Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Свершилось! Я купила-таки дом! Свой первый дом в Америке! В обеденный
перерыв все и случилось. Муж заехал за мной на работу, мы рванули в офис
риелторской компании и поставили на бумагах свои подписи. Потому что
банк-продавец выбрал именно нас. Мы, к моему удивлению, обошли двух других
конкурентов (один предлагал наличными семьдесят тысяч долларов, другие
покупатели готовы были раскошелиться на семьдесят пять штук зеленых, но
перечислением).

Лично я в нале и безнале не вижу никакой разницы. Ну разве минут так в
пятнадцать. Чтобы продавцу как раз хватило времени заехать в банк и обналичить
только что выписанный чек. Мы заранее накинули чуток сверху наибольшей суммы.
Чтобы наверняка. Дом новый (четыре с небольшим года), расположен в самом центре
деловой части нашего города. Три спальни, полторы ванных комнаты. Роберт
предложил мне тут же нашу покупку выгодно перепродать, но я его отговорила:
во-первых, я не хочу этого делать по той простой причине, что сдавать в аренду
будет надежнее хотя бы потому, что, я верю, недвижимость со временем даже в
Америке начнет дорожать. Во-вторых, не факт, что нам удастся купить другой такой
же практически новый дом по такой же замечательной цене.

В-третьих, согласно подписанному обеими сторонами договору, мы имеем право
перепродать только что приобретенную недвижимость по истечении шестидесяти дней
после даты совершения сделки. Нам пришлось также заполнить море бумаг,
подтверждающих тот факт, что ни один из нас не является профессиональным
риелтором (тут народ этот почему-то не слишком жалуют и напрямую продавать
недвижимость профессионалам не шибко-то, кажется, хотят); что мы не трудимся в
банке (в том, который прописан в договорах как «Продавец») и не состоим в
родственных отношениях с кем-либо из банкиров... Банк (владелец недвижимости)
спрашивал нас, хотим ли мы в новом жилье ремонт за отдельную плату?

Мы отказались, заверив продавца, что готовы купить то, что есть и самим уже
наводить там порядок. Не тут-то было! Риелторша, представитель банка-продавца, —
замечательная тетка в годах, способная, как мне кажется, продать зимой снег
пингвинам, рассказала, что там уже все покрашено и новомодное новехонькое
ковровое покрытие, там где надо, постелено. Стиральная машинка и сушильный
аппарат, как и посудомоечная машина, должны там также быть, но вся бытовая
техника покуда под вопросом... В районе, где расположен только что купленный
дом, нам даже не придется нанимать кого-то, чтобы летом косить траву на передней
и задней лужайках, и чтобы зимой кто-то убирал снег: всем этим занимается
специальное хозяйство, смотрящее за порядком. Замечу, не даром.

Сто двадцать пять долларов ежемесячно вынь да положь. Роберт утихомирил мою
жадность единственным замечанием: «Это даже хорошо. Нам так спокойнее будет,
дорогая. Если кто-то зимой поскользнется на гололеде и, упав возле дома, сломает
шею или еще чего, то мы, хозяева, должны будем прилично раскошелиться на
докторов для неизвестного нам пострадавшего. А так в ответе за все будет эта
самая компания».

*Главное, как я поняла, при покупке американской недвижимости — это (кроме
прекрасной кредитной истории) показать, что покупатель исправно платит налоги.
Казалось бы, ну что может быть проще? Вот деньги. Вот товар. И все разошлись со
своим интересом. Ан нет! Продавец активно интересовался, где я работаю (если
работаю) и какие отчисления делаю в бюджет и так далее. Мне даже показали
(впервые за мою почти пятилетнюю жизнь в США!) мою кредитную «оценку» — 790. Из
814, кажется, возможных. (У мужа эта цифра почти совершенна — 802.) Не знаю,
секретная ли эта цифирь — кредитный балл — или не очень, но факт остается фактом
— я рада, что в свое время у меня появилась кредитная карточка, и теперь я
беспрепятственно могу заняться собственным делом. Своим маленьким бизнесом.
Сдавать недвижимость в аренду в Америке — это бизнес.

Мне даже вполне серьезно посоветовали купить толстенную амбарную книгу, чтобы
в нее досконально записывать, сколько раз я съездила к риелтору и обратно, а
сколько раз — в банк, а сколько — для того чтобы проведать собственное новое
приобретение. Считая мили, я могу теперь затраченное топливо списывать на
деловые расходы. Как уже было, купленную для освежения стен дома краску, и
ламинат «под бамбук», и новехонькую немецкую сантехнику... «Не говори «гоп»,
пока не перепрыгнул», — учил меня с детства папа. А я все равно уже вижу себя
хозяйкой нескольких таких вот комфортабельных апартаментов. В Америке.

*Дом попался нам «с историей»: сразу после того как был построен, он был сдан
в аренду. Какой-то ушлый американский мужичок домину в кредит приобрел — и тут
же сдал. Исправно получал денежки с квартиросъемщиков, а вот сам ни разу(!) не
потрудился открыть дверь в банк, чтобы сделать хотя бы один-единственный платеж.
Сколько там за эти годы в его кармане осело? Ну, если совсем по минимуму, то
сорок восемь месяцев умножить на пятьсот долларов... Впрочем, дело неблагодарное
считать чужие рубли в чужом кармане.

— Что с человечком-то случилось после всего этого? — задаю я вопрос
рассказчику дикой, на мой взгляд, истории. — А что? Да ничего! Тут многие так
поступают! Ну, может, разве что кредитная история горе-покупателя этого чуток
пострадала... Про «кредитную историю» я слышала тут давно и много. Этим
словосочетанием здесь, в Америке, кажется, родители пугают непослушных малышей
точно так же, как у нас — злым Бабаем: «Не станешь делать того-то и того-то — и
будет тебе плохая кредитная оценка!» Лина еще год назад в школе, в классе по
экономике, изучала эту тему и уже готова к тому, чтобы сразу же, как ей
исполнится восемнадцать, открыть на свое имя кредитную карту и начать исправно
платить. Чтобы заработать себе хорошую «историю». А ведь Лине всего пятнадцать.
Мое же комсомольское воспитание мне долго не давало покоя с этой самой кредитной
картой: «Ну как можно ею пользоваться, если в ней нет нужды? Ведь есть счет в
банке. Карта дебитная в кармане. Наличные — в кошельке». Тем более, рассуждала
я, тратить деньги с помощью пластика куда проще, нежели расставаться с
хрустящими зелеными бумажками. Я всю жизнь жила (и живу) по принципу: «Если это
уже заработано, значит, можно немного и потратить».

Не приемлю жизни в кредит. (На чем и погорели сейчас многие американцы, не
приученные, на мой взгляд, своевременно затягивать пояса.) Но Роберт сразу же
после нашего прибытия в США настоял, чтобы у меня появилась кредитка. (Здесь
надо пояснить, что банк, в котором всю свою жизнь обслуживается мой муж и где
его знают как облупленного, в получении кредитной карты мне тогда отказал.) На
том основании, что нормальные люди в тридцать пять лет кредитными картами не
обзаводятся. «Как можно было существовать даже в России без кредитки? А ведь вам
уже далеко не восемнадцать!» В общем, я тогда, почти уже пять лет назад, сделала
вывод, что без кредитной истории в Соединенных Штатах никто карты кредитной не
выдаст. А раз нет карты, то не может быть и кредитной истории. Все надо делать
вовремя! Вот такая логика. Круг замкнулся. Нашелся-таки тогда банк, который
выдал мне кредитную карту. С лимитом в триста долларов в месяц. Затем лимит
рос-рос, да и достиг полутора тысяч долларов в месяц... И так далее по
нарастающей. В общем, в один прекрасный момент предложения от банков Америки
выдать мне больше хороших кредитных карт посыпались градом.

Метки:
baikalpress_id:  47 583