Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве.

*— Я родилась в Нью-Йорке в 70-х, в то самое время, когда население
перешагнуло отметку в семь миллионов. Теперь, 40 лет спустя, я и моя семья живем
в городе с населением семь тысяч человек. Ну, может быть, восемь. Хочу
признаться, что первое время мне было нелегко. Когда ты вырос в большом городе,
среди магазинов самых известных мировых торговых марок и самых роскошных в мире
ресторанов, среди лучших в мире музеев — это, согласитесь, накладывает
определенный отпечаток. Но в таком большом городе, как Нью-Йорк, людям нет дела
друг до друга. Абсолютно! Я, привыкшая всегда завтракать вне дома, например, не
знала имени моей официантки (как и официантка не знала моего).

 Да я и знать ее имени, честно говоря, не хотела. И это было совершенно
нормально! А здесь, в Джэксон Хоул, все по-другому. Я просыпаюсь с мыслью о том,
что в местном музее выставлены антикварные вещи, которые моя семья даровала
городу; что в одной из местных арт-галерей выставляются работы маслом моего
отца... Вчера я позабыла свой бумажник на фермерском рынке. Вспомнила и, честно
говоря, вернулась ну очень не спеша. Потому что знала, что мой бумажник будет на
том же самом месте, где я его оставила! Я была уверена в этом. Потому что здесь
каждый на виду. Здесь все знают всех. Местные, имеется в виду. Чем меньше
популяция, тем важнее становятся люди вообще. Так ведь? А когда все со всеми
знакомы, невольно начинаешь задумываться о собственном поведении, о манерах.

Я никогда, живя в Нью-Йорке, не здоровалась с каждым встречным, не улыбалась
каждому (!) незнакомцу на улице и не желала доброго утра! Это и есть, думаю,
одна из причин, почему туристы так любят наш Джэксон. Еще, знаю, многим здесь,
как и мне, по душе мощенные деревом тротуары. Лично для меня это лишний повод
вконец распрощаться с каблуками и носить джинсы. Этот рассказ я услышала от
хозяйки (моей ровесницы) антикварного магазина настоящих американских сокровищ в
курортном городе Джэксоне, магазина с более чем столетней историей.

*Еще в 1829 году городок носил имя Джэксонс хоул («Джэксоновская дырка» или
«Дыра, принадлежащая Джэксону») в честь пионера-первопроходца Давия Джэксона. Но
потом как-то буковку «с» от слова «Джэксон» оторвали, а позже отобрали и
словечко «хоул» («дыра»). И так вот стал Джэксонс Хоул просто Джэксоном. Что же
такое Джэксон? Это восемь тысяч жителей и тридцать с лихвой (в хороший день)
тысяч гостей в любое время года.

 Это аэропорт, находящийся всего в нескольких милях от города, в
национальном парке Гранд-Тетон. Это погода, меняющаяся каждые десять минут: снег
может пойти здесь, говорят, даже летом. Это великолепно, на мой взгляд, —
по-европейски одетые люди. Я никогда прежде в Америке не встречала такого
количества красиво, со вкусом и дорого одетых людей. Я никогда прежде, до
поездки в Джэксон, не видела так много ослепительно белозубых улыбок
(преимущественно у мужчин. Причем у мужчин всех возрастов). И такое количество
на квадратный метр гейских парочек тоже мне прежде видеть не приходилось.

*Говорят, Джэксон — один из самых дорогих городов США — встречал и провожал
гостей-президентов и вице-президентов, дипломатов, актеров и прочих важных
личностей. Ежегодно в последний день лета, 31 августа, в этом курортном городке
(где заборы и изгороди частных домов сработаны из старых лыж, привезенных сюда
отпускниками со всего света) стартует двухдневный симпозиум глав центральных
банков всего мира. Тут, в городе Джэксоне, рассказывают, даже школьный бассейн
выстроен по олимпийским стандартам и с учетом всех требований. Слышала, что еще
несколько лет назад цены в местных магазинах-забегаловках были «для своих» и
«для гостей». Но и это еще не все! Джэксон — это прежде всего горнолыжные
трассы, от которых, говорят, приходят в восторг самые бывалые профессионалы.
Огромный перепад высот. Отвесные склоны. Красивейшие места. Всего здесь 62
трассы и 10 процентов из них — трассы для начинающих, добрая половина — для
профессионалов, а оставшиеся — это те трассы, которые принято называть —
умеренной сложности. Сезон катания — с начала декабря и до начала апреля.

*Что такое Джэксон? Это тридцать (да-да! Тридцать!!!) художественных галерей,
два десятка магазинчиков, более полусотни ресторанов, десяток клубов, несколько
танцевальных полов, с десяток баров, четыре кафе, три кинотеатра, театр,
несколько лыжных хижин... Зимний Джэксон — это подледная рыбалка да коньки,
катание на санях, сноубордах, сноумобилях, собачьих и конных упряжках, горных
велосипедах... Совсем рядом раскинулся знаменитый на весь мир Йеллоустонский
заповедник (парк желтых камней). А еще ближе — национальный парк Гранд-Тетон.
Здесь все пропитано духом Дикого Запада, а ковбойский темперамент, кажется, не
только притягателен, но еще и заразителен. Если вдруг потянет на приключения,
знайте: гостям, не достигшим 21 года, здесь не наливают. Вообще. Как, впрочем, и
по всей Америке.

Здесь, в Джэксоне, все точно так же, как было и во времена отважных
американских ковбоев. Здесь все еще сохранились деревянные строения позапрошлого
века. В том числе и неизменные салуны, в которых можно было (да можно и теперь!)
выпить виски и послушать так нелюбимую мной, но жутко популярную у американцев
кантри. А можно, протрезвев после крепких напитков, отправиться, как это сделали
мы с мужем, на сафари. На целый день! Тем более что стоит такое удовольствие
недорого: 190 долларов за взрослого (и 170 долларов за ребенка).

*Времена меняются. Настоящих ковбоев даже в Америке можно, думаю, уже по
пальцам пересчитать. И именно для того, наверное, чтобы время остановилось, и
существуют такие городки, как Джэксон.

Метки:
Загрузка...