Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве.

*Мой супруг, пока не вышел на пенсию, всю свою трудовую жизнь исправно
выплачивал нашей христианской церкви «десятину» — десять и более тысяч долларов
ежегодно, чем приводил меня в замешательство: воспитана я не так, чтобы взять и
просто так вот раскидываться деньгами! Но в чужой монастырь, как известно, со
своим уставом не суются, хотя денег на благое дело мне было откровенно жалко.

Теперь на банковский счет моего мужа-пенсионера падает зеленых денег меньше,
но Роберт все равно продолжает платить так называемую десятину, которая, как
правило, гораздо превышает чисто математические 10 процентов. Муж благодарит
Бога за то, что жив-здоров, женат и счастлив, что живет благополучно и в
достатке, что дети и внуки радуют. А еще главным образом Роберт старается отдать
церкви как можно больше долларов оттого, что уверен, что сейчас, в эпоху
экономического кризиса, люди в своем большинстве не могут поступать так же, как
он. Основная масса тех американцев, кто жертвовал свои кровные «на Бога» еще
год-два назад, теперь уже не может, по мнению супруга, взять, и не долго думая,
— как прежде — пожертвовать на нужды церкви. Я думала точно так же и всячески
мужа поддерживала.

 И каково же было наше удивление, когда мы узнали, что в более половине
приходов только нашей церкви в Соединенных Штатах Америки пожертвования растут
как на дрожжах. Взять для сравнения хотя бы эти цифры: в 2009 году 36% церквей
отрапортовало о том, что денег стало от прихожан поступать больше; в 2010 году
это было уже 43% церквей; в 2011 году — 51%! Напоминает мне Великую депрессию,
когда американцы, переживая тяжелые времена, вновь кинулись уповать на Бога... и
нести свои сбережения церквям, но не банкам.

*Такого Иркутск еще не видывал и долго, боюсь, не увидит! Только представьте:
вы приходите в ресторан средней руки, а вас там встречают вместо молоденьких
смазливых официанток серьезные немолодые люди в форме и при погонах. Самые
высокие ментовские чины Иркутска встречают вас у входа с улыбкой до ушей; как
лучших друзей усаживают вас на лучшие места; принимают от вас заказ; приносят
прохладительные напитки и чуть позже горячие блюда.... Чины не только
милицейские, но и именитые адвокаты, и так называемые представители городской
администрации уносят грязную посуду, протирают тряпками столики, помогают, кто
чем может, на кухне...

Представили? Согласна, нелегко такое вообразить. У меня бы глаза на лоб
вылезли. Но то в Иркутске. А здесь вот, у нас, в нашем городке в штате Айдахо
такая сцена может быть очень даже запросто! Официальные лица представляют себя
посетителям семейного ресторана день напролет и дают едокам знать, что все
чаевые и прочие пожертвования (если кому вздумается) пойдут на пользу таким-то и
таким-то страждущим. И так день напролет, с самого раннего утра! К пяти часам
вечера, по самым скромным подсчетам, было собрано на нужды местных погорельцев
более полусотни американских долларов чаевыми.

*Один из моих клиентов любит гулять по улицам. Хлебом не корми, но дай ему
пройтись по городу... часиков так пять-шесть кряду. Помешать ходить пешком ему
не может ничто: ни пурга, ни ливень, ни стоградусная жара. Единственное, что
может заставить его лишь немного замедлить темп и даже свернуть с намеченного
пути, так это встреченные по дороге лошади или собаки (причем собаки не абы
какие, а исключительно питбули). Завидев на чьем-то участке коней, высунувших
зубастые морды аккурат над тротуаром или приметив впереди по курсу коротконогую
широкогрудую псину, эдакий мощный костяк с рельефной мышечной системой,
обтянутый короткошерстной шкурой, он немедленно просит меня перейти на другую
сторону дороги. Ну, с конями все понятно: в нашей деревне кони не кусали только
ленивого, а вот с питбулями-то что не так?

— Да ты чего, боишься что ли? — спрашиваю я подопечного. И слышу в ответ
тихое: «А все говорят, что питбулей бояться надо, потому что они людей
убивают!». И это в Америке, где и на первый, и на второй взгляд все до одной
собаки всегда сытые, жирные и добрые-предобрые: не грызут костей, не кусаются и
не бросаются на прохожих или проезжающие мимо автомобили, потому что даже
лаять-то толком не умеют? Чуть позже поняла, откуда ветер дует, чуть ли не до
смерти запугав моего бесстрашного в общем-то клиента, — СМИ. То два айдаховских
питбультерьера серьезно травмировали свою шестидесятилетнюю соседку; то их
сородич в другом штате буквально в считанные минуты сгрыз кому-то лицо; а еще
где-то здесь член семейства питбулей, покусав хозяйку, заодно расправился и с
хозяйским мини-песиком...

 Американские питбультерьеры всегда были в Америке популярной породой.
Они, кстати, и выведены-то были здесь. Но при всем при этом мне показалось, что
стоит какому-нибудь американскому питбультерьеру сделать шаг в сторону — и он
незамедлительно объявляется вне закона. Просто потому, что он питбуль. А вот
окажись на его месте пес другой породы — и все будет, вероятно, не так
истерично. Но факты говорят сами за себя: начиная с 2008 года питбулями было
убито 120 американцев. Хозяева питбулей как в России, так и в Америке, в голос
уверяют, что лучше питбультерьера собаки не найти, потому что этих кобелей и сук
отличает... доброта к людям. Как, впрочем, и пониженный болевой порог, и
суперреактивность.

Загрузка...