Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Дочку моей подруги — белокожую, русоволосую, миниатюрную и спортивную
умницу-студентку — с треском уволили из ресторана, в котором она трудилась
официанткой вот уже несколько лет. Причина? Девушка отказалась обслуживать
ввалившихся в кафе пьяных мужиков. Смена девушки уже подошла к концу, и она на
вполне законных основаниях отказалась от такой «заманчивой» клиентуры. И все,
возможно, было бы ОК, не окажись мужики... краснокожими.

И менеджер ресторана, где трудилась девочка, тоже оказался индейцем, и отказ
от работы всегда готовой впахивать трудяги истолковал по-своему: расовая
дискриминация. Мол, белая курица посчитала, что это ниже ее достоинства —
обслуживать цветных. Я прежде никак не могла понять, отчего это здесь, в
Америке, так много говорят о борьбе с расовой несправедливостью и прочих
щекотливых вопросах, касающихся цвета кожи. Как возможно такое, если мы все тут
— белые, черные, желтые, красные — в этой свободной стране равны по определению?
И нет, как известно, такой национальности, как американец. Потому что Америка —
огромный котел наций, где все так жутко перемешано, что ни о каком расовом
неравенстве, по моему разумению, даже не может быть и речи. Здесь даже президент
— черный. Ан нет!

Собрались мы с сослуживицами в ресторан по случаю окончания трудовой недели и
выданной нам премии в размере четырехсот долларов каждой. Одна на радостях
прихватила с собой мужа. Девчонки вышли из бара на улицу покурить, и почти что
уже пятидесятилетний супруг двадцатилетней Дженни решил чуть погодя последовать
за ними. Каково же было всеобщее удивление, когда девчонки вернулись обратно в
клуб, а супруга Дженни туда... не впустили. Так и сказали: «Извини, братан, но
клуб переполнен». — «Да вы что!? Я ж только что вышел отсюда, всего минуту
назад. Вон, другие же входят, и ничего. У меня же жена тут с подружками...» —
спортсмен невольно сжал кулаки. — «О! Ну тогда ты, это, давай через задний ход,
со двора, ладно?» И мужу Дженни не оставалось ничего, как развернуться перед
закрытой у его носа дверью и идти в обход. «Черным — строго через черный ход», —
дали ему понять в нашем городке уже не в первый раз.

*Многие мои чернокожие знакомые не раз сетовали на то, что в нашем штате
белые жители с откровенным пренебрежением относятся к цветным. «Вот в других
штатах США дела обстоят иначе, — сокрушались они. — А здесь? Здесь зачастую даже
решение о том, кому сдать в аренду апартаменты, принимается на основе...
фамилии». Если имя и фамилия твои Хосе Гонзалес, например, то можно быть
уверенным, что вожделенное жилье достанется тому, чье имя Джозеф Смит.

В замечательной стране Америке не раз слышала разные истории о том, что все —
белые, черные, желтые — все вместе ненавидят латиносов. Мексиканцы в свою
очередь вряд ли мирно уживутся с выходцами из Саудовской Аравии и с коренными
американцами. Хотя у всех правил есть исключения: я вижу здесь немало браков
между мексиканцами и индейцами. И все же... Пожилая пара рассказывала мне, что
они собственных внуков (рожденных их дочкой от индейца) на дух не переносят.
Родные дед и бабка (выходцы из Мексики) внучков на порог не пускают, потому что
великовозрастные лбы бестактны, бескультурны, не знают слова «нет» и в свои
двадцать с лишним годков твердят одно: «Дай! Дай!»

*...Низкорослая и грязная на вид, в дырявой футболке дама, дышащая
алкогольными парами и живущая в индейской резервации, однажды спросила меня,
проходя мимо, откуда я родом с таким акцентом? (На тот момент я беседовала с
русской подружкой по телефону.) Спросила тетка меня таким тоном, что я предпочла
сделать вид, что ее не слышу и не вижу в упор. И уже через минуту ее черное (и
почему индейцев зовут краснокожими?) лицо оказалось перед самым моим носом:
«Фак!» — выпалила мне в глаза давно немытая правнучка Сакаджавии и поспешила
ретироваться.

— Что это? — хохоча, рассказываю эту историю коллегам, среди которых две
мексиканки, три белых и одна ирландка по крови, но здесь, в Америке, рожденная.

— Как что? Она же тебе, Марина, ненависть свою расовую показала. Ты же белая.
Ты че растерялась-то? Тоже бы ей в ответ сказала б, что думаешь! — А что, есть
тут у вас такое понятие, как расовая ненависть? — прикидываюсь я ни о чем не
ведающей.

— Еще бы! Вот я — мексиканка, здесь, в Америке, рожденная. Я даже языка
своего родного толком не знаю. Зато я все мои пятьдесят с лишним годков
собственной шкурой чувствую, с каким пренебрежением относятся ко мне белые. Все
белые. Все до одного. Но мне — плевать! А еще мне плевать на то, как ко всем нам
относится коренное население Америки (индейцы. — Прим. авт.). Я просто на их
территорию не заезжаю ни под каким предлогом. Даже в казино их не поеду ни за
какие коврижки! Уж лучше в Лас-Вегас ехать, потому как безопасней. Ведь на
территории индейской резервации, что ни случись, виноватыми всегда будут чужаки.
То есть мы с тобой. Потому что у коренных индейцев — свои собственные законы, и
американское правительство там бессильно...

Я не верю ее словам. «Мне — плевать», — так все говорят. И черные. И желтые.
И красные. И зеленые. И те, что в крапинку. Но если спросить, хотели бы они
родиться со светлой кожей и голубыми глазами, каков был бы, интересно, ответ?

*Три с лишним года назад я подавала документы на должность менеджера в одну
крупную американскую компанию. Документы мои приняли и через неделю меня
пригласили на интервью. Потом было второе интервью... И тишина. В общем, среди
огромного числа кандидатов на то место победила не я. В беседе с бывшей
конкуренткой, которой тоже, как и мне, тогда не повезло, я призналась, что в
своей неудаче виню исключительно свое слабое знание английского языка и
чудовищный русский акцент (теперь, по прошествии уже четырех с половиной лет
жизни в Соединенных Штатах, я шпарю по-английски так, что даже самой не
верится). На что она, мексиканка, ответила: «Ты не права, Марина. Если ты будешь
так рассуждать, тогда мне не остается ничего, как признать, что выбрали на эту
должность не меня только потому, что я — мексиканка». И все-таки...

Знакомая белая американка, чей муж родом из Пуэрто-Рико, твердо уверена, что
многие жизненные неудачи ее супруга — исключительно как раз из-за его акцента.
Ее мнение о соотечественниках однозначно: большинство к иностранцам относится
как к недоумкам. Оттого и говорят с ними в замедленном темпе, как со
слабоумными, а не кричат в самое ухо во все горло, как в России, например. Я не
являюсь сторонником идеи превосходства белой расы и не являюсь антисемитом или
кем-то там еще с приставкой «анти». Я верю, что нет во всем мире такого понятия,
как чистокровный американец. Не было, нет и быть не может.

*Но, несмотря на это, кое-кто в Америке продолжает бороться за чистоту
американской белой крови, как и много лет назад. Ку-клукс-клан, например. Люди в
белых треугольных капюшонах с прорезями для глаз, сжигавшие распятых на крестах
негров, помните? (Слово «негр», кстати, обозначающее всего лишь черный цвет, в
России — употребительная норма. Зато в Америке за такое вот словцо,
произнесенное вслух в адрес чернокожего американца, можно и в тюрьме оказаться.
Если, как говорят в других штатах, доживете до тюрьмы.) Но вернемся к
современному Ку-клукс-клану.

Делается все вроде бы как ненавязчиво и тихо: горожане (далеко не последние
жители нашего штата) стали получать по почте воззвания стать членом этой
политической (!) и христианской (!) организации. И всего-то надо заплатить за
членство каких-то тридцать пять долларов с носа или сорок пять долларов — за
супружескую белую чету. Чтобы стать членом этой организации, не обязательно
дорасти даже до восемнадцатилетия (приветствуется, если в ряды расистов будут
вступать совсем желторотые). Цветные люди по определению не могут стать членами
этой организации. Как и те, кто проповедует какую-то другую, отличную от
христианства религию (католикам, впрочем, записываться в ряды куклуксклановцев,
согласно присланной бумаге, разрешено).

Если белый член Ку-клукс-клана встречается с цветной невестой (или с цветным
женихом), или же в семье кандидата в куклуксклановцы есть люди неарийской расы
(например, усыновленные дети из других стран), не стоит даже и пытаться слать
ваши тридцать пять баксов. Потому что как же вы будете гордо проповедовать
превосходство белой расы, если дома меняете подгузники черному ребенку? Также
будущий член ККК должен, думается, как и его предки, проповедовать ненависть к
гомосексуалистам, евреям и другим небелым. Ку-клукс-клан, как и много лет назад
в Америке, сегодня вновь рядом с нами и простирает свои щупальца уже далеко за
пределы США. Достаточно заглянуть на сайт kkk.com, и многое станет ясным.
Например, даже про то, что Юрий Лужков — еврей, а настоящее имя бывшего министра
Евгения Примакова — Финкелстейн... На сайте можно выбрать и купить книги для
детей и взрослых, кинофильмы, бейсболки, футболки, флаги с
символикой.

Метки:
Загрузка...