Помогал боевикам

Лидер дагестанской общины Иркутска осужден за участие в незаконном вооруженном формировании

На прошлой неделе пресс-служба Управления ФСБ России по Иркутской области сообщила о том, что в Дагестане был задержан участник незаконных вооруженных формирований. Вы спросите, какое нам в Иркутске дело до этих событий. Дагестан далеко. Дело в том, что осужденный имеет к Иркутску самое прямое отношение — он жил рядом с нами долгое время. Более того, он был общественным активистом, лидером дагестанской общины.

Нынешней весной «Пятница» писала о громком деле в деревне Баклаши,
Шелеховский район. В доме одного из жителей по фамилии Тимерзин сотрудники ФСБ
провели обыск по предписанию Следственного комитета Дагестана. Тимерзин проходил
свидетелем по уголовному делу, связанному с экстремизмом. В рамках того же дела
в Дагестане был задержан некий Ахмед Закарьяев. Какие между этими людьми были
связи, следствие пока не разглашает. Известно только то, что при обыске у
Тимерзина была изъята литература экстремистского содержания и видеозапись, где
он вместе с Закарьяевым стреляет по мишеням.

Корреспонденты «Пятницы» по горячим следам побывали в Баклашах, но местные
жители ничего об обыске не слышали и были очень удивлены, узнав, какими делами
занимались их соседи по деревне. И вот на прошлой неделе появилась информация,
что Хасавюртовский районный суд признал того самого Ахмеда Закарьяева, который
был запечатлен на экстремистской видеозаписи, виновным в совершении преступления
по ч. 2 ст. 208 УК РФ («Участие в незаконном вооруженном формировании»). Такой
вердикт был вынесен на основании оперативных материалов, предоставленных УФСБ
России по Иркутской области.

Самое интересное в этой истории — это, конечно, фигура самого Закарьяева.
Если верить дагестанским источникам, Ахмед Закарьяев, будучи еще совсем молодым
человеком (родился в 1971 году), оказался в Иркутске, как принято теперь
говорить, в лихие девяностые. За 15 лет жизни в Сибири он стал практически
своим, настолько своим, что занял пост председателя областной
национально-культурной организации «Народ Дагестана». Закарьяев принимал
активное участие в общественной жизни, исправно посещал мечеть, занимался
бизнесом. О том, что Закарьяев был на хорошем счету, свидетельствует его участие
в тренинге «Молодежные инициативы противостояния ксенофобии, расизму и
экстремизму» в Красноярске. Тренинг как раз был призван научить участников
противостоять межэтническому экстремизму в молодежной среде. Кто бы мог
подумать, что молодежный активист из Иркутска спустя пять лет будет осужден за
пособничество боевикам?

В 2010 году Ахмед Закарьяев вернулся на родину, где, согласно информации
УФСБ, с ним установили контакт лидеры бандподполья, исповедующие нетрадиционный
ислам. В начале 2011 года Закарьяев вступил в состав незаконного вооруженного
формирования, действовавшего на территории Дагестана. Следствие установило, что
в составе действующего НВФ он выполнял различные поручения руководителей и
других участников бандподполья, занимался сбором информации о сотрудниках
правоохранительных органов, предоставлял свое жилье.

Вскоре Закарьяев попал в поле зрения ФСБ. Уже в сентябре 2011 г. следственным
управлением СКР по Республике Дагестан ему было предъявлено обвинение по ч. 2
ст. 208 УК РФ и избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

К расследованию уголовного дела были привлечены сотрудники УФСБ и ГУМВД по
Иркутской области. Как мы уже знаем, были проведены обыски в домах, где жил
подозреваемый, найдены экстремистская литература, документы. Все это было
отправлено для изучения в Дагестан. В итоге Закарьяев был признан виновным в
совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ, и приговорен к
лишению свободы.

Он выделялся

«Пятнице» удалось поговорить с людьми, которые сталкивались с Закарьяевым в
Иркутске.

Людмиле (по ее просьбе мы изменили имя) довелось общаться с Ахмедом
Закарьяевым на одном семинаре, посвященном продвижению идей толерантности.

— Я бы не хотела давать никаких оценок, поскольку не считаю, что у меня есть
такое право, — рассказала Людмила, — могу сказать только одно: он был непростым
человеком. Очень открытым, эмоциональным, пылким и верующим.

Рашида, прихожанка мечети (также просила не называть ее настоящего имени):

— Я его помню: невысокий, довольно спортивный. Что-то в нем было, что
выделяло его из общей массы. Что-то настораживало в словах, в манере держаться.

Фарит-хазрат, имам Иркутской мечети: — Да, он приходил в мечеть, но молился
иначе, чем все. Держался другого порядка. Не нашего
традиционного.

Загрузка...