Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве.

*Совсем недавно вся Америка буквально сходила с ума: приближался день
розыгрыша мегамиллиона. А какому американцу не хочется сорвать джекпот? И кто
говорит, что в США нет очередей? В последний день перед розыгрышем в каждом
магазинчике, на каждой газозаправочной станции, в любой мало-мальски приличной
лавчонке, где продаются лотерейные билеты, было многолюдно. Не удержался и мой
не верящий ни в какие сваливающиеся как снег на голову богатства супруг и в
самый последний день купил-таки один-единственный билетик стоимостью в два
доллара. Ни 656 миллионов, ни одного миллиона, и даже ни единого доллара из этой
фантастически огромной суммы ни он, ни я не выиграли. Пока. Потому что известно
ведь, что для того, чтобы выиграть в лотерее, надо верить в фортуну и купить
лотерейный билет (это я о себе). А кто-то вот поверил.

И вмиг обогатился! (Сегодня известно, что выиграли деньги несколько
сослуживцев, скидывавшихся в течение долгого времени, — капля камень точит! — по
пять баксов и упорно покупавших лотерейные билетики. Теперь на каждого выпал
выигрыш в размере пяти миллионов долларов США.) В своих многочисленных интервью
миллионеры от лотереи прошлых лет делятся с только что обогатившимися
американцами скупыми, но мудрыми советами, как сохранить, а быть может, и
приумножить нежданные деньжищи. Советы у всех разные, но вот во мнении о том,
что быть миллионером — дело не-простое, они едины. О лотерее и 656 миллионах
сегодня даже в забытом богом Айдахо не говорит, кажется, только мертвый. Что ни
газета, то новости о джекпоте, что ни глянцевый журнал — то фотографии семейств
«лото-миллионеров» разных лет.

*Америка встретила наше возвращение из Иркутска жаркими объятиями —
температура воздуха плюс 39 градусов по Цельсию в аэропорту Нью-Йорка (и это
ранним-то утром!), да новостью, при- сланной Лине на телефон. Подружка дочери
отправила текстовое сообщение о том, что их дом только что сгорел. Дотла. Как и
другие 65 домов в нашем городе, да плюс 29 других строений. «С огнем прямо
сейчас борется больше сотни пожарников!» — написал Лине другой юный информатор.
Говорят, что в то время, когда бушевал пожар, многих не было дома.

Когда же погорельцы возвращались к себе домой, их в зону огня не пускали:
дороги были немедленно перекрыты. Потому что опасно. Катастрофа. А люди все
равно надеялись и молились... По сей день не ясно, как именно начался пожар.
Известно, что начался он в 14.30, известно и место его возникновения, как,
впрочем, и то, что это дело рук человеческих. Быть может, кто-то бросил
непотушенный сигаретный окурок. Или детки в преддверии Дня независимости Америки
развлекались запуском фейерверков. Сегодня трудно сказать, кто виновен (потому
что, стоит найти виноватого, и отвечать придется по полной, как говорится,
программе: американские законы жестки).

Мой муж, увидев, как приятели Лины закупили на празднование 4 июля чуть ли не
тонну ракет, чтобы запускать их на нашей улице, немедленно выпроводил молодежь
куда подальше. Потому что «иллигал» (нелегально, запрещено). А американцы —
народ крайне законопослушный. После случившегося повсюду, чуть ли не на каждом
шагу, звучат призывы: «Если ты не позаботился о пожаробезопасности своего дома
или бизнеса — сделай это сегодня!» В общем, это означает, что пришло время
серьезно подумать о том, чтобы заменить привычную глазу покрытую рубероидом
крышу на какую-то специальную, неподвластную огню. Самое время вырубить
произрастающие вокруг вечнозеленые деревца, а также отказаться от всяких там
поленниц возле домов тем, у кого есть камины. Самое время наконец-то очистить
участок от сухой листвы и мертвых деревьев. И наконец, самое время дом
застраховать. Для тех, кто по каким-то причинам этого еще не сделал.

*Вот грустная история дамы, решившей сэкономить на страховке. Женщине за
сорок. Мать двоих детей и бабушка миленькой белокурой девочки, она из самых
лучших, на ее взгляд, побуждений, перестала платить страховые взносы, стараясь
таким вот образом выкраивать ежемесячно порядка четырехсот долларов. Платить за
страхование недвижимости пострадавшая от пожара перестала меньше полугода назад.
И все собиралась начать вновь, даже встречу со страховым агентом назначила
буквально на следующую неделю после того, как дотла выгорел ее дом. Но было уже
слишком поздно. Семейство и десять их псов остались без крыши над головами.
Сейчас семья ютится в трейлере, где живут шесть человек (у дочери есть бойфренд,
у сына — невеста) и собаки. Но женщина не унывает: ей помогают кто чем может
соседи, сослуживцы, совершенно незнакомые люди и члены ее церковного прихода.
Помогают всем — от носок до телевизора.

Несчастная тут же кинулась пахать на трех работах разом и уверена, что дольше
года в вагончике без колес, ныне именуемом домом, ее семейство не задержится.
Она что-нибудь да придумает. Всенепременно! Но так и хочется сказать вслух: «А
вот если б! А вот если б дама не пыталась сэкономить на страховых деньгах, то и
придумывать бы ничего и не пришлось! Те домовладельцы, чьи дома сгорели в
пожаре, но были застрахованы, в течение года смогут отстроиться заново. По
страховке каждый получит полторы стоимости дома да плюс деньги, что были
потрачены на проживание в съемном жилье, будь то отели или апартаменты. Но это
только в том случае, если люди понимали, что с такими вещами, как страхование
чего бы то ни было, шутить нельзя.

Из разговора со знакомой, у которой в пожаре сгорел дом ее сына, я узнала,
что многие пожилые домовладельцы вновь отстраивать на месте пожарища свои
родовые гнезда уже не собираются. Ни на этом месте, ни на каком другом. Потому
что силы уже не те. Годы не те. Люди просто возьмут причитающиеся им страховые
выплаты и... кинутся путешествовать. И жить в отелях и съемных квартирах. И ни в
чем на старости лет себе уже не отказывать. Потому что для среднего американца
такое понятие, как дом, это не просто коробка из четырех стен и крыша сверху.
Дом по-американски — это история жизни конкретного, неповторимого человека и
членов его семьи. Это фотографии на стенах в старинных деревянных резных рамах.
Это толстые фотоальбомы. Это рисунки давно уже выросших и ставших родителями
детей, хранящиеся в потрепанных папках с вязочками. Это вещи (мебель, предметы
интерьера), переходящие из поколения в поколение. А какие, спрашивается, деньги
смогут возместить... память?

*...Одна из пожилых жительниц выгоревшего района чувствует себя, по ее
словам, как бы не в своей тарелке. Чувствует за собой вину. Просто потому, что
ее дом остался невредимым. «Я в тот день накупила дюжину цветов в горшочках,
чтобы высадить их вокруг моего дома. Но цветы и по сей день в машине. Мне стыдно
даже просто вытащить их оттуда. Как я могу сажать цветы в то время, когда дома
моих соседей буквально утопают в пепле?» — делится переживаниями седовласая
сухая женщина — типичный представитель городка, в котором я живу, где люди рады
откликнуться на чужую беду, даже когда их об этом никто не
просит.

Загрузка...