Кому достанется ребенок?

Место жительства четырехлетней малышки из Иркутска определит суд

Браки, конечно, заключаются на небесах, но вот решать многочисленные семейные проблемы приходится все же на земле. И хотя причин для разборок у супругов не так много и варианты мирных стратегий известны всем, договориться самым близким людям удается далеко не всегда. Тогда любой конфликт может перейти в войну и в некоторых случаях даже стать достоянием общественности.

Историю, которую сегодня узнают читатели «Пятницы», нас попросила рассказать
иркутянка Марина Кузьмина. Несколько лет назад она вышла замуж за мужчину,
который старше ее на 14 лет. Тогда казалось: вот она — большая любовь, но когда
розовые очки упали с глаз, ушло и счастье.

— Сергей с самого начала не хотел общаться с моими родителями. Дошло до того,
что он запретил им приходить к нам. Когда родилась дочка, мне приходилось
тайком, когда его не было дома, ездить с ней в гости к родственникам. Даже в
день рождения Кати мои мама и папа не могли прийти, чтобы поздравить внучку.
Мама звонила мне, мы договаривались о встрече во дворе, и там она передавала
подарки ребенку, — рассказывает Марина.

С ее слов, очень часто семейные ссоры возникали, когда муж был пьяным.
Словесные перепалки в итоге переросли в драки. «Первый раз это случилось, когда
он ходил в гости к первой семье. Вернулся пьяным, стал мне что-то выговаривать,
рассказывать, как он скучает по той семье. Начали ругаться, потом подрались. Эти
кулачные бои стали традиционными — раз в год как минимум. Поводы были самые
разные, да и разве нужны какие-то особые поводы пьяному человеку». Сейчас Марина
очень жалеет, что не ушла от мужа после первых больших скандалов. Говорит, что
очень боялась стать самостоятельной. Такой страх испытывает большинство женщин,
оказавшихся на грани развода, предпочитая терпеть семейные неурядицы годами. Но
даже у самых терпеливых могут сдать нервы. Для Марины последней каплей стал
очередной скандал, который случился в сентябре прошлого года в день рождения
дочки.

— Мама сказала, что приедет поздравить Катюшу. Договорились, что сходим
погулять вместе. Сергей был дома, сидел на кухне, выпивал. К приезду мамы мы с
ним уже разругались. Мама зашла в подъезд, услышала крики и кинулась к нам. Я
открыла дверь, а муж закричал ей: «Пошла вон отсюда!» Когда она попыталась
что-то ответить, подошел к ней и ударил кулаком по левой руке. Потом и меня
вытолкнул в подъезд, — вспоминает Марина.

Через неделю после этого случая Марина собрала вещи, взяла ребенка и
переехала в квартиру, которую недавно купили ее родители: «Три дня он молчал —
не было ни звонков, ни смс. Потом позвонил, предложил встретиться. Я
согласилась. Он начал упрашивать меня снова жить вместе. Я сказала, что мне
нужно подумать. Тогда он предложил погулять с Катей. Мы сходили на совместную
прогулку. На следующий день он позвонил и сказал, что хочет сходить с ребенком в
зоопарк».

Именно этот поход и стал началом большой войны. Марина рассказывает, что,
когда муж ушел с дочкой, на душе у нее началась необъяснимая тревога: «Я ему
позвонила, спросила, где они находятся. Он ответил, что на рынке покупают
продукты. Потом я снова позвонила, он сказал, что Катя спит в машине. На третий
звонок он уже не ответил — мобильный телефон был отключен». Вскоре она получила
смс от сестры мужа: «У меня для тебя есть письмо от Сергея. Приезжай».
Родственница отдала Марине записку: «Не волнуйся, мы уехали в Аршан. Все
необходимое для ребенка есть. Телефон отключил. Позвоню сам». Сестра Сергея тут
же высказала свое мнение: «Ты сама во всем виновата. Не надо было Катю
забирать».

Своей вины в этой ситуации мать не чувствовала, поэтому сразу же написала
заявление в полицию. Однако это не помогло ей вернуть дочь. Более того, через
три дня Сергей позвонил ей и сообщил, что вместе с Катей находится в Москве.
Договорились, что Марина приедет к ребенку: «Он поставил условие, что я должна
прибыть одна. Только в этом случае он подойдет ко мне и отвезет в квартиру, где
живет с Катей».

Это требование было выполнено, но и жизнь в столице не примирила супругов.
Через пару недель уже традиционный скандал — с руганью и дракой. После этого
Марина вернулась в Иркутск и подала заявление на развод. А вместе с этим
обратилась в органы опеки. Был и судебный иск, решение по которому должно было
состояться в начале марта, однако его перенесли, потому что Сергей вместе с
дочерью находился в это время в Таиланде.

— В опеке мне посоветовали согласиться с его требованием, чтобы ребенок жил с
ним. Сказали: «Так он хотя бы привезет ее в Россию». Кстати, суд мой иск
отклонил, мотивируя тем, что было представлено недостаточно обоснований, —
объясняет Марина.

В итоге матери разрешили видеться с ребенком по графику — три рабочих дня по
три часа в вечернее время и несколько часов в выходные. Свидания проходят в
квартире отца. Такой расклад Марину не устраивает: «Катя очень изменилась за это
время. Это проявляется даже в играх — там все герои ругаются, дерутся, убивают
друг друга. Я считаю, что отец настраивает дочь против меня. Например, однажды
она задала мне вопрос: «Мама, зачем ты украла мои игрушки? Так мне папа сказал».
Я была в шоке, я ей сказала, что все игрушки ждут ее, они дома. Я очень
переживаю за дочь и хочу, чтобы она жила со мной. Буду писать во все инстанции.
Дойду до президента и Государственной думы, но верну своего ребенка».

У каждого своя правда

Мы позвонили бывшему мужу Марины Сергею с просьбой высказать мнение о
сложившейся ситуации: «Точка зрения Марины не есть правда. Назначена
психологическая экспертиза, которая определит, к кому ребенок больше привязан. С
кем останется ребенок, решит суд».

Способ мести

Ситуаций, подобных той, о которой мы рассказали, к сожалению, достаточно
много. По мнению детского омбудсмена Светланы Семеновой, рост количества споров,
связанных с воспитанием детей, свидетельствует о кризисе семейных ценностей. Она
приводит статистику разводов в Иркутской области — в 2011 году их количество по
сравнению с 2010-м увеличилось на 21,7 процента. При этом число разведенных пар,
имеющих несовершеннолетних детей, выросло на 41,8 процента.

«Все чаще между родителями возникают разногласия по поводу определения места
жительства детей после развода, по поводу отказа одного из родителей от
предоставления возможности другому общаться с ребенком или детьми. Допускается
психологическое давление на несовершеннолетних со стороны родителей,
расторгнувших брак, а также иных родственников. Зачастую игнорируются решения
судебных органов. В результате дети становятся заложниками конфликта интересов
взрослых, что оборачивается тяжелыми переживаниями, а подчас и психологическими
травмами», — отметила Светлана Семенова.

Иркутский психолог, постоянный эксперт «Пятницы» Владимир Малянов считает,
что такое поведение взрослых свидетельствует о желании отомстить бывшему
супругу: «Это скорее детский вариант поведения, который говорит о незрелости
личности. Если люди решают, что больше не могут жить вместе, и это решение
обоюдное и осознанное, то претензий, обид и желания отомстить не возникает. Все
вопросы, возникающие при расставании, решаются с помощью нормального
человеческого диалога. Но есть вариант, при котором у человека осталось
нереализованное желание, разрушенное представление об идеальной жизни. Он
представлял себе, что семейная жизнь должна строиться по определенному сценарию,
который он сам себе придумал. Но в какой-то момент все пошло наперекосяк, семья
распалась.

Осталась обида, которая подкрепилась страхом одиночества. Признать это
открыто человек не может, а вместо того чтобы провести огромную работу по
восстановлению семьи, начинает шантажировать бывшего супруга совместными детьми.
Причем о детях в этот момент никто не думает. Это предмет мести, торга, который
используется, чтобы заполучить то, чего хотелось бы в отношениях. Для ребенка,
который оказался в такой ситуации, это большая психологическая травма, и, к
сожалению, скорее всего, когда он вырастет, повторит родительскую модель
поведения в отношении уже своей семьи».

ОЛЬГА МИРОШНИЧЕНКО target=_blank>miol@pressa.irk.ru Фото автора и из архива Марины
Кузьминой

Метки:
baikalpress_id:  16 567
Загрузка...