Ни дома, ни денег

Иркутяне судятся с местными энергетиками, чтобы возместить ущерб от пожара, произошедшего полтора года назад в поселке Жилкино

По статистике, в Иркутской области ежегодно происходит около четырех тысяч пожаров. Чаще всего их причиной становится неосторожное обращение с огнем. Но, как показывает практика, даже при соблюдении всех требований пожарной безопасности нельзя чувствовать себя полностью застрахованными от этой трагедии. Супруги Александр и Екатерина Воронины давно мечтали о собственном доме. Четыре года назад их мечта наконец-то сбылась. Они купили землю в поселке Жилкино на улице Бийской, где и построили двухэтажный деревянный дом. Примерно год ушел на внутреннюю отделку, и незадолго до рождения первенца супруги справили новоселье. Однако спустя всего полгода постройка сгорела дотла, а сами хозяева чудом остались живы.

Пожар произошел утром 14 декабря 2010 года. «Я проснулся от щелчков. Пошел посмотреть, в чем дело. Открыл дверь и увидел огонь. Сначала думал, что смогу потушить самостоятельно. Как был раздетый и босой, бросился на улицу за снегом. Пока выбирался наружу, получил сильный ожог правой руки. Попытался зайти в дом, чтобы забрать жену и ребенка, но там уже все полыхало», — вспоминает Александр.

Екатерина никогда не сможет забыть ужас, который пережила в то утро. С пятимесячным ребенком она оказалась в западне: выбраться из спальни со второго этажа было невозможно из-за огня и дыма. Все, что оставалось делать женщине в той ситуации, — плотнее закрыть дверь в комнату и ждать помощи. К счастью, она пришла вовремя.

— Я услышала, как Саша кричит кому-то: «Бей окно». Выглянула: к дому уже подбежали соседи. Люди стали кидать кирпичи по стеклам, потом кто-то залез по приставной лестнице к нам, забрал у меня ребенка. Я тоже вылезла наружу — босиком, в легком халате. Когда увидела мужа, испугалась — ноги отморожены, с рук капает кровь, весь в ожогах. Он находился в шоковом состоянии, не хотел уходить от горящего дома. Я сбегала к соседям, принесла ему обувь. Потом мы долго ждали пожарных и скорую помощь. Казалось, время тянется бесконечно. Наконец все приехали. Мужа увезли в больницу. А пожарные не могли начать тушить пожар, потому что ждали электриков: когда те приедут и отключат свет, — рассказывает Екатерина.

Вместе с ребенком женщина уехала к своим родителям. «Проснулась утром на следующий день, смотрю вокруг и думаю: что здесь мое? И понимаю, что ничего нет. Все сгорело: вещи, деньги, документы. Даже в больницу к мужу не в чем было ехать — пришлось собирать одежду по родственникам».

Когда Александр выписался из больницы, где ему сделали две операции на травмированной руке, супруги занялись выяснением причин пожара. «Пожарные исключили версии о неосторожном обращении с огнем и поджоге. В заключении они написали об обрыве нулевого проводника и возможном перенапряжении в сети. Я сам электрик, поэтому прекрасно понимаю, что значат эти слова. Когда мы заезжали в дом, все необходимые акты о подключении к электроснабжающей установке были подписаны в соответствующих ведомствах. Незадолго до пожара на нашей улице проводили реконструкцию опор: меняли деревянные столбы на бетонные. Согласно правилам устройства и эксплуатации установок, в районах малоэтажной застройки на каждой опоре должно быть оборудовано повторное заземление. Это делается для того, чтобы при скачках напряжения весь лишний ток уходил в землю. В данном случае этого сделано не было, поэтому и произошло возгорание. Осмотр подтвердил, что повторного заземления на всех опорах не было», — поясняет Александр.

Сначала супруги надеялись решить проблему мирным путем — обратились к иркутским энергетикам с предложением компенсировать убытки. Однако те не посчитали возможным это сделать. Тогда Воронины подали иск в суд. «Была проведена повторная экспертиза, которая подтвердила заключение пожарных. Дело рассматривалось в суде Свердловского района Иркутска. Решение в пользу истцов было вынесено на третьем заседании. Понятно, что ответчики будут его обжаловать, но я уверена, правда на нашей стороне», — считает представитель пострадавших в суде Татьяна Казанцева.

«Это лишь предположения»

Прокомментировать ситуацию мы попросили иркутских энергетиков, которые выступали ответчиками в суде.

— Наша компания, как гарантирующий поставщик электрической энергии, несет ответственность за качественное и бесперебойное энергоснабжение. И в данном случае юридически отвечает за последствия. Но реализацией мероприятий, связанных с подачей электрической энергии по своим сетям, занимаются электросетевые компании. Решение суда по иску Ворониных вступит в законную силу после рассмотрения дела судом апелляционной инстанции. Мы подали апелляционную жалобу в связи с тем, что в материалах дела были названы только предположения причин возникновения пожара. Судом не удовлетворено наше ходатайство на проведение судебной экспертизы, которая позволила бы установить единственную причину возгорания, а не предполагаемые по документам, находящимся в деле.

В дальнейшем это позволило бы разработать мероприятия между сбытовой организацией и сетевой организацией в целях предупреждения возникновения подобных ситуаций и последующего надежного обеспечения потребителей. Если будет доказано, что причиной возгорания послужили обстоятельства, являющиеся действием (бездействием) сетевой организации, тогда юридически Иркутскэнергосбыт, как гарантирующий поставщик, выполнит решение суда, — сказала «Пятнице» заместитель начальника юридического отдела ООО «Иркутскэнергосбыт» по правовой экспертизе и подготовке документов правового характера Марина Новичкова.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments