Настенная живопись

Иркутские граффитисты получили общественное признание, а обычные бомберы-вандалы — наказание

Как умиляют взрослых детские рисунки на асфальте: солнышко, домик, обязательная композиция «мама-папа-я». Потом ребенок подрастает, и его творческий порыв переходит с дорожек и тротуаров на стены домов: признания в любви, отрицание чьего-то интеллекта, брань и названия любимых рок-групп — в качестве красочных надписей все выставляется на всеобщее обозрение. И вот это уже никого не забавляет, совсем наоборот.

— У нас на фасаде соседней пятиэтажки постоянно пишут всякие гадости: школьники идут с уроков и баллончиками расписывают все, что им на глаза попадется, в выражениях не стесняются. Это безобразие время от времени стирают, но через некоторое время появляется новое, — жалуется по телефону постоянная читательница «Пятницы» Ольга Николаевна Орестова, жительница микрорайона Солнечного.

Подобные звонки в редакцию поступают постоянно, не только из Солнечного. Весь Иркутск пестрит росписями юных бомберов, тех, кто оставляет на стенах загадочные надписи, зачастую не заботясь о качестве исполнения. Народ негодует: дома в основном ремонтируются за счет жильцов. На днях городская администрация провела показательную порку — 18-летнего вандала заставили закрашивать свои художества. «Преступник» раскаялся, и, в принципе, все правильно: негоже портить городской пейзаж. Но в процессе написания обвинительной статьи как-то сама собой обозначилась другая точка зрения.

— Для меня граффити — это не столько хобби, сколько стиль жизни: рисую в основном под покровом ночи в родном районе, иногда в центре, с друзьями, — рассказывает пожелавший остаться неизвестным иркутский бомбер. — Творю обычно черной краской из баллончика флопы (быстро нарисованный рисунок, часто одним цветом и без заливки. — Прим. авт.). Пишу все, что взбредет в голову, хотя бы просто буквы, которые нравятся, в этом есть своеобразная красота. Нужно постоянно искать новые места, скрывать от всех авторство. Представляю, как переполошились бы бабульки из моего подъезда, узнав, кто на прошлой неделе «уделал» соседние гаражи, они считают это опасным. Но мне плевать на общественное мнение, точнее, я хочу, чтобы люди зацепились взглядом за что-то отличное от привычных вещей.

Оказывается, все рисунки на стенах несут смысловую нагрузку. Идешь по Ленина, видишь на фасаде старых зданий в ряд выписанные слова: «Кто?», «Кто?». И нужно думать не «кто это написал?», а «зачем он это сделал?», или лучше так: «кто я в этом бренном мире?». В общем, молодежь философией занимается прилюдно, но никто этого не замечает, видят только то, что на поверхности. Впрочем, скоро у бомберов и граффитистов (не путайте божий дар с яичницей, пожалуйста: граффитисты — это уличные художники, райтеры, они рисуют настоящие картины с помощью тех же баллончиков или акриловых красок) появятся легальные места для самовыражения.

— Мы ищем стены, на которых граффитисты смогут тренироваться: это будут здания, удаленные от центральных улиц, творческие эксперименты будут согласованы с собственниками домов. Мы сотрудничаем с райтерами с начала 2000-х годов, устраиваем фестивали, а в прошлом году художники украсили стену и арку здания на улице Ленина, 14б, а также подземный переход к школе № 55 в микрорайоне Университетском. Мы в некотором смысле помогаем найти художникам работу: коммерческие заказы на стрит-арт. Так, на Рабочего Штаба есть эмблема Росгосcтраха, выполненная нашими граффитистами, — говорит заместитель начальника управления г. Иркутска по физической культуре, спорту и молодежной политике Александр Шапочкин. — Наши райтеры сейчас объединяются в сообщество, пока оно носит название «Городские художники», но это еще не конечный вариант. Граффитистам вскоре предложат разукрасить не только стены зданий, заборы, но и спецтехнику для уборки улиц.

Призыв городской администрации «Райтеры Прибайкалья, объединяйтесь», похоже, работает. Теперь творцы уличного искусства и вандалы, по определению своему уничтожающие культурное наследие, будут работать на одной площадке. Если захотят, конечно, найдут стимул или убоятся наказания: законом Иркутской области № 198 за подобные правонарушения предусмотрен штраф от 3 до 6 тысяч рублей. Но вопрос о том, где кончается вредительство и начинается искусство, остается открытым.

— Граффитисты тоже начинали с нелегального рисования на стенах. А сейчас нас поддерживает городская администрация. Кто-то хочет нести красоту в этот мир, кто-то ищет способ самовыражения. Думаю, проблема с бомберами раздута: это ведь подростки, у них юношеский максимализм проявляется, отрицание общественных норм. Они создали свою макросистему, пачкают стены, а другие, их сверстники, деньги вымогают или бродяжничают — период такой взросления, им нужно помогать, направлять. Это проблема социального характера, она масштабна, просто так ее не решить, — считает Степан Шоболов, иркутский художник и граффитист. — Да и не надо, чтобы все рисовали красиво, по одной заданной схеме: березки, облачка... Тогда исчезнет конкуренция, развитие прекратится, а мы должны спорить, искать новые формы.

И кисти не надо

Основным инструментом райтера является спрей-краска. Большинство райтеров предпочитают баллоны, специально разработанные для спрей-арта.

В Иркутске 1 баллончик с краской стоит в среднем 200 рублей — его хватит на окрашивание 1 кв. метра. С баллонами используют насадки разных типов, дающие точку разного диаметра. Также инструментами для рисования могут служить кисти, валики, маркеры, восковые стержни, мелки. Экипировка райтера включает в себя защиту дыхательных путей (маска, платок, бандана, респиратор), а также выполняет конспиративную функцию, если этого требует ситуация, — незаметная и удобная одежда, часто спортивного стиля.

Таинственные знаменитости

Среди райтеров много личностей загадочных, чьи работы знают все, а вот имена авторов — никто. Например, Бэнкси — это псевдоним скандально известного английского андерграундного художника граффити. Он снимает фильмы, пишет книги, проводит персональные выставки — и все же имя его неизвестно. Работы Бэнкси в 2007 году стали самыми дорогими лотами на аукционе современного искусства. В октябре 2011 года, когда одна из уличных картинок Бэнкси в Бристоле была замазана черным, горожане посчитали происшествие актом вандализма.

ЕЛИЗАВЕТА КЛИНОВА lizak@pressa.irk.ru Фото СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО, с сайта «Вконтакте» и «АС Байкал ТВ»

Метки:
baikalpress_id:  16 490