А где мой черный пистолет?

В стране началась кампания по легализации нарезного короткоствольного оружия

Вся российская общественность сейчас бурно обсуждает инициативу вице-спикера Совета Федерации Александра Торшина о легализации короткоствольного оружия. Если законопроект Торшина примут, то россияне смогут приобретать пистолеты и использовать их в целях самообороны. Согласно концепции документа, за выстрел в этом случае сажать за решетку не будут. Чтобы жертвы преступников не становились жертвами правосудия, авторы законопроекта предлагают законодательно закрепить самооборонную доктрину «Мой дом — моя крепость». То есть если в дом ворвется грабитель и хозяин его подстрелит, потерпевшим автоматически должен быть признан хозяин дома. По мнению экспертов, с ростом числа легального оружия у населения резко падает количество преступлений. Бандиты просто боятся нападать на граждан, зная, что под подушкой они могут держать пистолет. Одновременно с этим предлагается постепенно выводить из оборота травматическое оружие, к которому многие его владельцы относятся как к игрушке. Законопроект будет внесен в Госдуму уже в начале следующего года.

В СССР оружие покупали даже школьники

Вот вы, уважаемый читатель, хотели бы завести у себя в хозяйстве пистолет?
Настоящий, разумеется, огнестрельный? Наверное, многие ответят: конечно да. Я и
сама не прочь. На всякий случай пусть будет, мало ли что.

Дискуссии на эту тему в России идут уже не первый год. По-моему, об этом
начали говорить чуть ли не с момента крушения коммунистического режима в 1991
году. Но только сейчас идея так близка к реализации. Сторонники либерализации
оружия утверждают: весь мировой опыт показывает, что наличие в гражданском
обиходе оружия благоприятно сказывается на снижении преступности. Ну а их
оппоненты уверены, что оружие будет порождать насилие. Приводят в пример
Брейвика, расстрел в школе Колумбайн, недавнюю бойню в Колорадо на премьере
фильма о Бэтмене.

В мире есть немало маньяков и безумцев, которые до поры до времени кажутся
нормальными, но однажды в их мозгах происходит некая химическая реакция и они
идут убивать всех подряд. Больше всего таких преступлений происходит в Америке,
где оружие свободно продается и покупается. Однако, что самое интересное, эти
трагедии не побуждают американскую общественность требовать от правительства
полного запрета на продажу оружия. В сознании американцев владение им является
неотъемлемым правом каждого гражданина, и то, что это оружие может оказаться в
руках психически больного человека, не может являться основанием для того, чтобы
лишать этого права всех остальных. В этом есть своя логика: винить в массовых
бойнях нужно не оружие, а владельцев учебных заведений и кинотеатров, которые не
смогли обеспечить безопасность.

Теперь немного истории. Оказывается, в условиях «коммунистической диктатуры»
отношение к оружию было намного либеральнее, чем сейчас. Охотничьи ружья
свободно продавались в магазинах культтоваров. Виталий Витальевич Бояркин,
директор ООО НПФ «Медиум» и научный сотрудник лаборатории военных и двойных
технологий ИрГТУ, вспоминает, что свою первую мелкашку (мелкокалиберное ружье)
купил, еще учась в старших классах средней школы: «Ничего не надо было, никаких
бумажек, разрешений. Платишь деньги — и ружье твое. При этом не было массовых
убийств. Была культура обращения с оружием, которая шла еще с довоенных и
военных времен».

Интересно, что в советские годы оружие выдавалось в обязательном порядке
представителям некоторых гражданских профессий, например геологам. Каждый
начальник партии имел револьвер или карабин. Кандидат геолого-минералогических
наук Александр Александров больше двадцати лет ездил в поле (так геологи
называют экспедиции) в качестве руководителя. И каждый раз ему в спецчасти
НИИГИМС выдавали револьвер.

— Никаких справок не требовали, — рассказывает Александр Леонидович, — даже
стрелковых курсов, просто идешь и получаешь. Оружие геологам выдавалось для
самообороны — от медведя, стаи волков или беглых заключенных.

— Отбиваться от медведя мне пришлось однажды, — вспоминает геолог, — это
случилось в верховьях Мамы: я возвращался в лагерь и увидел, как метрах в
двадцати от меня закачалось дерево, послышалось кряхтение. Я быстро достал
револьвер и пальнул в воздух. Медведь испугался и ушел. При этом никаких
массовых расстрелов мирных граждан в то время не было.

— В 70-х годах я ездил в экспедицию за Бодайбо, — вспоминает Виталий Бояркин,
— в лесу мы встречали беглых зэков, причем они были вооружены винтовками. Но
никто никого не убивал, хотя там тайга на 100 км вокруг.

Александр Александров идею свободного ношения оружия одобряет. Вспоминая свой
опыт, говорит, что вооруженный человек чувствует себя увереннее: «Мне в голову
не пришло бы просто так баловаться с револьвером, хотя он у меня висел на кобуре
постоянно. Но если речь идет об угрозе жизни, я бы пустил его в ход не
раздумывая. Людям нужно разрешить защищать себя самостоятельно, потому что
больше рассчитывать не на кого. Сегодня бандиты не столько полиции боятся,
сколько людей, которые могут дать отпор. Я думаю, либерализация оружия приведет
к уменьшению насилия. Особенно это актуально для женщин: небольшой дамский
пистолет в сумочке способен спасти жизнь, если нападет маньяк или насильник».

Достаточно и травматики

А вот Виталий Витальевич Бояркин к идее легализации короткостволов относится
более сдержанно, притом что оружие — это его работа. Научно-производственная
фирма «Медиум», которую он возглавляет, разрабатывает различные глушители и
видеоприцелы для оружейных заводов. На стене десятки патентов и свидетельств.
Однако сам он не горит желанием иметь боевой пистолет.

— Народ у нас горячий, — рассуждает Виталий Витальевич, — если оружие попало
в руки, значит, надо пустить его в ход. Поймите, потенциально агрессивный
человек, имеющий пистолет, всегда ищет возможность пострелять, его может
спровоцировать любой пустяк. Виталий Бояркин считает, что в современной России
достаточно ограничиться травматическим оружием. Хотя даже из травматики убивают.

В качестве иллюстрации напомню нашумевшую историю, которая произошла в апреле
прошлого года. Сотрудник центра защиты свидетелей при ГУ МВД по Иркутской
области, ехавший на автомобиле, обрызгал грязью двух братьев. Вспыхнула ссора, в
ходе которой полицейский достал травматический пистолет и начал стрелять. В
итоге один из братьев убит, второй получил ранения. — Очень много неадекватных
людей, — говорит эксперт, — которые имеют все медицинские показатели в норме, но
в определенных ситуациях могут сорваться с катушек.

Виталий Бояркин приводит еще один серьезный аргумент против. Сторонники
легализации короткостволов убеждают общественность, что оружие нужно иметь для
охраны дома. Но по правилам, ружье или пистолет должны храниться в сейфе, причем
в разряженном состоянии. А если к тебе ломятся бандиты ночью? Тут большой
вопрос: успеет ли человек им воспользоваться? Для этого ему надо открыть сейф,
зарядить оружие, на все это нужно время. А потом, если даже хозяину удастся
подстрелить разбойника, еще неизвестно, кого в результате посадят.

Не надо обольщаться, что владение оружием — это гарантия личной безопасности.
По словам Виталия Бояркина, наличие в обществе большого количества оружия
приводит к тому, что оно начинает стрелять в самих хозяев.

— Кто даст гарантию, что пистолет не попадет в руки ребенку и он не выстрелит
в себя, друзей или родителей? Такие случаи есть. Оружие — это машина смерти, а
не защиты. Наивно думать, что в случае опасности пистолет спасет. Надо еще смочь
выстрелить в человека. На это не каждый способен. И пока ты раздумываешь,
злоумышленник завладеет твоим оружием и тебя же убьет. Нет в обществе такой
необходимости, чтобы каждый владел пистолетом. По мнению Виталия Бояркина, в
России плюсов от легализации оружия гораздо меньше, чем минусов.

С другой стороны

Действительно, если задуматься, оружие — это большая проблема, прежде всего
для самого владельца. Надо постоянно думать о нем, принимать меры, чтобы оно не
попало в руки третьих лиц, чтобы его не украли. Регулярно продлевать лицензию и
собирать справки. В общем, это огромная ответственность.

Все это так, но с другой стороны, мы же прекрасно понимаем, что если человеку
очень нужен пистолет, он его добудет любыми путями. Нужны доказательства?
Пожалуйста: несколько раз в год на ИЗТМ полицейские утилизируют тонны оружия. В
плавильную печь отправляются ножи, пистолеты, автоматы и даже гранатометы! Часть
этого арсенала конфискована в ходе оперативных мероприятий, часть сдана
добровольно. Таким образом, мы можем представить масштабы хождения оружия в
нелегальном обороте. Разумеется, эти пистолеты и автоматы куплены не в
магазинах, а на черном рынке. По данным СМИ, пистолеты ТТ, Макарова, автоматы АК
различных модификаций там можно приобрести по цене от $500 до $3000 в
зависимости от модели. Нужно быть последним идиотом, чтобы идти на мокрое дело с
легально купленным пистолетом. В итоге получается, что бандиту легализация
оружия не нужна, он его достанет и так, а нормальный законопослушный человек
купить пистолет для самообороны права не имеет.

Так, может быть, все-таки следует разрешить? Тем более речь вовсе не идет о
свободной продаже «Макаровых» и «Стечкиных». Сторонники легализации далеки от
мысли, чтобы оружие продавалось всем без исключения, в том числе и потенциальным
убийцам. Сегодня даже обычный травматический пистолет, который в народе называют
резинострелом, вам никто не продаст просто так. Как рассказал мне менеджер
одного из иркутских оружейных магазинов, прежде покупатель должен принести им
лицензию из специального отдела МВД. А чтобы ее получить, нужно побегать по
инстанциям, собрать медицинские справки, в том числе от нарколога и психиатра.
Затем нужно пройти обучение в сертифицированном стрелковом центре.

Далее представитель МВД обязательно проверит условия хранения оружия — вы
должны приобрести сейф. В общем, та еще морока. И эти справки-разрешения нужно
получить — еще раз обращаю внимание! — для приобретения обычного травматического
пистолета. Отлично! Но все мы знаем, что в нашей стране любые справки продаются
и покупаются. Где гарантия, что врач за взятку не напишет психопату справочку
«здоров»? С этим вопросом я обратилась к начальнику отдела Центра
лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД России по Иркутской области Александру
Колегову.

— Заявление рассматривается очень внимательно в течение одного месяца. Наши
сотрудники опрашивают даже соседей гражданина, чтобы узнать, как он ведет себя в
быту. Вероятность очень мала. Что касается медиков, то они сейчас тоже
ужесточили требования к желающим приобрести оружие. Им не нужны проблемы, ведь
если что случится, с них первых спросят. Лишаться диплома никому не хочется, —
сказал нам Александр Михайлович.

Сторонники легализации короткостволов предлагают ввести специальные экзамены,
чтобы выяснить степень умения пользоваться оружием, а также собеседование с
психиатром и проверку на детекторе лжи. То есть отбор кандидатов будет
серьезный. Тем не менее Александр Колегов к идее легализации нарезного оружия
относится отрицательно.

— Чем больше оружия будет у граждан, тем сильнее вероятность, что оно будет
использоваться незаконно. Риск есть. Сегодня люди относятся к оружию без
должного трепета. Вот простой пример: есть много мест, куда запрещен вход с
оружием, и люди просто оставляют его в бардачке автомобиля, не задумываясь, что
им может завладеть злоумышленник.

По словам эксперта, многие люди наивно думают, что оружие делает их
неуязвимыми. На самом деле все ровно наоборот. Если человек идет ночью по улице,
он рассчитывает только на себя. А вооруженный человек находится в постоянном
напряжении. Он постоянно ждет подвоха.

— Александр Михайлович, скажите, а кто чаще всего приходит в отдел за
лицензией?

— Разные люди. Граждане зрелого возраста приобретают оружие для охоты, более
молодые — для самообороны.

За семь месяцев текущего года за лицензией обратилось более двух с половиной
тысяч человек, но надо учитывать, что среди них не только те, кто хочет купить
оружие впервые, но и те, кому необходимо продлить лицензию. Всего же в Иркутской
области насчитывается более двадцати тысяч владельцев травматического оружия. По
мнению специалиста, возможно, имело бы смысл разрешать иметь короткоствольные
пистолеты гражданам, которые в течение длительного времени зарекомендовали себя
в качестве законопослушных владельцев охотничьего и травматического оружия, а
также лицам, которые по роду своей деятельности рискуют своей жизнью, например
адвокаты по уголовным делам, журналисты, банкиры. Ну а молодым людям оружие ни к
чему, уверен Александр Колегов.

Пожалуй, при таких обстоятельствах мне тоже без пистолета как-то спокойнее.

Глас народа

В начале нынешнего года клуб молодых ученых «Альянс» провел опрос на тему
возможности легализации оружия в России. Более 80% из 25 опрошенных высказались
резко отрицательно. Вот некоторые мнения:

* Разрешение на ношение оружия приведет к увеличению преступлений —
однозначно. Те, кто раньше не носил, будут продолжать не носить, а вот
«подозрительные персоны», вполне возможно, воспользуются открытой поддержкой со
стороны государства и будут без зазрения совести ходить по улицам с «камнем за
пазухой» и ждать жертву, а полиции отвечать, что все законно. Безопасней не
станет, а вот по улицам будет страшней ходить. Число происшествий увеличится,
журналистам работу подкинут, но безопасней не станет.

* Я не представляю среднестатистического российского гражданина с оружием в
сумке. Более того, в православной стране живем, как-то не по-божески. Почему так
нравится нам все у Запада заимствовать?

* Только после прохождения медицинской экспертизы, а поскольку у нас все
коррумпировано, значит, и справки будут давать всем, у кого есть деньги. Поэтому
нет, никакого оружия.

* Я за свободное ношение нелегального оружия. Обычный огнестрел, конечно,
разрешать нельзя.

*К самому факту ношения оружия отношусь нормально, отрицательно отношусь к
разрешению этого в России, где справки от врачей-психиатров покупают за деньги.

* Отношусь категорически отрицательно! Наше общество к этому совершенно не
готово! У нас и без оружия жить опасно, а если будет его продажа в относительно
свободном виде, то вообще ужасы начнутся — каждый день кто-нибудь в кого-нибудь
стрелять начнет! Этого ни в коем случае нельзя делать!

* Мне кажется, что оружие в этом случае станет не только средством
самозащиты, а станет способом мести, выяснения отношений и прочих проблем,
включая бытовые споры, которые и так часто в нашей стране перерастают в
поножовщину. Самый удачный способ самозащиты — не ношение оружия, а внедрение
более ответственного закона в УК РФ именно о запрете на ношение оружие. Никогда
борьба против террористов их же террористическими методами не приведет ни к чему
хорошему, такова и ситуация с оружием. Если появляется мысль о самозащите и
разрешении ношения оружия, сразу напрашивается вопрос о правоохранительных
органах. Зачем они нам нужны, справляются ли они? Рост насилия, убийства,
жестокость, пьяные перестрелки — вот возможные последствия. Проблемы с
преступностью в обществе должны решаться иным путем.

*Я за легализацию оружия, так как считаю это своим правом, которое у меня
отобрало государство, тем самым взяв на себя функции защиты моей безопасности, с
которыми оно явно не справляется, плюс запрет на ношение оружия и наезд на ЧОПы
в последнее время считаю страхом власти перед народом. К тому же статистика
показывает, что там, где разрешают оружие, преступность падает.

Что за оружие?

Короткоствольное оружие — боевое огнестрельное оружие. К короткоствольному
оружию относятся пистолеты и револьверы.

Остановить бандитов Одним из последовательных сторонников легализации
оружия является полномочный представитель правительства России в высших судебных
инстанциях Михаил Барщевский. Он уверен, что когда граждане имеют право хранить
оружие, число преступлений снижается: бандиты лишний раз не полезут туда, где их
самих могут подстрелить. По его словам, статистика свидетельствует о том, что во
всех странах, где разрешили короткоствольное оружие, преступность снизилась.

В качестве примера он приводит штат Флорида. Несколько лет назад там
разрешили женщинам носить короткоствольное оружие. Буквально за год количество
изнасилований и уличных грабежей снизилось на 80%. Есть и обратный пример. В
Великобритании оружие запретили. Рост тяжкой уличной преступности за один год
составил 68%. Михаил Барщевский подчеркивает, что необходимо разрешить именно
ношение оружия, но только не в местах массового скопления
народа.

Метки:
Загрузка...