История похищенного самовара

Преступник, грабивший иркутских пенсионеров, пойман и наказан

На днях в редакцию «Пятницы» позвонила наша постоянная читательница Галина Терентьевна Болдакова. Женщина рассказала о своей недавней победе в суде: жертва ограбления радовалась, что ее обидчика наконец осудили. Казалось бы, обычный исход — преступление и наказание, однако не все в этом деле поддается законам логики. Преступник был психически нездоров, полиция нерасторопна, жертва доверчива — и это, в общем-то, норма. Однако то, что камнем преткновения в этой истории стал самовар, уже выбивается из банального сюжета. Но обо всем по порядку...

Галина Терентьевна — бывший преподаватель иностранных языков. За время работы
у нее скопилось много видеоматериала, который она, уйдя на пенсию, не выбросила,
а продолжала демонстрировать на стареньком видеомагнитофоне своим внучкам.
Поэтому, когда магнитофон забарахлил и сломался, женщина решила продать его на
запчасти и купить новый. Вот и написала в газету «Все объявления Иркутска». Тут
же проявилось заинтересованное лицо.

— Объявление я подала в октябре 2011 года, дней через 10 после этого позвонил
мне мужчина, представился Иваном Кимовичем Гордеевым. Начал расспрашивать про
магнитофон, а потом и про меня: чем занимаюсь, с кем живу... Я тогда подумала,
что он просто неравнодушный человек, — рассказывает Галина Терентьевна. — Новый
знакомый сказал, что учителям надо помогать, поэтому он самолично отремонтирует
мою технику, возьмет только за детали. Встречу мы назначили на начало ноября. Я
предупредила соседку с первого этажа о вероятном визите, поскольку живу одна в
двухкомнатной квартире, таким образом решила подстраховаться. Иван Кимович
Гордеев — 37-летний полноватый мужчина среднего роста с волнистыми волосами и
носом картошкой грассировал (картавил на французский манер) и употреблял редкое
в наше время обращение «голубушка». То есть выглядело это примерно так: «Галина
Терентьевна, голубушка, я вам быстро магнитофон починю, тут и деталей-то всего
на 2600 рублей! И антенну телевизионную могу отремонтировать, чтобы вы с ней не
мучились. Не надо пока? Ну хорошо, я через недельку все занесу. А что это у вас,
голубушка, самовары стоят? Коллекционируете никак?»

Самовары у голубушки Галины Терентьевны действительно были хороши как на
подбор: латунные и керамические, не старинные, но старые. Выделялся среди них
паровой самовар с тульской печатью на крышечке — подарок на 40-летие совместной
жизни отца пенсионерки ее матери. Этой семейной реликвией иркутянка особенно
дорожила, и именно на нее упал взор вежливого Ивана Кимовича. Когда он объявился
в доме Болдаковой в следующий раз без деталей и без денег, прямо заявил: хочу,
мол, ваш самовар, отдайте его мне, голубушка.

— Говорил, что живет в доме на земле, что есть у него беседка, где он и будет
чаевничать с помощью моего самовара. Переменился резко. Угрожать начал, появился
у него звериный какой-то оскал. Я испугалась очень. Потом он схватил самовар и
кинулся опрометью вон из квартиры. На лестнице он чуть не столкнулся с соседкой,
— вспоминает Галина Терентьевна.

Преступник сгинул вместе с самоваром... Впрочем, не совсем так: на телефонные
звонки пострадавшей пенсионерки он продолжал некоторое время отвечать, но на
увещевания не поддавался, нахальничал в ответ и глумился, голубушкой называть
тоже перестал, переменился совсем человек. Причина столь резких изменений
крылась, оказывается, в болезни Ивана Кимовича — биполярном аффективном
расстройстве, о чем Галина Терентьевна узнала, обратившись в полицию.

— В ОП № 1 Свердловского района, куда я пришла с заявлением, мне сказали, что
Гордеев уже фигурировал в 5 преступлениях: также разыскивал по газетным
объявлениям стариков и выманивал у них деньги — у кого 5 тысяч рублей, у кого
15. А посадить его никак при этом нельзя было, так как он имеет справку от
психиатра и использует ее как щит, — говорит пострадавшая. — Уголовное дело
заводить отказались за отсутствием состава преступления и свидетелей. Но
злорадствовал преступник недолго. Упрямая (в хорошем смысле слова) и находчивая
пенсионерка обратилась к начальнику отдела полиции № 1 Свердловского района
подполковнику Андрею Татомиру, и после продолжительной беседы тот согласился
помочь прищучить негодяя. Потом потянулись месяцы расследования, в деле трижды
менялись следователи. И наконец суд.

Накануне первого слушания Иван Кимович возместил материальный ущерб в размере
7500 рублей: это деньги за детали и приблизительная стоимость самовара.
Преступник признался, что самоварчик он по назначению не использовал, а продал
при первой возможности всего за 1,5 тысячи рублей вместо вероятных 5 тысяч —
прогадал мужчина буквально во всем, несмотря на злой свой умысел. Суд это учел и
вынес решение: принудительное лечение в учреждении закрытого типа.

— До этого случая с хищением самовара Гордеев уже не раз привлекался к
ответственности в разных отделах полиции — по местам своих преступлений. Но
врачи после медэкспертизы так же, как и в этот раз, признавали его невменяемым,
и вместо тюрьмы он отправлялся на принудительное лечение. А по его окончании
вновь нарушал закон, — комментирует начальник отдела полиции № 1 Свердловского
района Иркутска подполковник Андрей Татомир. — Адвокат Гордеева мне предлагал на
мировую идти после того, как его подопечный вернул мне деньги, но я отказалась.
Я ведь не столько из-за материального ущерба беспокоилась, хотя, что уж тут
скрывать, для меня это немалые деньги, моя пенсия всего 9 тысяч рублей. Я
волновалась за потенциальных новых жертв Гордеева. С его-то прогрессирующей
болезнью убить кого-нибудь в будущем было вполне возможным делом, — делится
переживаниями Галина Терентьевна. — Пока шло следствие, я так нервничала, что
попала в больницу с предынсультным состоянием. Потратила на лекарства 8 тысяч.
Но моральный ущерб не стала требовать — с кого там деньги-то брать? С больного
или с его старой матери?

Есть такой диагноз

«При биполярном аффективном расстройстве у больного наблюдаются депрессии
либо симптомы мании, смешанные состояния с различными вариантами заболевания.
Например, тоска сменяется взвинченностью, эйфория — заторможенностью.
Встречается заболевание довольно часто, но не является гарантом того, что
больной с таким диагнозом может уклоняться от наказания за преступление, хотя
критика к состоянию и поведению снижена либо отсутствует. До 70-х годов XX века
маниакально-депрессивный психоз воспринимался как редкое расстройство с типичной
клиникой и благоприятным прогнозом, которое легко диагностировать и лечить. Но в
последние годы с учетом эпидемиологических данных расстройства настроения
выдвинулись в число глобальных проблем XXI века.

Гипоманиакальные состояния попадают в поле зрения психиатра реже, чем легкие
депрессии, поскольку больные не тяготятся ими и считают себя полностью
здоровыми, поэтому не обращаются за помощью к специалисту», — говорит врач
психиатр-нарколог Сергей Клинов.

Украл по-соседски

На прошлой неделе, вернувшись после праздничных дней с дачи домой, иркутский
пенсионер увидел, что в его квартире не хватает электрической плиты и
холодильника. При этом входная дверь была заперта, ни следов взлома, ни каких-то
других изменений он не обнаружил. «Мистика», — подумал мужчина, но в полицию все
же позвонил. Оперативники развеяли сомнения пострадавшего: похитителем бытовой
техники оказался сосед снизу, по совместительству вор-рецидивист.

Преступник во всем сознался, рассказал, как подобрал ключи к квартире
пенсионера и попросил друга перенести тяжести с одного этажа на другой. Причем
соучастник преступления о том, что нарушает закон, даже не подозревал: ему было
заявлено, что вещи куплены по сдельной цене у соседа. Видимо, в холодильник
помощник заглянуть не удосужился, иначе сильно удивился бы: никто ведь не
продает холодильник вместе с продуктами. Вор позарился было еще и на диван
(больше в квартире ценного ничего не было), но тот не пролез в дверной проем.
Все вещи владельцу вернули, а на не в меру предприимчивого соседа завели
уголовное дело.

Метки:
baikalpress_id:  16 730