НТВ о жизни в Бодайбо

В субботу Иркутская область снова попала в объектив федеральных телеканалов

Речь идет о фильме НТВ из цикла «Профессия — репортер» под говорящим названием «Вольная каторга». И как обычно бывает в таких случаях, нашлось немало зрителей, поспешивших обвинить создателей очерка в очернении действительности. Так это или нет, пытался разобраться наш обозреватель.

После просмотра первое, что хотелось сказать: страна содрогнулась, узнав то,
что скрыто, но страна и не такое видала благодаря все тому же НТВ. Но этот
случай особый. Нет, конечно, налет сенсационности в фильме присутствует, но
правды все же больше.

Итак, о чем фильм? Полностью пересказывать сюжет не буду — его легко можно
посмотреть в сети Интернет. Скажу лишь, что в центре — трагическая история двух
старателей Алексея Быкасова и Евгения Сарычева, которые приехали в Бодайбо из
Красноярского края на заработки. Вернулись они домой спустя месяц в цинковых
гробах. Убийцей, по версии следствия, оказался местный житель, бывший уголовник.
Как утверждают в полиции, старатели и их будущий палач пьянствовали, а потом он
перерезал им горло. Но жена Алексея Быкасова в это не верит. По ее словам,
Алексей чего-то все время боялся, в разговорах по телефону твердил одно:
выбраться бы отсюда живым, и что никогда больше не вернется в это место. Есть
версия, по которой Алексей с товарищем отказались отдавать часть добытого золота
местным браткам. За что и поплатились жизнью. Да и вообще, судя по разговорам
местных жителей в фильме, убийства на приисках — вещь обычная.

Собственно, все остальное действие — попытка объяснить: что же случилось в
поселке Кропоткин. В ходе этого расследования мы узнаем, что золото сегодня
добывают способами столетней давности, что старатели живут в нечеловеческих
условиях и что порядки в этих местах мало чем отличаются от каторги. Только эта
каторга — добровольная.

Картина предстает совершенно жуткая начиная с дороги, ведущей к Кропоткину:
обочины буквально усеяны остовами автомобилей. По идее, тонны добытого золота
должны были превратить эти края ну если не в Калифорнию (климат не тот), то хотя
бы в некое подобие Финляндии или Швеции. Но золото куда-то уходит, а Бодайбо
остается краем нищеты и безнадеги. Безнадегой здесь пропитан сам воздух, она в
лицах людей, с которыми говорят московские журналисты, в убогих домах и
интерьерах местных жителей.

Люди говорят, что в Бодайбо всем заправляют братки, разъезжающие на
«Хаммерах», фактически они здесь власть. Милиции и прокуратуры вообще не видно и
не слышно. Мэр района Евгений Юмашев откровенно заявляет, что бороться с этим
бесполезно — все равно что с ветряными мельницами. Впечатляют и кадры с
опустившимися бомжами, которые ночуют по заброшенным баракам и пьют настойку
боярышника.

В общем, действительно, как сказано в анонсе к фильму «Бодайбо — дикий край
лихих людей и особых таежных законов». А то мы всего этого не знали! Достаточно
просмотреть заголовки криминальных новостей в сети: «В Бодайбо меняли золото на
наркотики», «В Бодайбо разоблачили группу «черных» старателей», «В Бодайбо
ограблен золотой прииск», «Муж убитой в Бодайбо судьи дает показания»,
«Арестован начальник следственного отдела Бодайбо» и особенно этот: «В Бодайбо
началась весна. Оттаяли первые трупы».

Но как это у нас в провинции обычно бывает, нашлись особо умные зрители,
которые сразу же обвинили журналистов НТВ в очернении и заказухе. Вот что пишут
они в комментариях к фильму: «Все преувеличено. Не больше и не меньше дерьма,
чем в других частях нашей страны». Или еще: «Полный бред, правды на 2%, я летом
была в поселке, и не все там так плохо: отремонтировали клуб, школу, построили
часовню! Отрыли где-то этого алкаша, не от большого ума он оказался в такой
ситуации, просто некоторые приезжают зарабатывать деньги, а некоторые просто
так, в итоге спиваются, некоторые успевают до Таксимо добраться и бичуют там...»
Но таких комментариев немного, гораздо больше тех, в которых все показанное в
фильме подтверждается:

«Теперь мне понятно, почему заболеваемость алкоголизмом среди жителей Бодайбо
и района на протяжении длительного периода в пять раз выше среднеобластного
уровня».

«Бодайбо гудит, как разворошенный улей. Родня звонит с большой земли в
панике, такая разруха, криминал, убийства, бегите скорее. Первая мысль —
заказчик кто? Вторая — мэр-то у нас храбрый мужик. Третья — матом». Пока власти
не повернутся лицом к Северу, ничего хорошего для себя район не ждет».

«Я родилась в Бодайбинском районе и уехала с семьей в 2004 г. Да такое там
творится уже давно. Показали только малую макушечку айсберга, а ведь там еще
люди живут и в душе надеются, что что-то изменится. Но не факт, мне кажется,
будет еще хуже и вмешаться некому, да и не надо это никому. В общем, там
государство в государстве со своими законами».

«Беспредел... Все знают о хищении драгметаллов, знают кто, кому и за
сколько... И всех все устраивает». Сергей Беспалов, иркутский предприниматель и
общественный деятель, бывал в Бодайбо относительно недавно. По его словам, это
реально кладбище людей. Все, что там есть, было построено еще в 60—70-х годах,
то есть при советской власти. С тех пор все приходит в упадок. Люди до сих пор
живут в балках (это передвижной домик на полозьях для временного размещения
людей). Местные жители — практически все пенсионеры. Живут они очень плохо.
Средний возраст — 60 лет. Практически все больные.

— Я считаю, — рассказал Сергей, — что единственное, что можно для них
сделать, это вывезти их оттуда, потому что у них самих на это нет денег. Сейчас
там 23 000 жителей, на десять тысяч меньше чем в 1991 году. Там нет никакого
смысла держать людей. А работать можно вахтовым методом, как на добыче нефти и
газа. Бодайбо — реально каторжный край, край нелегальной добычи золота. Милиции
там вообще не видно, но все все знают. Когда мы поехали в Кропоткин, тут же
кто-то предупредил, и нас там уже ждали. Старатели работают в адских условиях по
12—14 часов за очень небольшие деньги. Это — каторга.

Я попыталась пообщаться по телефону с жителями Бодайбо. В ходе переговоров
выяснилась странная закономерность: работники бюджетных организаций почему-то
все как один фильма не видели, ну не видели и все! А те, которые видели,
согласились говорить анонимно, не называя свих имен. По их словам, фильм
обсуждают все: в магазинах, на работе, переписывают друг у друга на флешки и
диски. Особенно впечатлил разговор с одной женщиной:

— Да это тысячная доля того, что у нас реально происходит! Правда гораздо
страшнее, чем было показано. Лично я собираюсь уехать отсюда, детей давно уже
отсюда отправила на большую землю. Уезжаю к ним. Район умирает, сейчас работают
только сезонные рабочие. Мы здесь живем, как каторжане. Все страшно дорого. Один
билет до Иркутска стоит от семи до девяти тысяч (от автора: до Москвы можно
долететь за 11 000). Разве так можно нас обдирать?!

— Я недавно туда летала к родне, — рассказала другая очевидица, — такое
чувство, словно летишь в пропасть. Людей использовали и бросили. Рабский труд.
Вахтовикам платят по 40 тысяч, и из них еще высчитывают за скудное питание. И
то, что бандиты всем заправляют, тоже ни для кого не секрет. Полная
обреченность. Даже вот у нас в Иркутске детские площадки почти в каждом дворе
есть, а в Бодайбо одна-единственная. Там вроде и дети — уже не дети.

Мне также удалось связаться с одним из главных героев фильма, мэром района
Евгением Юмашевым, который в фильме искренне говорил о том, что Бодайбо получает
всего 4% от налогов золотодобывающих компаний. Что можно сделать на эти жалкие
крохи?

— Евгений Юрьевич, что скажете?

— Честно говоря, мне не хочется комментировать: журналисты все мои слова
переиначили, переставили местами, в результате многие вещи получили другую
смысловую нагрузку. Изменился смысл сказанного. Сами журналисты говорят, что это
такой творческий замысел. По-моему, это не очень честно. Однако Евгений Юмашев
не стал ничего опровергать, как говорится, из песни слов не выкинешь.

Я уверена, что все показанное — правда, но вся беда в том, что эту правду
могут рассказать только приезжие журналисты из Москвы. Они приехали — и уехали.
А местные даже и не посмеют взяться за такую тему: никому не хочется быть
избитым или — того хуже — убитым. Ведь очевидно, что о беспределе, что творится
в отдаленном районе, известно и нашей власти: депутатам, чиновникам. Но раз они
ничего не предпринимают, чтобы изменить ситуацию, значит, всех это устраивает.

Особенно больно за людей, живущих в этой «пропасти». Кажется, что они давно
смирились, ни на что не надеются и даже не пытаются роптать. Видимо, они тоже
считают, что братки, убийства, нищета — это нормально. Честно говоря, на фоне
всего этого криминала американский Дикий Запад времен золотой лихорадки кажется
легкой забавой. К тому же там, в Америке, с бандитами быстро справились сами
граждане. У нас — терпят. И, видимо, будут терпеть еще очень долго. И мне
кажется, что не убийства и криминал самое страшное, что есть в этом фильме, а
именно беспредельное терпение и пассивность обездоленных людей. Хотя нет!
Недавно местные жители, доведенные до отчаяния, перекрыли дорогу Бодайбо —
Кропоткин, чтобы привлечь внимание к дорожной проблеме. Значит, терпение не
беспредельно, и власти, пока не поздно, должны начать действовать.

Что мы знаем о Бодайбо?

Бодайбинский район расположен на северо-востоке Иркутской области. Население
района на 01.01.2011 г. составляло 23 835 человек (из них в столице района — 14
538 человек). Город Бодайбо расположен на правом берегу Витима в 295 км от его
устья. Бодайбо основан в 1864 году как приисковая Бодайбинская резиденция (склад
грузов), обслуживающая Стефано-Афанасьевский прииск, когда поисковая партия
иркутского купца Михаила Сибирякова обнаружила в бассейне речки Бодайбо
золотоносную россыпь. В 1912 году в районе Бодайбо произошел массовый расстрел
забастовки на приисках. Существуют две версии происхождения названия города.
Согласно одной из них, поставив отвод (отведя и зарегистрировав участок),
старатель молился, чтобы было золото («подай, Бог»), что потом исказилось до
«Бодайбо». Согласно другой версии с эвенкийского языка Бодайбо переводится как
«это место».

Метки:
baikalpress_id:  31 767