Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Лина впервые была на так называемом «групповом свидании». Было на этом
свидании все, как и полагается, для двоих: и поход в кино, и ресторан с ужином
при свечах. Вот только пар было четыре, и свое первое свидание они начали со
встречи в местном торговом центре. (Не удивлюсь, если свидетелями этого события
стала добрая половина жителей нашего городка.) Идея же принадлежит маме одной из
дочериных подружек: «Всем вместе веселее. Не так скучно и, главное, не так
страшно!»

Стартовым заданием было как можно скорее найти управляющего любым
магазинчиком ТЦ и попросить его вместе сфотографироваться (на телефон);
следующая задача паре — купить маленькую мягкую игрушку и подарить ее любому
встречному малышу (и не забыть сделать фотоснимок не только «на добрую память»,
но и «для отчета о проделанной работе»). Затем восемь пар ног, обутых в
кроссовки, рванули в парфюмерную лавочку, где мальчики должны были как можно
скорее найти парфюм, который, как им кажется, более всего подошел бы подружке.
Покупать в этом случае ничего не требовалось, ограничились прысканием пробников.
Но и это не все! От девочек требовалось то же: пусть и парни на свидании
благоухают!

 Следующим пунктом в соревновании пар в молле (так в США зовутся крупные
торговые центры) стал магазин модной и любимой у американских подростков одежды
American Eagle, где парень должен был молниеносно подобрать своей девушке
гардероб, а она должна его одобрить и непременно примерить! Не забыть и сделать
фотографии, подтверждающие, что задание командами выполнено... Счет идет на
секунды! Надо спешить!

Лина и ее бойфренд бегут на улицу, на парковку, и, согласно заданию, вдвоем и
как можно скорее отыскивают автомобиль с номером, зарегистрированным в каком-то
другом штате. Сфотографировав авто (быстро и тайком от конкурирующих пар, ведь
наградой выигравшей команде, состоящей из самых сплоченных парня и девушки,
будет сертификат в ресторан с уже оплаченным ужином на двоих), парочки спешили
встретиться в центре детской игровой зоны, чтобы там... потанцевать. Медленно.
Без музыки. Ровно три минуты. При этом попросив зевак сделать подтверждающие
фотоснимки. От Лины, как и от каждой девочки, принявшей участие в этом групповом
свидании, требовалось обнять встречного симпатичного мальчика, а Линин друг, как
и другие ребята, должен был, спросив разрешения уже у встречной незнакомки,
сделать то же самое. Затем Линин парень (как того требовали правила
соревнования) носил ее на руках, ходил на шпильках в обувном магазине и при всем
при этом не забывал просить прохожих сделать фотоснимок. Лина и ее приятель
старались не на шутку, но дочь явно замешкалась в примерочной (одежда — ее
ахиллесова пята), и парочка уже не рассчитывала на победу, когда давно обошедшие
их лидеры вдруг завалили сначала одно, а затем и другое задания.

— Было та-а-а-к весело! Мы и не думали, что победим! А ужин в ресторане мы
разделили на всех, на восьмерых! — рассказывают мне взахлеб счастливые,
удачливые, уверенные в себе, красивые, модно и ярко одетые, сытые подростки
Америки.

*— Работать, чтобы жить? Или жить, чтобы работать? Этот вопрос все чаще
задают себе сегодня американцы. Пожилые — чаще других. Бывший экономист подался
в фотохудожники. Старенькая учительница младших классов видит себя гидом
где-нибудь в Нью-Йорке. Бывшая менеджер крупного супермаркета, только-только
выйдя на пенсию, серьезно подумывает открыть собственную пекарню, чтобы самой
ранними утрами выпекать хлеб. Бывший директор компании спит и видит себя
сотрудником «Диснейленда». «А какую работу вы хотели бы там делать?» — задают
ему вопрос. «А неважно! Знаете, мне правда неважно! Лишь бы работать, а уйдя на
ночь домой, ни о чем не переживать», — следует ответ. Кто-то, выйдя на пенсию,
подается в колледж, чтобы овладеть новой профессией (например, стать медицинским
работником, чтобы рано или поздно начать заботиться о таких же, как и ты сам,
пожилых).

Эти истории можно назвать как угодно, но только не выходом на пенсию в
общепринятом, русском смысле. Друг моего мужа вышел на пенсию в пятьдесят семь
лет. Всю жизнь проработавший исключительно на руководящих должностях огромных,
всемирно известных компаний, он, пенсионер, ни дня не сидит без дела: то берет
классы по живописи маслом, то он, автогонщик, едет с супругой на очередные
соревнования. Еще он преподает английский язык иностранным студентам три раза в
неделю, а по выходным он — доброволец, то есть работает абсолютно даром,
раздавая продукты питания армии американских неимущих, среди которых, по его
рассказам, есть немало русских.

 Еще он публикуется в журнале, известном на всю страну, и, делая это с
завидной регулярностью, редко когда может похвастаться гонораром (печатные СМИ
сейчас тоже, как и вся страна, переживают трудные времена). И при всем при этом
он не получает ни копейки пенсионных денег. Его пенсионные накопления — не что
иное, как огромные зарплаты в прошлом, мудрая житейская экономия и более чем
удачные инвестиции. «Я решил, что двадцать-тридцать лет — слишком много для
того, чтобы только отдыхать, играя в гольф или теннис, но и работать в
общепринятом смысле я не хочу. Я достаточно обеспечен, и работаю все эти годы
после выхода на пенсию исключительно ради удовольствия», — подытоживает свой
рассказ 64-летний Майкл.

*Я опросила пожилых сослуживиц, чем они планируют заняться после выхода на
пенсию. Ни одна из опрошенной дюжины прежде и не задавала себе, оказывается,
этого вопроса. А ведь планировать надо на следующие 20—30 лет! Ведь жизнь после
выхода на пенсию, говорят, только начинается. Как насчет новой карьеры, а?
Кто-то, возможно, возразит мне: «Сегодня работы не хватает и молодым, и не
только в Америке, так чего уж говорить о стариках?» Но эксперты утверждают
обратное: через какие-нибудь 10—15 лет седовласые работники будут более чем
желанны. Потому что молодых, которые смогли бы заменить стариков, просто не
будет. Скоро некому будет в Америке заменить «у станка» 77 миллионов
американских бэбибуммеров.

Загрузка...