось, и учителя попались
хорошие, помогли девочке поверить в свои силы. Окончив в 1951 году восемь
классов, Римма сразу же поступила в библиотечный техникум во Владимире.

— Было нелегко, но очень интересно, — вспоминает Римма Ивановна, — днем
училась, а ночами глотала книги. Жизнь была очень насыщенной: в нашем техникуме
постоянно устраивали читательские конференции, выступали артисты, писатели.

Римма Ивановна перечисляет имена: Евгений Евстигнеев (в то время он работал
во Владимирском драматическом театре), Юрий Трифонов, Владимир Солоухин.

Техникум наша героиня окончила с красным дипломом, и ей тут же дали
направление в Московский библиотечный институт имени Молотова. Туда ее брали без
экзаменов! Но когда Римма приехала в столицу, выяснилось, что при институте нет
общежития. Денег снимать жилье не было, поэтому она отнесла документы на заочное
отделение и вернулась домой. Тут пришло известие из техникума, что есть
направление на работу: заведующей детской библиотекой. Но ехать надо было далеко
— в Сибирь, в город Черемхово. Римма согласилась даже не раздумывая.

— Римма Ивановна, признайтесь, было страшно?

— И такое было...

Римма Ивановна показывает заметку из старой газеты, где есть слова
благодарности в ее адрес. Автор — журналист Игнатий Дворецкий, впоследствии
известный на всю страну драматург и киносценарист. В заметке автор честно
рассказывает о неприглядных фактах жизни в Черемхово, и практически единственным
светлым пятном оказались детская библиотека и ее заведующая, которая изо всех
сил старалась сделать жизнь черемховских ребятишек интересной и яркой. Скоро о
Римме Ивановне узнали в Иркутске и спустя четыре года пригласили на должность
заведующей методическим отделом областной детской библиотеки (той, что находится
на улице Свердлова. — Прим. авт.). Два года работы на новом месте запомнились
Римме постоянными командировками по области.

— В то время как раз готовилась территория под затопление Братской ГЭС. Мы
ездили по деревням и поселкам, которые должны были уйти под воду, вывозили из
библиотек книги, чтобы ничего не пропало. А через два года — новое назначение,
на этот раз заместителем директора главной библиотеки Иркутска — областной
научной имени Молчанова-Сибирского. Еще через год Римма Ивановна стала ее
директором и проработала в ней до самого выхода на пенсию — ровно четверть века!
Именно при ней в Молчановке открылись новые отделы: литературы по искусству,
технической, сельскохозяйственной, редкой книги, депозитарного хранения, создан
редакционно-издательский отдел. При Римме Ивановне посещаемость выросла в три
раза! Библиотека стала не просто местом, где выдают книги, а настоящим
культурным центром. Здесь были сосредоточены различные клубы по интересам,
проходили встречи с писателями, поэтами, учеными, музыкантами. Но каких сил ей
все это стоило!

— Время было советское, — вспоминает Римма Ивановна, — все инициативы нужно
согласовывать с партийным руководством, идеологическим отделом. Нельзя было
ошибиться, даже слова лишнего нельзя было сказать...

Кроме Молчановки, у нашей юбилярши была работа на телевидении — 15 лет она
вела передачу «Читатель и писатель». Римма Ивановна никогда не жалела себя,
везла на себе огромный воз общественной работы: возглавляла комсомольские
организации в техникуме и библиотеке, была секретарем партийной организации
управления культуры, депутатом Кировского района Иркутска. На общественных
началах заведовала отделом культуры Кировского райисполкома, состояла членом
областного женсовета, общества советско-чехословацкой дружбы, членом президиума
ОК профсоюза работников культуры, возглавляла совет директоров областных
библиотек... Перечислить все ее общественные обязанности и нагрузки не хватит
целой статьи!

И сейчас Римма Ивановна не сидит без дела — активно работает в совете
ветеранов, организует встречи, выходы на концерты. Пока мы беседуем, в комнате
то и дело звонит телефон. И почти все звонки деловые: утрясти вопрос с билетами,
согласовать дату очередного мероприятия и т. д.

— Мне до сих пор интересно жить, — с улыбкой говорит юбилярша, — я счастливый
человек, у меня была увлекательная работа, встречи с хорошими людьми, семейное
счастье, прекрасные дочери, внуки, а теперь и правнучка. И мне греет сердце, что
люди до сих пор меня помнят. Это самое главное!

Встреча с Чуковским

Многих замечательных людей встретила на своем жизненном пути Римма Шолохова,
но самой яркой была встреча с детским писателем, литературным критиком,
публицистом и переводчиком Корнеем Ивановичем Чуковским. Было это в 1960 году. В
Московском библиотечном институте шли экзамены, но этим жизнь не ограничивалась.
Легкие на подъем студенты загорелись идеей съездить к дедушке Корнею в
Переделкино. Римме, как старосте факультета, поручили договориться о встрече.

— Честно говоря, я не очень верила, что меня допустят лично поговорить с
Чуковским, — вспоминает она, — но надежда была. Девушка купила огромный букет
белых лилий и отправилась в путь. И вот писательский поселок Переделкино, улица
Серафимовича. За забором виднелось здание публичной детской библиотеки,
основанной самим Корнеем Ивановичем, а рядом его скромный домик. Римма сразу же
пошла в библиотеку. Там ей сказали, что Чуковский болен и уже четыре месяца
никого не принимает, но в четверг он будет читать свою новую книгу «Серебряный
герб» детям из детского дома. Возможно, разрешит присутствовать на встрече и
студентам МБИ. Римму попросили немного подождать в переплетной мастерской, и
через некоторое время в окошке показалась совершенно седая голова автора
«Мойдодыра». Он улыбнулся: «Здравствуйте!» Чуковскому в ту пору было уже 80 лет.
Римму поразила его высокая, совершенно прямая фигура. Говорил он мягким,
располагающим к себе голосом, и Римма, набравшись смелости, изложила просьбу.
Чуковский сразу же согласился.

И вот в назначенный день все собрались на большой поляне перед домом: Корней
Иванович сел в плетеное кресло и начал читать. Повесть была очень интересная,
полная тонкого юмора, но малыши заскучали, книга оказалась им непонятна. Тогда
Чуковский отложил книгу и начал читать свои знаменитые стихи: «Мойдодыр»,
Тараканище», «Федорино горе», «Телефон». Это было настоящее шоу: он начинал
строку, а остальные подхватывали! Два часа пролетели как одно мгновение.

Под конец Корней Иванович со всеми сфотографировался и подписал книги на
память. Снимки получились изумительные! И Римма с подругами по институту снова
отправилась в Переделкино, чтобы подарить фотографии писателю. На этот раз
девушек встретил сам Корней Иванович, проводил в кабинет. Фотографии ему очень
понравились.

— Как жаль, — сказал Чуковский, разглядывая снимки, — приехали бы вы чуть
позже, я бы надел мантию Оксфордского университета. Мне ее недавно прислали.

Потом был долгий и увлекательный разговор. Чуковский расспрашивал об учебе,
особенно интересовался, изучают ли студенты иностранные языки, и был очень
огорчен, что никто не мог говорить по-английски. Показал двухтомник американских
сказок, которые переводил на русский язык. Рассказал о дружбе с другим известным
детским писателем — Борисом Житковым. Потом студенты попросили подписать
фотографии, каждому хотелось иметь автограф. Корней Чуковский подписал более
сорока своих снимков и ни разу не повторился. Для каждого нашел отдельные теплые
слова и пожелания.

— Вот и вспомните меня в день моего столетия, — шутил он на прощание.

У этой истории было неожиданное продолжение. Лет через десять Римма получила
письмо от дочери Чуковского Лидии Корнеевны (тоже известной писательницы и
критика) со словами благодарности за статью о той встрече в «Восточно-Сибирской
правде» и просьбой отправить ей экземпляр. Что и было сделано. Это письмо и
много других ценных материалов Римма Ивановна сдала в музей Чуковского, где
бывает каждый раз, когда приезжает в Москву. Ей не жалко, а исследователям очень
пригодится.

Метки:
baikalpress_id:  31 806