Школа изменилась

Накануне 1 сентября все наши мысли обращены к проблемам средней школы. За последние 20 лет с начала экономических и политических реформ многое в российской школе изменилось. Наше общество к этим изменениям относится крайне болезненно.

Авторитет

Унификация — это плохо

О том, чем современная российская школа отличается от советской, мы решили
поговорить с Львом Михайловичем Дамешеком, ректором Института повышения
квалификации работников образования, доктором исторических наук, профессором.

— Лев Михайлович, мы с вами — продукты советской школы. На фоне
многочисленных нововведений, сотрясавших школу последние 20 лет, мне
представляется, что советская школа была более стабильной.

— Школа, система образования, существует не в безвоздушном пространстве, она
существует в рамках государственной системы. Государство за последние 20 лет
существенно изменилось. И школа не могла игнорировать новые веяния, например
систему ЕГЭ, которая была неоднозначно воспринята обществом. Система советского
образования была действительно стабильная, но не нужно забывать, что наше
общество сделало существенный шаг вперед, появились новые образовательные
технологии, о которых мы в свое время и помыслить не могли: Интернет,
дистанционное обучение... Безусловно, современная школа отличается большей
мобильностью. И общество должно каким-то образом на это реагировать, мы не можем
жить в одних и тех же рамках. Поэтому сейчас готовятся к внедрению новые
государственные образовательные стандарты, которые должны научить и учителя, и
ученика искусству постоянного учения.

— Можем ли мы сказать, что одним из главных отличий советской школы была ее
крайняя идеологизированность?

— Да, это так: в начальной школе были октябрята, потом пионеры (я до сих пор
помню клятву пионера), потом комсомол. Сегодня у нас нет четко выраженной
государственной идеологии. Резкие скачки от одного политического курса к другому
не способствовали ее формированию. Но идеология не может быть выработана одним
человеком: будь то президент или премьер-министр. Есть такое понятие «дух
нации», и этот дух вырабатывается веками. Все знают, с каким уважением относятся
американцы к своей конституции, но она существует уже 200 лет. Разница есть?

— Советская школа была больше нацелена на заучивание, сейчас делаются попытки
в сторону развития индивидуальности, чтобы ребенок научился самостоятельно
думать. Но большая часть учителей воспитана иначе, наверное, очень непросто
перестроить их сознание?

— Да, научить учиться — это задача нового образовательного стандарта. Учителя
тоже люди, они привыкли вести урок по определенной методике, и не так просто им
сразу перестроиться. Внутренне мы всегда все новое воспринимаем настороженно,
ведь новое — не всегда означает хорошее. Поэтому учителей тоже нужно
психологически подвигнуть. Они должны иметь материальный стимул к повышению
квалификации, знать, что качественная работа будет соответствующим образом
оценена наградами и званиями.

— Некоторые эксперты опасаются, что с введением нового государственного
стандарта уровень образования снизится.

— По поводу стандарта я могу сказать так: 25 человек в классе, и все они
разные — один ребенок изначально имеет склонность к изучению естественных
дисциплин, другой к гуманитарным. Почему же все дети должны специализироваться в
математике? Конечно, у ребенка должен быть выбор. Может быть, не мыслит он себя
в будущем ученым или чиновником, может, он хочет быть механиком или электриком.
Почему мы должны всех стричь под одну гребенку? Унификация и усреднение — это не
есть хорошо.

— Как раз унификация была родовым признаком советской школы. Чтобы никто не
выделялся, даже форма была одинаковая.

— Лично я против того, чтобы дети носили форму, но это не значит, что ученики
должны ходить в золоте и бриллиантах. Это уже зависит от уровня культуры в
семье.

— Кто-то точно подметил, что наше образование очень зависит от политической
линии. Сталин ввел в программу «Логику», Горбачев «Этику семейной жизни», Ельцин
— «Экономику и право», Путин — «ОБЖ», а Медведев — «Основы православной
культуры».

— Надо понять, что за последние 20 лет национальный состав нашего государства
очень изменился. В российских школах появилось много детей из республик Средней
Азии и Закавказья. Но это не означает, что они люди второго сорта, они такие же
граждане, как и мы. Одна из задач школы — воспитывать толерантность, терпимость.
Вот поэтому вводится новый курс «Основы религиозной культуры и светской
этики».

— Дискуссия по поводу целесообразности этой дисциплины не утихает до сих
пор.

— Я понимаю опасение общества. Но этот курс не ставит целью привить детям
какие-то религиозные убеждения. За этот год наш институт подготовил 1200
учителей этого предмета. Особенность заключается в том, что учитель обязан уметь
преподавать любой из шести модулей. И мы ставим задачу: представить каждый
модуль именно как часть мировой культуры. Этот предмет призван внушить уважение
к тем детям, которые выбрали иную религию.

— А есть данные о том, какие из модулей наиболее востребованы?

— Основы исламской, иудаистской и буддисткой культуры выбрали немногие
родители. Значительная часть записалась на основы православной культуры. Но
больше всего востребованы основы светской этики и основы мировых религий.

По словам Льва Дамешека, среди отличий нынешней школы от советской также
следует отметить значительное имущественное расслоение. В советское время
материальное неравенство тщательно нивелировалось, сейчас с введением
государственного стандарта одни родители смогут оплачивать дополнительные
предметы, другие — нет. Это тоже вызывает опасение, что образование станет
доступно только обеспеченным слоям.

— Я согласен с этим, — рассуждает Лев Михайлович, — но надо понимать, что
репетиторство было и тогда, оно есть и сейчас. И берут за эти услуги весьма
приличные деньги. Все это существует, и не нужно думать, что наша система
образования идеальная. Но платные услуги должны быть.

— В советское время мы и помыслить не могли, что в школу придет насилие, что
ученики и их родители станут набрасываться на учителей с кулаками, оскорблять,
унижать.

— Это издержки идеологии начала и середины 90-х годов. Именно тогда на экраны
и прилавки хлынула всякая низкопробная продукция, пропагандирующая
вседозволенность, насилие, разврат. На Западе этого нет. Я был в Канаде и там ни
одного секс-шопа в городе не увидел, а у нас они на каждом углу. Я считаю, что
само общество должно стабилизироваться. Школа — это отражение общества, его
скол. Если наше государство по отношению к учителю не занимало государственной
позиции, не уважало учителя, опустило его неизвестно куда, то чего ждать от
общества. Сейчас, слава Богу, одумались. Мы должны понять, что учитель — это
своего рода государственный служащий, он выполняет чрезвычайно важную
государственную миссию: готовит будущего гражданина.

— Ваши пожелания в канун 1 сентября!

— Я поздравляю всю педагогическую общественность, родителей и детей с началом
нового учебного года. Твердо верю, что этот учебный год принесет им внутреннее
удовлетворение.

А что думает народ?

Первую учительницу не забудешь

Сегодня мы спросили у иркутян: «А вы помните свой первый раз в первый
класс?»

Тамара Григорьевна: — Хорошо помню свою первую торжественную линейку. Это
было в Томске. Мама привела меня с огромным букетом, красивые белые банты
заплела. Тогда все мы, дети, ждали с трепетом, когда пойдем в школу.

Елена Ивановна: — Помню, хотя 40 лет уже прошло. Это был очень торжественный
момент. Я пошла в школу № 75 Иркутска, ее и окончила. У нас были очень хорошие
учителя. Первой учительнице Евдокии Сергеевне я очень благодарна.

Валентина Иннокентьевна: — Очень давно это было. Я ходила в школу в Свирске.
Было ощущение чего-то нового, взрослости. Все очень волновались, и я не
исключение. Интересовало меня, какая будет первая учительница, сколько будет
новых друзей.

Иван: — Хорошо помню свой первый класс, первую линейку. Мне тогда очень
хотелось стать школьником, учиться, получать новые знания и умения. Все было в
новинку — одноклассники, первая учительница. Много новых друзей появилось.

Светлана: — Первая учительница для нас тогда была как вторая мама, ведь в
школе мы проводили время с раннего утра и до вечера. Дети были тогда совсем
другие. Все ходили в одинаковой форме, девочки — с одинаковыми косичками и
бантиками.

Уважаемые читатели! Приглашаем к диалогу педагогов и всех, кто
имеет отношение к образовательному процессу. Звоните по телефону редакции
27-28-28, пишите по адресу: Иркутск-9, а/я 82 или
href="mailto:friday@pressa.irk.ru" target=_blank>friday@pressa.irk.ru
и высказывайте свои мнения.

Метки:
Загрузка...