Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*У меня на службе идет война. Война под названием «война копеек». Копейки,
само собой, американские. Пенни. Причина войны, как и положено, экономическая.
Победит тот, кто получит больше денег. Воюет кто? Руководство нашего
супермаркета. На пластиковых прозрачных бутылях с узкими горлышками нарисованы
имена представителей команды высокого менеджмента: директор магазина, его
многочисленные заместители....

 Простые работяги и менеджеры помельче призваны голосовать «рублем» за
тех, кто делает свою работу «на все сто» и в то же время с народом, как
говорится, «на короткой ноге». В общем, надо в бутыль с наклеенным на нее именем
симпатичного сердцу руководителя кидать денежку. Рука сама собой потянулась за
кошельком: есть тут один человек, за которого и сто рублей копейками в банку
кинуть не жалко. Копеек не обнаружилось, и я потянулась за монетками покрупнее:
десять центов, двадцать пять... Услышала за спиной: «И кого это ты, Марина, так
не любишь?» — «?» — «Если за кого-то голосуешь, то бросать надо ТОЛЬКО пенни
(однокопеечные монетки), а если хочешь кого-то из наших боссов наказать, то
кидай монетки «серебряные». И тогда, когда все желтенькие деньги (пенни) в
бутылке каждого из менеджеров будут суммированы, — именно «серебро» будет играть
решающую роль. Потому что его будут высчитывать. Вычитать.

Набравший минимальное количество денег (читай: неуважаемый, нелюбимый
работниками начальник) понесет наказание. Вот и коробка, в которую любой
желающий может бросить записочку с пожеланием о том, чего бы он хотел от лузера
в галстуке. Например, чтобы неудобоваримый шеф в течение дня тягал тележки перед
супермаркетом, или чтобы целую неделю поименно здоровался с каждым работником и
каждому жал бы руки... Но не это главное. Важно то, что все вырученные от этой
акции деньги пойдут в фонд местного детского госпиталя, в котором, говорят,
врачи творят чудеса...

*И кто говорит, что в Америке нет очередей? Есть! Да еще какие! Вот эта
очередь (на фото) образовалась почти три дня назад. Я фотографировала территорию
вокруг ресторана не один день, благо, работаю в двух шагах от этого места. Во
время обеда я навещала американских очередников, желающих год кормиться за чужой
счет... Впрочем, людей понять можно: ресторан пообещал потчевать первую сотню
(!) посетителей куриными крылышками под соусом барбекю совершенно даром в
течение целого года!

— Как так?! Люди из первой сотни, переступившие порог вашего заведения в день
открытия теперь могут есть здесь сколько угодно и как угодно часто целый год? —
задаю я вопрос менеджеру. — Нет, нет и нет! Наш ресторан — сетевой, и мы
проделывали и проделываем этот трюк (который я называю «рекламой
по-партизански», потому что и цель достигнута: о новом бизнесе в городке теперь
не знает только ленивый, и денег на рекламу практически не потрачено! — Прим.
автора). На каждого из сотни посетителей в год уйдет двести сорок долларов
ровно, и то в том случае если человек будет исправно приходить к нам раз в
неделю. И есть сколько душеньке угодно не получится: полагается всего шесть
крылышек...

— Фантастика! — размышляю я про себя. — Двести сорок долларов умножить на сто
человек... всего-то ничего! Зато какой рекламный эффект! И никаких билбордов на
плотине ГЭС. Никаких видеороликов на ведущих каналах ТВ в прайм-тайм. Никакой
аудиорекламы! Лучшая реклама — это лояльное отношение потребителя, который, еще
даже не отведав курочки, уже априори благодарен компании... за просто чистенькие
и новенькие голубенькие пластиковые туалеты, которые были установлены для
разбивших лагерь у дверей ресторана очередников здесь же, неподалеку.

*Побывала на выставке скульптур из... мусора. Участники (скульпторы, ваяющие
из консервных банок, побывавшей в употреблении пластиковой посуды, проволоки,
целлофановых пакетов и прочего хлама) — все желающие в возрасте от двенадцати и
до ста — целый год, подозреваю, воодушевленно рылись в мусорных контейнерах,
собирая и усердно коллекционируя то, что будет способно воплотиться в
художественное произведение. Замечу, что все эти неравнодушные к сохранению
окружающей среды люди сами себя так и называют: вторсырьевые крысы. Я видела
парк с подобными скульптурами много лет назад, когда впервые путешествовала по
Кипру. Тогда мне эта идея показалась потрясающей своей креативностью. Ржавые
дырявые тазы. Полуразрушенные цементные блоки. Проволочные каркасы. Арматура.
Много арматуры. Старые зонтики. Списанные лестницы.

Металлические кабинки из школьной раздевалки... Сегодня, глядя на эти вот
«мусорные» скульптуры, я понимаю, что они несут в себе гораздо больше, нежели
креативность и самобытность. Они, кажется, призваны приучить народ ценить то,
что этот народ имеет. Они, как бы банально это не звучало, пытаются научить даже
не задумывающихся об элементарной экономии американцев начать сберегать и
хранить то, что принято называть «окружающей природой». Судили творчество
мусорщиков в нескольких категориях: семиклассники, восьмиклассники, и так все
школьники до двенадцатого класса включительно. Взрослые (то есть те, кто в школу
уже не ходит) выступали отдельно. Вполне материальные награды — наличные деньги
— вручат по окончании выставки (которая продлилась всего несколько часов в одном
из городских парков): «за оригинальность замысла» и «за оригинальность
исполнения»; «комплексный дизайн»; «самый высокий процент перерабатываемых
материалов»...

*Я никогда прежде не слышала этого имени — Роза Паркс. Не слышала до тех пор,
пока в нашем маленьком городе в штате Айдахо не началось движение в память об
этой темнокожей женщине... О Розе сегодня, кажется, здесь знают все. Вся Америка
услышала о ней в первый день декабря 1955 года, когда сорокадвухлетняя женщина
отказалась уступить автобусное сиденье белому пассажиру... Она упала на одно из
«цветных» сидений (первые четыре ряда сидений всегда были исключительно для
белых), буквально умирая от усталости после трудового дня. Автобус наполнился до
отказа, и белых было уже значительно больше. Водитель убрал загородку,
разделяющую места для черных от мест для белых и попросил четверых черных
уступить сидячие места.

 Трое повиновались (а как же иначе, если так было всегда, и ничего
никогда уже не изменится?), а вот усталая Роза... закончила день в полицейском
участке. Роза не хотела мириться с тем, что у людей могут быть разные права (а у
кого-то их не может быть в принципе) только потому, что цвет кожи не достаточно
светел.... Женщина наотрез отказалась уступить свое сиденье светлокожему
мужчине.

— Почему ты не встаешь?

— А разве я должна?

Ее немедленно арестовали, обвинили в нарушении правопорядка и отпустили на
другой же день, обязав уплатить четырнадцать долларов. Но это был не просто
арест. Вместе с недавно перебравшимся в городок молодым пастором Мартином
Лютером Кингом младшим Роза и остальные местные черные бойкотировали городские
автобусы более года. Компании несли убытки (75% пассажиров в те времена в
Алабаме были черными), и закон в конце концов было решено изменить. Розу,
правда, немедленно выгнали с работы, и ее мужу-брадобрею также пришлось спешно
уволиться из-за третирования босса, но начало движению по всей Америке было
положено...

Девяностодвухлетняя Роза умерла 24 октября 2005 года. Через три дня после ее
смерти все городские автобусы Монтгомери и Детройта украсили все свои первые
сиденья черными лентами. В память о той, кто когда-то отказалась освободить
свое. На похоронах Розы выступила с речью сама Кондолиза Райс. Тем же вечером
тело Розы Паркс было переправлено в Вашингтон, где с ней простилось более
пятидесяти тысяч человек. А спустя годы нынешние школьники штата Айдахо во главе
с учителем активно призывают горожан раскошелиться на установку специальных
автобусных сидений с именем Розы. «Мы надеемся, что люди в автобусах, увидев эти
сиденья, вспомнят о страданиях черных в прошлом США и начнут понимать, что
расизм здесь — все еще проблема дня сегодняшнего. И еще! Мы и не думали, что
наша идея вдохновит окружающих и что люди начнут так активно жертвовать деньги»,
— рассказали в интервью местной газете американские подростки — ровесники моей
дочери.

Метки:
baikalpress_id:  47 587
Загрузка...