Жив, здоров, доволен

Иркутянин Александр Харитонов перешел на сырую пищу, отказался от электроприборов и свел количество одежды к минимуму

Успешный человек... Тысячи людей прилагают титанические усилия, чтобы соответствовать этому определению. Причем успешность измеряется не творческой индивидуальностью, а чисто внешними атрибутами: брендовой одеждой, статусными вещами, заграничными турами. В итоге вся жизнь проходит под знаком покупок и приобретений. Но можно жить и по-другому. Обозреватель «Пятницы» познакомилась с молодым человеком, который сознательно свел свое личное потребление к минимуму. Он имеет всего два комплекта одежды: один — для зимы, второй — для лета; ходит по городу пешком; отказался почти от всех электрических приборов; питается только растительной пищей... И при этом жив, здоров и счастлив.

Дошел до ручки

Важное предуведомление: герой этой публикации Александр согласился рассказать
о себе только на условиях полной анонимности и без фото. Он категорически против
любой рекламы и саморекламы. Выставление на первый план своего Я противоречит
сути его жизненной философии.

А началось все... с болезни. Как вспоминает Александр, к 21 году он дошел до
ручки: сорок килограммов лишнего веса, одышка, астма, аллергия, псориаз,
хронические ОРЗ...

На первом этапе молодой человек полностью перешел на сырую растительную пищу:
овощи, фрукты, орехи. Естественно, без соли и специй. И ничего страшного не
случилось: здоровье начало приходить в норму. Ушли лишние килограммы.
Закончились проблемы с зубами. Раньше каждый год приходилось тратить по тридцать
тысяч на лечение, теперь необходимость в помощи стоматолога отпала полностью,
более того, его зубы вообще не нуждаются в чистке. Еще одним приятным следствием
перехода на фрукты и овощи стало избавление от астмы и аллергии.

— Раньше я из дому не мог выйти во время цветения, — говорит Александр, — от
одного вида тополиного пуха становилось плохо. А сейчас даже не обращаю
внимания. Книжная пыль — то же самое. Прекратились простудные заболевания.
Однажды Саша провел несколько суток в Саянах под холодным дождем в одной
футболке и шортах и даже насморка не заработал.

Спустя пару месяцев наш герой заметил, что кухня начала затягиваться
паутиной. Оказалось не нужным все, что там находилось: посуда, чайник,
электроплита, микроволновка, фритюрница, тостер, кофеварка, блендер и даже
святая святых любой хозяйки — холодильник. Хранить в нем стало решительно
нечего. Часть техники отправилась в кладовку, остальное разошлось по друзьям.
Затем в категорию ненужных вещей попала косметика: гели, шампуни, лосьоны,
дезодоранты, пена для бритья, скрабы.

Следующий сокрушительный удар был нанесен гардеробу. Александр с легкостью
избавился от пуховика, пальто, шарфов, меховой шапки и обуви. Затем та же участь
постигла костюмы, джемперы и рубашки. Молодой человек решил ограничиться
брюками, футболкой и демисезонной курткой. Из обуви оставил одни кроссовки. По
словам Александра, до минус 25 градусов холод в них практически не чувствуется.
То, как на это реагируют окружающие, его совершенно не беспокоит.

— Мы общаемся с человеком, — риторически спрашивает Александр, — или с его
социальным статусом? Например, говорят: мужчина должен пахнуть дорогим парфюмом,
носить дорогие часы. Так что важнее: мужчина или его часы?

Следует заметить, что Александр работает в сфере науки, а в этой среде вообще
не придают значения модным трендам и брендам.

«Остапа понесло»

Покончив с одеждой, Александр взялся за расчистку пространства. Он
внимательно осмотрелся вокруг, и увиденное его не обрадовало: комната была
захламлена какими-то сувенирами, вазочками, фонтанчиками, подсвечниками,
фотографиями, игрушками, которыми он играл в раннем детстве, и прочими
бесполезными предметами. — Я спросил себя: «Зачем?» — вспоминает Александр, — и
почти все выбросил. Потом очередь дошла до книг. Выяснилось, что почти все, что
стоит на полках, уже давно прочитано. Некоторые книги отнес на работу, другие
раздал друзьям.

Последним этапом инвентаризации стало избавление от всего, что включается в
розетку. Первой жертвой стал телевизор. Его бесполезность в контексте Сашиной
концепции настолько очевидна, что не нуждается в объяснении. Утюг тоже оказался
не нужен, поскольку гладить было нечего. Та же участь постигла стиральную
машину. Свою немногочисленную одежду Александр прекрасно отстирывает вручную,
говорит, что это полезно для здоровья. Затем квартиру покинули другие
электроприборы: обогреватель, музыкальный центр, телефон... У Александра было
желание отказаться и от мобильника, не самой полезной вещи, по его мнению. Но
мобильный пока нужен для работы. То же самое и с компьютером. Саша всерьез
подумывал, что было бы неплохо избавиться и от него, но пришлось оставить — по
причине все той же производственной необходимости.

— Компьютер дает большие возможности, — говорит он, — но я считаю, что сам
человек может развиваться и усиливать свои возможности.

Зато по поводу фотоаппарата сомнений не было. — Не понимаю, — совершенно
искренне рассуждает Александр, — люди куда-то едут, зачем-то фотографируют,
потом всем показывают, мол, посмотрите, какой я крутой. Фотографии играют роль
некой памяти. Но по себе могу сказать, что помню все прекрасно без фотографий и
других ритуальных вещей. Диктофон тоже, кстати, из этой же серии.

В этот момент он выразительно посмотрел на мой диктофон. Признаюсь, мне стало
немного не по себе. Внезапно захотелось тотчас отправить его в урну. Остановило
меня только то, что девайс был собственностью редакции.

В движении

Концепция минимизации личного потребления охватила все стороны жизни
Александра, в том числе это касается путешествий. В детстве он часто ездил в
спортивные лагеря, на олимпиады, соревнования, в деревню к родственникам, возя с
собой массу вещей. Апофеозом стал эпизод, когда огромный баул не прошел через
рамку металлоискателя. Этот случай побудил принять радикальное решение —
путешествовать только с одним небольшим рюкзаком. С ним Александр благополучно
съездил в Европу. Самое главное — исчезла тревога. Ведь когда у тебя полно
багажа, его нужно постоянно контролировать, проверять, все ли на месте, бояться
потерять. Кстати, по городу Александр предпочитает передвигаться пешком. На
работу и обратно бегает, извлекая двойную пользу: с одной стороны — хорошо для
здоровья, с другой — экономия денег. Обзавестись автомобилем у нашего героя нет
ни малейшего желания, другое дело — велосипед: «Он и силу развивает, и экологии
не вредит, и веселья добавляет».

Еще один очень важный аспект философии Александра затрагивает социальные
связи. По его словам, люди тратят массу времени на общение. Причем в большинстве
случаев это общение сводится исключительно к совместному поглощению пищи и
алкогольных напитков.

— В социальном смысле эти посиделки абсолютно ничего не дают, — уверен
Александр, — как только люди встречаются, сразу организуется какой-то стол. А
если из этой встречи убрать еду и алкоголь, то людям и поговорить особенно не о
чем. По поводу праздников у Саши и раньше возникало ощущение их искусственности
и неуместности. Взять хотя бы дни рождения. «В том, что я родился, — говорит он,
— моей заслуги нет».

К общению в Интернете Александр относится с иронией, сам он давно удалил все
свои аккаунты из социальных сетей. «Начинается все мило, — поясняет Саша, —
заканчивается грустно. Есть тенденция: все хорошее сразу же обрастает
маркетинговыми технологиями. Допустим, «Твиттер». Изначально это был хороший
понятный продукт. Но людям нужно делать вид, что они работают, в результате
«Твиттер» оброс разными сервисами: фотографии, круги друзей, рейтинги. И все это
разрастается в огромную систему, в которой нужно год разбираться. Человек и так
уже прикован к социальным сетям, а ему еще керосинчику подливают в виде
дополнительных возможностей. В моей жизни после удаления аккаунтов ничего не
изменилось».

Вещи делают уязвимыми

Важно понять, что Александр минимизирует свои потребности не ради
минимизации, избавляется от лишних вещей не ради избавления. Это целая
философия.

— Человечество развивается по неправильному пути, — объясняет он, — весь
физический труд мы перекладываем на плечи разных машин и роботов. В результате
руки-ноги постепенно атрофируются. Например, транспорт: мы сидим за рулем и
практически не затрачиваем никаких усилий; но может наступить день, когда
человек вообще утратит способность ходить. Происходит подмена наших органов
некими суррогатами. То же и с интеллектом: некоторые устройства уже справляются
с задачами лучше человека. Фраза «Майкрософт думает за вас» в будущем будет
восприниматься буквально, т. е. сам мыслительный процесс в голове будет не
человеческим, а «майкрософтовским». В итоге человек вообще может лишиться своей
идентичности.

Взгляды, которые исповедует Александр, не догма: к ограничению потребностей,
по его словам, нужно подходить индивидуально и творчески. У каждого свой путь.
Главное — понять: не в потреблении счастье. Вещи делают человека уязвимым:
машину могут угнать, квартиру — ограбить, дорогой телефон — выхватить из рук.

— Недавно мне довелось увидеть в Интернете видеоролик с участием мужчины,
пострадавшего от наводнения в Крымске. Его слова были примерно такие: «Все, что
нажил за 60 лет, все пропало. Что теперь? Повеситься только». В этих словах как
раз и заложена вся трагедия ситуации. Чем обкладывать себя вещами, лучше
развивать память, ум, талант — то, что невозможно украсть. Совершенно немыслимо,
чтобы бандит потребовал отдать ему ваше умение рисовать, играть на флейте,
писать стихи. Есть вещи, которые невозможно потерять.

Назад к природе

Концепция минимизации потребления Александра Харитонова пересекается с
аналогичными идеями, популярными на Западе, где идет мощное движение против
потребительской идеологии. Люди сознательно отказываются от стремления к
буржуазным ценностям: материального благополучия, карьеры, социального статуса.
Отказываются, для того чтобы стать ближе к природе. Жить простой и здоровой
жизнью, не растрачивая ее на пустяки. В качестве примера можно назвать несколько
родственных философских течений и общественно-политических движений:

* Трансгуманизм. Философская система и мировоззренческая платформа,
утверждающая, что человек не является последней стадией эволюции. Трансгуманизм
призывает к активному вмешательству в эволюционный процесс, к переходу в
состояние трансчеловека. Трансгуманизм признает возможность и желательность
фундаментальных изменений в положении человека с помощью передовых технологий с
целью ликвидировать страдания, старение и смерть и значительно усилить
физические, умственные и психологические возможности человека.

* Дауншифтинг (англ. downshifting — переключение автомобиля на более
низкую передачу, а также замедление или ослабление какого-либо процесса) —
философия «жизни ради себя», «отказа от чужих целей». Дауншифтеры отказываются
от стремления к пропагандируемым общепринятым благам, вроде постоянного
увеличения материального капитала, карьерного роста и т. д., ориентируясь на
жизнь ради себя и своей семьи.

* Антиглобализм. Многовекторное политическое движение, направленное
против негативных аспектов процесса глобализации в его современных формах, в
частности против концентрации богатства в руках транснациональных корпораций и
отдельных государств, против доминирования глобальных торгово-правительственных
организаций. Сторонники антиглобализма выступают за поиск альтернативных моделей
глобального развития. Борьба идет в основном под лозунгами противостояния
глобальному неравенству и формированию однополярного мира, загрязнению
окружающей среды и т. п.

* Антиконсьюмеризм. Общественно-политическое движение против
приравнивания уровня личного счастья к уровню потребления и приобретения
материальных благ.

Сыроедение: за и против

* Наталья Павлова, заведующая педиатрическим отделением
Ивано-Матренинской детской клинической больницы: «Питание должно быть
адаптировано и привязано к климатическим условиям региона. В холодном климате
потребность в белковой пище гораздо выше, чем в экваториальных широтах. Важно
понять, что белки являются строительным материалом для растущего организма. И
пока человек растет, отказываться от мяса и рыбы ни в коем случае нельзя. Есть
даже синдром белкового голодания. Для людей в возрасте 40—50 лет это уже не так
актуально, и при переходе на исключительно растительную пищу особого ущерба для
здоровья не будет».

* Александр Мантахаев, руководитель центра снижения веса доктора
Гаврилова: «Аминокислоты содержатся только в животном белке, но есть страны с
древней традицией вегетарианства, например Индия. Но Сибирь — не Индия, и без
животной пищи у нас обойтись весьма проблематично. Хотя, с другой стороны,
избыточное потребление белковой пищи тоже не приносит пользы. Однозначно
заявить, что сыроедение — это плохо, я не берусь. Только надо понять, что не все
люди у нас просветленные и способны преобразовывать энергию».

* Вадим Зеленин, доктор медицинских наук, пластический хирург: «Мне это
не очень близко. В XXI веке пищу лучше все-таки готовить. Пища должна быть
вкусной и приносить удовольствие! Я считаю, что питание в первую очередь должно
быть сбалансированным, в соответствии с обменными процессами организма и
физическими нагрузками. Что касается вегетарианцев, которые питаются
исключительно растительной пищей... Знаете, одно дело быть вегетарианцем в
тропиках, и совсем другое — в Жигалово или Катанге. Не понимаю, как можно
пережить холода, питаясь одной капустой и морковкой».

Загрузка...