За экзотикой к северным оленям

Впечатления обозревателя «Пятницы» от путешествия в долину вулканов — на границе Бурятии и Тывы

Когда нервы сдают, голова забита суетливыми мыслями, а тело ноет от застоя, я выбираю место на карте и собираю рюкзак. Правда, в отдельных случаях с места в карьер рвануть не получается — нужна тщательная подготовка, проработка маршрута, подбор компании и решение оргвопросов. Так было и в этот раз, когда объектом внимания стали уникальные места в Восточных Саянах — Чойган (или Жойган), Хойто-Гол и Долина Вулканов.

Отправляясь в дикие, малонаселенные места, подготовкой пренебрегать нельзя.
Ключевые моменты — дорога, снаряжение и еда. Мы заранее установили, что ехать
предстоит на двух видах транспорта: от Иркутска до поселка Орлика (язык не
поворачивается назвать Орлик деревней, здесь целые улицы застроены новенькими
аккуратными деревянными домиками под разноцветным профнастилом, с пластиковыми
окнами и спутниковыми антеннами) в Окинском районе Бурятии — а это 490 км — на
маршрутке, дальше, под перевал Чойган — в кузове грузовой машины ЗИЛ. Эти 70 км
преодолеваются нелегко — около 10 часов как грибы в кузовке, беспрестанно
подпрыгивая на жестких деревянных лавочках, усердно стараясь не получить по лицу
хлесткими ветками деревьев или вовсе не вывалиться за борт машины. Спасают
оптимизм, хорошая компания, зашкаливающий в крови адреналин и чудесные виды...

Услуги по трансферту от Орлика к перевалу Чойган оказывают несколько местных
бурят (сойотов). Мы заранее наслушались о представителях этого народа разных
рассказов, в том числе настораживающих, но были приятно удивлены их личными
качествами и менталитетом. Исполнительные, трудоспособные и трудолюбивые, с
четкими представлениями о гендерном распределении ролей и обязанностей: мужчины
занимаются тяжелым физическим трудом, женщины готовят, стирают, воспитывают
детей — и с хорошим чувством юмора.

В общении с туристами сойоты отдают предпочтение мужчинам — просто потому,
что это им кажется правильным. Хотя если абориген разговорится и почувствует в
женщине достойного собеседника, его сложно остановить. За непродолжительную езду
в кабине ЗИЛа мне удалось выяснить, что, несмотря на приличную отдаленность от
райцентра, от Монд, Аршана, Култука и тем более от Иркутска, у сойотов есть все
необходимое — из еды, мебели, бытовой техники. Продукты в магазинах, конечно,
стоят значительно дороже, но купить можно почти все. Кроме молочного, мясного и
овощей, которые они выращивают сами. В короткое и суровое лето на их огородах
успевают созреть даже маленькие арбузы. Если только это не очередная шутка
собеседника.

В общении сойоты просты и искренни, почти всегда. Они, разумеется, преследуют
свои корыстные интересы, только делают это как-то человечно: смотрят, что
представляет собой человек, и относятся к нему понимающе. Еще бы, ведь туристы —
это основная статья их дохода. Только вот москвичей местные жители не любят.
«Подлые они все, — говорят. — И жадные. Хоть и богатые. Торгуются, хитрят...
гнилой народ». Как мы ни старались, переубедить не получилось. Может,
недостаточно старались?

Хотя лично нам на пути встретились две группы столичных гостей, и обе вели
себя достойно: помогли на переправе, спросили совета, поделились впечатлениями.
А школьники из клуба «Альтаир» даже накормили нас столичными баранками и
конфетами. Благодарности нашей не было предела: баранки стали единственной едой
за последние сутки — мы попали в непогоду и спешно покидали Долину Вулканов,
настолько спешно, что некогда было приготовить поесть. Мы — это команда
единомышленников из Иркутска и Ангарска в составе 12 человек. Внутри мы
разделились еще на три группы — в зависимости от темпа ходьбы и преследуемых
целей. Таким образом, возвращаться нам суждено было уже впятером, а наши
попутчики задержались в этих щедрых землях еще на несколько дней. Еда — важная
часть подготовки к путешествию: щи да каша — сила наша. Поэтому нами заранее
была составлена раскладка на количество людей и приблизительный рацион,
закуплены продукты и расфасованы по приемам пищи. Пакеты с едой разделили на
членов группы, впрочем, мы регулярно пытались облегчить себе жизнь и делать по
ходу тайники из продуктов — два маршрута в этом походе были радиальными, то есть
закольцовывались.

В деле сбережения запасов нам пришлось отстаивать свои интересы перед
меньшими, но более проворными и искушенными в добывании еды братьями. Грызуны —
бурундуки, мыши-полевки, пищухи — кажется, преследовали нас. Выжидали темного
времени суток и нападали группами разной численности. Когда мы ночевали в
палатках, они атаковывали нас снаружи, хорошенько разбежавшись и запрыгнув на
своды нашего тканевого крова, по трое сразу — чтобы подорвать моральный дух. Во
время ночевок в зимухах они норовили свалиться на спящего человека прямо с
потолка — резвились и требовали внимания.

Чойган — совершенно уникальное место. По своим качествам, по силе и
энергетике оно в несколько раз превосходит Шумакские минеральные источники,
Аршан и Жемчуг. Каждый кусочек земли здесь источает щедрость и пользу, везде
обустроены термальные и грязевые ванны — для молодости, от костных болезней,
болезней пищеварительной системы. Совершенно сказочная ванна — молочная.
Естественное углубление в земле, на дне его — белая глина, по краям растут
сосны-великаны. Вся яма до краев заполнена водой из подземных источников. А ты
сидишь в ванне, как в джакузи, вокруг тебя вода пузырится от выходящих на
поверхность из недр земли газов, кожа моментально становится мягче и моложе,
тело расслабляется и напитывается природной энергией.

После некоторых ванн сил хватает, только чтобы дойти до палатки, рухнуть в
спальник и захрапеть богатырским сном. Так что с приемом процедур нужно быть
предельно внимательными и осторожными. Кстати, были на Чойгане и трагические
случаи. Говорят, земля взяла плату, и ею стала семейная пара. Есть там
«стульчик» от женских болезней. Это место в воронке земли, откуда выходят струи
углекислого газа. В очередной раз целебный, но опасный газ вышел на поверхность,
когда женщина принимала процедуру. Она не успела понять, что с ней происходит, и
скончалась на месте. Нашедший жену на дне воронки муж стал вытаскивать ее, но
сам остался лежать там — тяжелый газ, опустившись вниз, не отпустил их обоих.

Чойган, богатый минеральными источниками, под каждый из которых сделана
банька, находится уже на территории Тувы. Местный народ — строгие и
необщительные тувинцы — очень ревностно относится к родным местам. Они говорят:
все эти бани построили мы, наши отцы и деды, а вы пришли и пользуетесь. Так хоть
не вредите природе! Сами тувинцы приходят сюда пасти скот, стрелять зверя. Их
стада насчитывают от 20 до 100 голов. Приходят человек по 10—15 в грязной
рабочей одежде, разбивают шатер-вигвам на их и только их поляне, которая явно
обозначена на деревянной карте Чойгана, прибитой на одном из центральных
деревьев. Если кто-то был невнимателен или неосторожен и зашел на «хозяйскую»
территорию, его обязательно поставят на место.

Тувинцы нелюдимы, не идут на контакт с пришлыми, живут обособленно, своим
бивуаком, своими кострами. Издали они выглядят дико и потому притягательно, но
подходить к ним близко мало кто решается. Сделать это меня заставила
воплотившаяся в жизнь сказка, онемевшей свидетельницей которой я вдруг стала.
Возвращаясь с прогулки к горным озерам, я увидела в кустах... оленей.

Эти благородные животные нелюдимы, как бы ты ни хотел прикоснуться к своей
детской сказке, они уворачивают бока и подставляют рога, косясь на чужака
боковым зрением. Подкупить солью можно только прирученное молодое животное и
обязательно с разрешения хозяина стада. Подозрительные тувинцы пытаются щербато
улыбаться русским, но в уголках их губ и глаз таятся настороженность и
готовность перейти из сдержанности в агрессию и даже, если понадобится,
нападение.

Вряд ли кто-то из нас осознанно мечтал погладить настоящего северного оленя.
А природа меж тем приготовила нам еще много сюрпризов. Стоило только притихнуть
минут на 15, превратиться в глаза и уши — и вот ты становишься свидетелем того,
как пасется в альпийских лугах стадо диких лошадей или как мышь-пищуха спешно
заготавливает траву и утепляет норку после внезапно свалившегося на пологие
хребты Хойто-Гола первого августовского снега.

На Чойгане мы пробыли совсем недолго — подгоняло ограниченное время. Покидать
это место силы, наполненное энергией и мощью не то матушки-природы, не то
таинственными и бестелесными, но вполне ощутимыми духами, было жаль. Но времени
был в обрез — нас ждал Хойто-Гол. Место это, в противовес настороженному и
суровому Чойгану, встретило нас по-простому: радушно, тепло и свободно, как
легкий по нраву человек способен раскрыть свои объятия едва знакомому путнику,
убедившись, правда, что он не представляет угрозы и опасности.

А мы не представляли. Более того, мы привезли местным лошадям, а значит, и
людям, избавление от болезни и страдания — целебные грязи. За это лошадки,
подлечившись и поправившись, через несколько дней уже катали нас на своих
крепких спинах. Но делали они это не из собственной душевной доброты и чувства
благодарности, а по велению их хозяев. А посему кони норовили проскакать под
кедровыми ветками у самого ствола деревьев, чтобы, если удастся, выбить из седла
неопытного и неуверенного всадника. Эти своенравные животные даже под
пристальным взором хозяев старались показать свой нрав и выстроить иерархию с
пришлыми. Сам Хойто-Гол — добрый и мягкий, если не считать острого запаха
сероводорода, который стоит в воздухе на большом участке земли, где на
поверхность выходят около десятка целебных гидрокарбонатных и
натриево-кальциевых источников... Их вода обволакивала тело, оставляя ощущение
мягкости и неги. Куча ванн и один большой зацементированный бассейн, куда
стекает вся вода, через полчаса купания вынули из нас все силы и заставили
уснуть крепким сном ребенка.

Условия ночевки способствовали расслаблению — мы заняли один из деревянных
домиков с деревянными полатями и столом. Если бы не охочие до жареных семечек,
непредусмотрительно оставленных в карманах, мыши. Именно здесь они методично
совершали диверсионные вылазки к нашим скромным запасам. Да не жалко нам —
только спать не мешайте! Чтобы обеспечить себе сон, пришлось всю провизию
вынести на улицу.

Переход от Хойто-Гола к Долине Вулканов занял у нас практически весь день.
Притом что мы шли, наслаждаясь и не отказывая себе ни в медитативном созерцании,
ни в лакомствах обильной ягодой... Да что там — даже грибы собирали! Сначала по
лесу, потом по долине и руслу реки, потом — в гору, и в гору, и в гору...
Затяжной подъем мог показаться скучным, если бы не виды — то слева, то справа,
то за спиной... Стоит только остановиться, вдохнуть поглубже чистый и насыщенный
свободой воздух — и твои силы восполнены. Саган-дайля, толокнянка, бадан — эти
дары природы постоянно были под нашими ногами, даже когда мы покинули лес.

За время подъема яркость и контрастность изображения успели несколько раз
поменяться: то кристально чистые и прозрачные горы, то вдруг дуновения ветра
наносили в глубокие ущелья молочный туман, до краев заполняя чаши, образованные
хребтами. Но больше всего удивили плато, которыми заканчивались перевалы. Они
предстали перед нами такими неожиданно плоскими — хоть в футбол играй. Будто
уверенная рука главы семейства решительно срезала остро заточенным ножом
верхушку хлебной буханки. Но эта красота и космос таили в себе опасность —
рельеф вынуждал воду оставаться на поверхности, а не скатываться с покатых
горных спин. Поэтому набитая и внятная тропа то и дело терялась в болоте —
пришлось изрядно побродить по мокроте в поисках направления.

Но мы были награждены. И наградой нам, уставшим, стал спуск в живописную, как
с картины, долину с изумрудно-зеленым горным озером. Еще часа три по болоту в
низине — и мы почти у цели. Долина Вулканов — уникальное место. Присутствие
живого здесь чувствовалось везде... Поэтому, передвигаясь от одного вулкана к
другому, от Перетолчина к Кропоткину, мы били кружкой в термос, отпугивая мишек,
которые могли попасться на нашем пути. Несколько раз, сбившись с человеческой,
мы попадали на звериную тропу. И были очень благодарны умным животным, которые
так же, как и двуногие, не любят заходить в топи, болота и заросли кустарника.
Дорога обратно, пожалуй, одно из самых ярких воспоминаний. Ехали мы под покровом
ночи по тряской дороге в пустом кузове крытого тентом ЗИЛа. Нас раскачивало и
укачивало в сон, а потом подкидывало и ударяло о кочки. Но в сердце стояла такая
любовь и благодарность — к месту и близким людям, которые все это время были
рядом, что все лишения претерпевались с удовольствием. И горчинкой — оттого, что
это увлекательное и полное событий, запахов и жизни путешествие подходит к
концу.

Только цифры

* Продолжительность тура — 11 дней.

* Пешком было пройдено 82 км.

* На машинах проехали 1144,5 км.

* Стоимость тура — 8 тысяч рублей с человека (в том числе дорога — 7
тысяч и еда — 1 тысяча).

Загрузка...