Полная разруха

Чем закончилось закрытие гиганта дальневосточной индустрии — Амурского целлюлозно-картонного комбината?

Безусловно, судьба этого предприятия, несмотря на то что оно находится далеко, в городе Амурске, должна быть интересна жителям Иркутской области. И вот почему. Так же, как и в Приангарье, на Дальнем Востоке много лет до хрипоты спорили о судьбе своего бумажного комбината (аналога нашего БЦБК). Амурский ЦКК был построен в конце 50-х годов прошлого столетия в 45 км от Комсомольска-на-Амуре. Комбинат стал первенцем лесохимической промышленности на Дальнем Востоке. Но в 90-х годах ученые пришли к выводу, что наиболее рентабельно строительство нового комбината на базе другого предприятия. В результате ЦКК закрыли, вместе с ним потеряли работу тысячи человек. Сейчас завод полностью разворован и разрушен. После ликвидации в июле 2003 года предприятия «Амурбумпром», владельца Амурского ЦКК, оставшиеся цеха комбината были проданы мелким предприятиям для разборки. Территория площадью 1200 гектаров на протяжении многих лет является местом скопления безработных, нелегально добывающих лом черного металла на останках вымершего индустриального исполина.

За последние три года здесь было зарегистрировано шесть случаев смерти черных
металлистов, погребенных под обломками железобетонных конструкций. Руководство
прокуратуры, перебирая архивы расследований, связанных с незаконной добычей лома
на ЦКК, не исключает, что трагедий под сводами остановленных цехов произошло
гораздо больше.

Повреждение металлических связок не раз приводило к обрушению стен цехов.
Неоднократно местная прокуратура ставила перед руководством района вопрос о
прекращении допуска посторонних лиц на территорию предприятия, запрещении сбора
металлолома. Но для начала необходимо было составить смету официального
демонтажа построек силами компетентных специалистов. Денег в казне Амурского
района на эту сверхдорогую процедуру не нашлось.

Хотя по первоначальному замыслу подытожить банкротство предполагалось раз и
навсегда с помощью тротила — направленным взрывом пустующих зданий. Город
избавился бы от опасных чертогов и нашел бы подрядчика на расчистку завалов. Но
проект требовал непредсказуемых начальных вложений. В итоге администрация
Амурска открестилась от привлекательного, но чересчур шумного и рискованного
проекта.

Когда группа журналистов прибыла на развалы бывшего завода, то сразу
обнаружила: жизнь здесь кипит. Заметив нас, из нагромождения железобетонных плит
выныривают и скрываются за углом люди с газовыми резаками. Еще несколько парней
грузят краном металл недалеко от входа в цех-могильник. Из беседы с работниками
выясняем, что фамилия работодателя наемникам неизвестна, расчет за добычу
металла подвозят под вечер посредники — представители хозяев.

В присутствии группы сопровождавших меня свидетелей устанавливаем факт: на
месте рокового захоронения жертв безработицы процветает преступный бизнес.
Опрос, проведенный непосредственно в руинах, показал: недельный заработок
черного металлиста из рук работодателя начинается с сотни, но не превышает 3000
рублей, причем это потолок для опытного специалиста — каскадера. Однако для
мужчины в обнищавшем Амурске, где 40% населения выживают случайными заработками
— это порой единственный способ спасти семью от натурального голода.
Себестоимость амурского металла продолжает измеряться здоровьем и жизнью
амурчан. Способна ли вообще противостоять преступному бизнесу местная власть?

— К сожалению, не способна, — признавался в интервью бывший градоначальник
Амурска Геннадий Кузьминых, — муниципалитет не является собственником имущества
бывшего ЦКК. У нас нет средств даже для охраны его территории. Этих финансов
Амурску не предоставили. В итоге там, нарушая законы, хозяйничает частник, а у
меня нет никаких рычагов, чтобы его остановить.

Тем временем гибельные чертоги сооружений бывшего целлюлозно-картонного
комбината подряд поджидают очередных жертвоприношений в обмен на прибыли своих
безответственных хозяев. Но шанс, похоже, есть: глава муниципального района
Анатолий Шевчук официально заявил о переговорах краевого правительства с
зарубежным бизнесменом, намеренным запустить новый дальневосточный гигант
бумажной промышленности на базе бывшего ЦКК. В министерстве природных ресурсов
правительства Хабаровского края подсчитали, что возрожденное предприятие даст в
год порядка 300 миллионов рублей в местный бюджет и 700 миллионов рублей в
краевую казну. Кроме того, на новом производстве будет занято более 700 амурчан.
Для районного центра, где из-за остановки ряда предприятий потеряно свыше 13
тысяч рабочих мест, это реальный шанс занять 47 тысяч населения. Эти
перспективы, по-видимому, и стали поводом к созданию комиссии для обследования
бывшего ЦКК и регулярного патрулирования цехов-могильников для черных
металлистов.

Кроме того, по информации начальника отдела окружающей среды Амурского района
Анатолия Кочкурова, почва на территории остановленного комбината пропитана
химикатами. В необорудованных местах с прошлого века хранятся тысячи тонн серы,
сульфата натрия, других вредных веществ и ядов. Более точные данные по этому
вопросу также обязана обнародовать рабочая комиссия, которая отныне будет
собираться у главы администрации Амурского района раз в 10 дней.

Остается только добавить: стоило ли бросать предприятие в плачевном
состоянии; ждать, когда там погибнут люди, когда население потеряет работу,
чтобы вновь вернуться к тому же, с чего начинали — опять запускать комбинат?

Что имели и что потеряли?

* 1990 год — на комбинате работало 4,5 тысячи человек, включая
социальную сферу и непромышленный персонал

* 1990 год — третье место по промышленному потенциалу после Хабаровска и
Комсомольска-на-Амуре

* 2003 год — окончание процедуры банкротства

* 2006 год — зарегистрировано шесть случаев смерти черных металлистов,
погребенных под обломками железобетонных конструкций

Метки:
baikalpress_id:  17 134
Загрузка...