Звезда крупной величины

Толкатель ядра иркутянин Антон Любославский вернулся в большой спорт и готовится к отбору на Олимпиаду

Антон Любославский относится к числу наиболее крупных звезд иркутского спорта. Причем в буквальном смысле! Антон — мастер спорта международного класса по толканию ядра, а в этом виде много значит мышечная масса. При росте 190 см иркутянин весит 142 кг! Последние годы про Любославского мало говорили и писали: у него был какой-то непонятный спад, а ведь до Олимпиады в Лондоне, где ему прочили выступление, оставалось всего ничего! В этом году Антон преодолел свой «кризис», и возвращение состоялось. На соревнованиях нынешней весной он перевыполнил олимпийский норматив, а 9 мая в Иркутске установил свой личный рекорд, который отныне составляет 20 м 78 см! В конце мая иркутские толкатели ядра Иван Юшков и Антон Любославский стали лучшими в командном чемпионате России по легкой атлетике. Вперед, на Лондон?

С Антоном мы не виделись довольно давно, и при встрече он показался мне не
просто большим, а огромным. «Прибавил, что ли?» — интересуюсь осторожно. Антон
улыбается: «Еще бы, отбор на Олимпиаду в Лондон совсем близко». Состав команды
назовут после чемпионата России. Каждый уважающий себя толкатель ядра перед
соревнованиями набирает вес, это придает снаряду дополнительную инерцию.
Впрочем, ближе к Играм Антон планирует вес сбросить — 135 будет вполне
нормально.

— Тренеры Юрий Николаевич и Лидия Николаевна Рыбины как-то настраивают к
Олимпиаде?

— Олимпиада — это рулетка, главное — спокойствия набраться, как будто это
обычный старт. В Пекине я был спокоен, может, на чемпионатах мира больше
нервничал...

— Если пройдешь отбор, чего ждешь от сырого, туманного Лондона?

— Никаких минусов не ждем, если будет дождик — это же хорошо, не жарко! Да,
от дома далековато, но для сибирских спортсменов, которые все время в перелетах
на запад и обратно, ничего нового. У Антона когда-то были большие сложности в
полетах — как раз из-за массы.

— Сейчас легче к этому отношусь: отдыхаю в самолете — читаю журнал, смотрю
фильмы. А лет до 20 нервничал, летать было психологически очень тяжело. Мышцы
затекали, начинало все болеть.

— Как же ты в кресле помещаешься?

— Сверху падаю, и все. Обычно беру места с краю, чтобы колени можно было в
проход подвинуть. Тренера Лидию Николаевну приходится теснить немного. Сейчас
аэробусы, Боинги — места больше. В США человек больше 150 кг вообще обязан два
билета брать, так что у нас еще все неплохо.

Лондон далеко от Иркутска, и это может сказаться на акклиматизации. Помнится,
в далекий Сидней нашу сборную легкоатлетов привезли всего за неделю до стартов,
и они не блеснули. Лондон — город дорогой, позволит ли руководство жить там две
недели, чтобы привыкнуть?

— Наоборот, нас специально привозят за один день, чтобы не пришлось
акклиматизироваться, — говорит Антон, — только приехали — а завтра уже
выступать! Для нас, толкателей, Олимпиада — это такое «мимолетное виденье».
Утром — квалификационные соревнования, вечером — финал. И сразу же столицу Игр
покидаем — ощутить дыхание праздника нам не удается. Чиновники сажают команду в
самолет, а на наши места приезжают начальники, их жены и так далее. Всем же надо
побывать!

— Пекин чем-то запомнился?

— Было жарко, но это хорошо — меньше разогреваться, разминаться! Только был
постоянный смог, солнца почти не видно. А вот кормили от души! Десять разных
столовых на выбор — японская кухня, итальянская, китайская. И Макдональдс. Что
поразило: спортсмены США всегда стояли там.

Последние года два у Антона был спад. Он поделился причинами — слишком быстро
вышел на высокий уровень и с тех пор почти не отдыхал. Хотя начал заниматься
ядром не так уж рано — в 14 лет. Еще в детстве выделялся среди сверстников
силой. И что удивляло его самого: сложения был довольно пухленького, но при этом
всегда всех опережал в беге — что в школе, что во дворе. А сила плюс скорость —
это отличное начало для успехов в спорте. Правда, в детстве никто будущего
чемпиона не разглядел. — Школа была такая — никому ничего не надо, — вспоминает
Антон, — правда, ходил в бассейн — не к тренеру, а в группу здоровья. Но потом
потерял в троллейбусе свой абонемент и ходить перестал.

Родители даже не заметили, что сын бросил бассейн. Вообще, среди родных
выдающихся спортсменов не было. Правда, отец в молодости активно увлекался
лыжами, а мама работала в системе народного образования — в техникуме физической
культуры. Там ей и сказала Лидия Рыбина, тренер по толканию ядра: «Приводи
своего! Разряд получит — в техникум поступит, а там посмотрите». То есть
изначально целью была учеба, но попав в спорт, Антон понял, что сама по себе она
его мало интересует. Нет, он не прогуливал, но ядром стал заниматься с таким
энтузиазмом, что за лето успел получить несколько разрядов: «Ядро — это было
настолько интересно, что даже мысли не было пропустить тренировку. И компания
была очень сильная, группу ребят тогда набрали хорошую. С кем начинал
заниматься, до сих пор мои друзья».

Что характерно: обычно спортсмен, будучи в идеальной форме, просто порхает
над землей. И даже свои выступления часто не помнит, не успел выйти — победа!
Совсем иначе у Любославского.

— На соревнованиях самый удачный бросок обычно редко помнишь. Когда в хорошей
форме, то автоматически все происходит. Но идеальную форму очень тяжело
переносить. Тело просто безобразно реагирует на любые болячки, легко можно
простыть. Стоит начать тренироваться, и постоянно что-то прихватывает, мышцы
болят. И настроение не лучшее. Именно из-за перетренированности был спад в
результатах последних лет, считает Антон: «Я выступал наравне со взрослыми,
почти не отдыхал, постоянно куда-то готовился. Всем кажется, что я уже
давным-давно выступаю. А я просто намного раньше других начал».

— Мне 27 лет, а я себя чувствую ветераном, — улыбается Антон. Личная жизнь у
спортсмена устроена — уже три года как он женат. Причем инициатором знакомства
стала как раз Юля, симпатичная и незакомплексованная девушка, которая занималась
бальными танцами. — Мы встретились на свадьбе друга, тоже спортсмена. Юля сразу
подсела ко мне и говорит: «Давай познакомимся!» Кстати, в этот день она поймала
букет невесты. И примета сбылась — мы поженились. Сейчас ей не до танцев:
заботится, чтобы у меня было все в порядке, чтобы не был голодным.

— Что любишь поесть?

— Люблю баранину во всех видах: плов, суп из нее. Тесть Виталий Николаевич у
нас добытчик, постоянно приносит мясо дикой козы. Так что питаюсь только
экологически чистым. У него есть еще свой табун на Ольхоне, так что и конина у
нас на столе не переводится. Спасибо ему. Отдыхать семья предпочитает
цивилизованно.

— Раньше мы с женой ездили в Сочи, но теперь там слишком дорого. Проще купить
горящие путевки в Таиланд. Дикий отдых с палатками — это не для меня. Я
совершен-но не могу спать на земле и вообще где-то, кроме кровати. Если посидеть
у костра, выпить — то, может, проще заснуть где угодно. А я не пью. Мне нужны
комфортные условия для сна, и супруга такая же. Опять же на дачу можно съездить.
Хорошо: речка, соседей рядом немного.

В семье пока нет детей, зато есть пес: йоркширский терьер Афон — в честь
Нового Афона в Абхазии.

— Пес скучает, наверное, когда уезжаешь на соревнования?

— Скучает так, что по голове бегает, когда встречает. Запрыгивает, за уши
щиплет, за нос.

— Ты не берешь с собой в поездки талисман или что-то на память?

— Супруга иногда подкладывает какого-нибудь медвежонка. То есть мне его
доставать вовсе не обязательно, ей достаточно знать, что он ездит со мной.

— Как коротаешь время в пути?

— Фильмы смотрю, очень люблю Михалкова. Нравится русское кино новое — с
юмором, реальными жизненными ситуациями. Можно классику почитать, например
Булгакова. Очень люблю «Мастера и Маргариту», не раз перечитывал. Фантастику
космическую люблю, Стругацких, Лукьяненко.

— Машина есть?

— Да, старенькая «Корона». Она ездит, и меня устраивает. На новые машины
такие высокие цены, что, по-моему, смысла нет брать дорогую и потом долго
платить за нее кредит.

— У легкоатлетов ведь крупные заработки — от случая к случаю...

— Да, были гранты, но я их вложил в ремонт. Квартиру получил в 2005 году,
когда выиграл молодежный чемпионат Европы. Сейчас в сборной России очень хорошие
стипендии — около 30 тысяч рублей.

— Слышали бы это футболисты сборной России, которые за такие суммы даже со
скамейки не встанут!

— Но если попасть в призеры на чемпионате мира или Европы, то можно получить
достойные гранты. А если выиграл Олимпиаду, то в течение года можно получать до
150 тысяч рублей в месяц. А еще все тебя будут любить и, может, даже квартиру
подарят. Или BMW Х-5.

— Твой самый крупный заработок?

— Однажды на коммерческом турнире я заработал $3000.

— Не так уж много...

— Если несколько таких удачных стартов подряд, то на колготки жене хватит!

— Родственники болеют за тебя по телевизору?

— Да, а если я выигрывал, то телевизор обнимали и целовали! Проигрывал —
расстраивались! Сейчас я повзрослел и объясняю своим: этим способом я
зарабатываю на жизнь, способ непростой, и жизнь не такая радужная, как могло бы
показаться со стороны. Наверное, в обычной жизни можно было зарабатывать такие
же суммы, только без форс-мажорных обстоятельств, травм и провалов.

Любославский-2

Кстати, в Иркутске теперь два спортсмена Любославских. Младший брат Антона
Никита по примеру старшего тоже профессионально занимается толканием ядра и
имеет успехи: он победитель первенства России по молодежи. Никита выше Антона —
его рост 198 см — и имеет хорошие перспективы.

НИКА ПЕСЧИНСКАЯ target=_blank>friday@pressa.irk.ru Фото из архива Антона
Любославского

Метки:
baikalpress_id:  16 696