Амурская или Ленина? Большая или Карла Маркса?

Возвращать ли исторические названия иркутским улицам и как лучше это сделать — все сразу или постепенно

Иркутские улицы, скверы, проезды, переулки... Вопрос возвращения им исторических названий обсуждается уже не первый год: заседают комиссии, звучат пламенные речи, подписываются обращения, принимаются воззвания. На эту тему исписаны тонны бумаги, напечатаны сотни статей, но ни одна иркутская улица до сих пор не переименована. Об этом недавно шла речь в актовом зале мэрии города на заключительной лекции «Прогулки по старому Иркутску».

Не надо спешить

Сказать свое слово собрались многие сторонники инициативы по восстановлению
исторических названий. Александр Всеволодович Дулов, профессор ИГУ, этой
проблемой занимается давно. Знает об истории переименования иркутских улиц
практически все. Знает, когда, сколько раз и с какими событиями это было
связано. Разумеется, он считает, что возвращать исторические названия
необходимо, но надо понимать, что переименование — процесс весьма хлопотный и
болезненный. Кроме того, значительная часть иркутян вообще против всяческих
изменений. Поэтому спешить с этим делом не нужно. Достаточно восстановить около
20 названий. Для начала. Итак, что нужно, по мнению профессора, восстановить в
первую очередь? Разумеется, названия центральных улиц, которые связаны с
историей города. Прежде всего это древнейшая улица Луговая (ныне Марата), по ней
в XVIII веке гнали скот на луга.

— К французскому революционеру Марату можно относиться по-разному, — говорит
профессор, — но для города важнее и лучше вернуть прежнее название. Необходимо
вернуть имена двум главным улицам: Большой (Карла Маркса) и Амурской (Ленина).
Далее — Арсенальная (Дзержинского), Адмиралтейская (Сурнова), Кругобайкальская
(Терешковой), Баснинская (Свердлова). Также, по мнению профессора Дулова,
необходимо вернуть названия улицам, которые сейчас носят имена террористов:
соответственно Желябова должна стать Трапезниковской, Халтурина —
Медведниковской, а Софьи Перовской — Матрешинской.

— Впрочем, Матрешинская тоже не очень удачное название, — заметил Александр
Всеволодович, — потому что она была названа в честь Матрешинского кабака. Я
считаю, что ее можно было бы переименовать в улицу Доронина, знаменитого
летчика-героя. На первом этапе было бы логично вернуть названия улицам, которые
носили названия крупных церквей и монастырей: Чудотворская (Бограда), Троицкая
(5-й Армии), Благовещенская (Володарского). Что касается улицы Сухэ-Батора,
которая в прошлом называлась Тихвинской, то здесь, по словам профессора, нужно
быть осторожными, потому что есть вероятность, что обидятся монголы. В таком
случае Тихвинским можно именовать скверик, который находится перед зданием
Востсибугля. Зато, вне всяких сомнений, необходимо вернуть имя выдающегося
государственного деятеля России графа Михаила Сперанского скверу имени Кирова.

Все и сразу

Однако не все сторонники возвращения исторических имен согласны с тем, что
нужно делать все постепенно, не спеша. Сергей Афанасьевич Снарский, член
Общественной палаты и видный общественный деятель, считает, что возвращать нужно
все названия. Все и сразу! Одномоментно. Он убежден, что восстановить 20
названий — это очень мало, надо менять все! Пусть будет улица Кладбищенская,
Тихвинская, Матрешинская... По его словам, монголы обидеться не должны.

Что касается главного аргумента противников переименований, мол, это процесс
очень затратный, требующий огромных усилий и т. д. По мнению Сергея Снарского,
все эти аргументы просто выгодны людям, которые ничего не хотят делать.

— Мне говорят: а вы знаете, каких деньжищ это стоит? Но за 20 лет мне так
никто и не ответил: сколько? Вспомним, когда большевики меняли названия, они
просто писали сразу оба: новое и прежнее. И письма доходили нормально, и
документы писались. Все менялось в рабочем порядке. Единственное, надо сделать
новые таблички. Ну что же, за таблички я готов заплатить из своего кармана!

Миф о том, что переименования обернутся огромными финансовыми затратами,
попытался развеять и президент Байкальской медиагруппы Александр Гимельштейн: —
Я неоднократно слышал ритуальные заявления о том, что этот проект будет стоить
огромных денег, и каждый раз мы просили чиновников предоставить нам цифры.
Просили обсчитать хотя бы одну улицу, один дом, но никто ничего так и не
предоставил. Я считаю, что все это вранье, никаких баснословных цифр не
требуется; во всех городах, где прошло переименование, это не стоило почти
ничего. Потому что людей не погнали переоформлять документы, паспорта. О цене
табличек вообще говорить не приходится.

Александр Гимельштейн поделился интереснейшими наблюдениями: в Иркутске есть
два топонима: площадь Кирова, где нет ни одного адреса, и улица Урицкого, на
которой нет жилых домов. И уже было решение комиссии по топонимике относительно
возвращения этим объектам имен графа Сперанского и купца Пестерева... Возврат
имен прошел бы абсолютно безболезненно для города и его жителей. В заключение
оратор привел пример Перми, где в центре города взяли и вернули прежние
названия. И ничего страшного не произошло: небо не упало на землю, не было ни
криков, ни демонстраций.

В финале дискуссии выступила супруга нынешнего мэра и председатель Совета
фонда «Наследие иркутских меценатов» Марина Кондрашова. Марина Александровна
очень хорошо отнеслась к идее возвращения иркутским улицам родных имен.

— Конечно, будет здорово, — сказала она, — если в нашу жизнь вернутся
старинные названия. Пусть будет улица Матрешинская, пусть будут Чудотворская и
Адмиралтейская. Я больше чем уверена, что возвращение исторических имен
обязательно произойдет. Но нужна активная поддержка со стороны общественности.

Мистика Иркутска: 30 лет чиновники держат осаду

Напомню, впервые о необходимости возвращения исторических названий заговорили
на волне перестройки, в конце 80-х годов. Это было бурное время, когда
открывались архивы, публиковались ранее запрещенные книги, реабилитировались
люди. Я отлично помню, как мы, будучи студентами, собирали подписи за то, чтобы
убрать имя Жданова из названия нашего университета. И ведь убрали! Тогда это
воспринималось неизбежным и естественным. Наверное, и с улицами не надо было
затягивать. Вон в Москве в 90-е годы вернули имена почти всем центральным
улицам, начиная с Тверской-Ямской (Горького). У нас в Иркутске по непонятным
причинам все только разговорами и ограничилось. Никого не смущает, что
центральные улицы украшают имена тиранов и террористов. И чем больше проходит
времени, тем неподъемнее становится проблема переименований.

Однако прежние названия все-таки возвращаются из небытия стараниями отдельных
людей, чаще всего предпринимателей. В разное время в городе появились рынки
«Глазковский», «Знаменский», «Русиновский» и «Ланинский», магазины «Тихвинское
колесо» и «Цветы на Заморской». Но это частная инициатива, а хочется, чтобы уже
официально были у нас Ланинская и Заморская, Баснинская и Трапезниковская,
Русиновская и Благовещенская, Харлампиевская и Чудотворская, Толкучая и
Сарайная... Ведь в этих именах — история места, аромат эпохи, память предков.

Свое адмиралтейство

Когда-то в Иркутске, как в Греции, было все, даже собственное адмиралтейство.
Моря не было, а адмиралтейство было. Но шутки в сторону: адмиралтейство в XVIII
веке было необходимо, чтобы помогать всем проезжавшим экспедициям на Дальний
Восток. Соответственно, и улица, на которой оно находилось, называлась
Адмиралтейской. После Гражданской войны в чьем-то воспаленном мозгу возникла
мысль, что улица должна получить имя большевика Ивана Сурнова. Неужели улица
Сурнова звучит лучше, чем Адмиралтейская?

К истории вопроса

В жизни Иркутска было несколько волн по переименованию улиц. Особенно часто
этим любили заниматься после революции 17-го года, искореняя названия, связанные
с эксплуататорами или религией. Общее число переименований за советское время
составляет более 170. Особенно ревностно советские «отцы города» поработали в
центре: из 58 названий сохранились только два: улицы Подгорная и Ямская. Так
продолжалось до 90-х годов прошлого века. Сейчас в городе 820 улиц, переулков и
проездов. Среди них много никаким образом не связанных с Иркутском, это
относится прежде всего к географическим названиям: Челябинская, Донская,
Вилюйская, Дальневосточная и т. д. Огромное число улиц названо в честь
революционных политических деятелей, в том числе иностранных: Карла Маркса,
Фридриха Энгельса, Розы Люксембург, Карла Либкнехта, Фурье. Также на карте
города присутствуют устаревшие идеологические понятия: Коммунистическая,
Профсоюзная, Пролетарская.

В 2003 году было собрано более семи тысяч подписей под обращением к
администрации Иркутска о необходимости вернуть улицам их исторические названия.
В 2006 году было письмо 15 видных деятелей культуры к губернатору области с
таким же предложением. Но пока все улицы носят прежние названия.

Уважаемые читатели «Пятницы»! А вы как считаете, нужно ли
переименовывать городские улицы? Ждем ваших звонков по телефону редакции
27-28-28 и писем по адресам: Иркутск-9, а/я 82 или
href="mailto:friday@pressa.irk.ru" target=_blank
target=_blank>friday@pressa.irk.ru.

ЕЛИЗАВЕТА СТАРШИНИНА, target=_blank>start@pressa.irk.ru Фото СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО и Image
Bank

Метки:
baikalpress_id:  31 788
Загрузка...