Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Мой шестидесятидвухлетний муж привыкает к новой для себя профессии под грифом «пенсионер». Проработав более четверти века в Федеральном бюро расследований (ФБР), Роберт давно подумывал о заслуженном отдыхе, но все как-то не мог решиться на пенсию, думая, что, раз появилась молодая жена, то ему надо пахать и пахать. Помню, как я и Лина, только-только переехавшие к нему сюда, в Америку, были вынуждены одни куковать дома почти целый месяц: мой тогда еще жених по делам службы был вынужден мотаться по разным странам, а я одна готовилась к нашей свадьбе. Командировки (и все исключительно заграничные) случались не реже двух-трех раз в месяц.

Мой муж по многу раз побывал почти в семидесяти странах мира. Иной раз Роберт умудрялся мотаться из одного конца мира в другой, пробыв на земле всего несколько часов и вновь садясь в самолет, чтобы отправиться работать еще в какую-то другую страну. И все его вылеты и прилеты, страны и континенты — все и всегда было под большим секретом. Даже жене фэбээровца не положено знать всего. И только вернувшись домой после долгих и частых командировок, Роберт прямо у порога раскрывал чемодан и вытаскивал оттуда привезенные для меня и Лины диковинные подарки. Со всего света! «Аленькие цветочки», — как мы их про себя называли.

*Роберт всегда думает о нас. Всегда думает, как бы и чем удивить и порадовать. Чего бы это ему ни стоило. Помню нашу первую встречу. Страной первого нашего свидания была Турция. Турция была выбрана не случайно: всего за неделю (!) успев посетить по службе американские посольства Франции, Греции и Панамы, мой муж назначил Турцию последним пунктом своего пути и нашел возможным остаться в этой стране еще на несколько дней. Только для того, чтобы встретиться со мной.

Насколько я знаю теперь, по правилам ФБР, встретив меня, не гражданку Соединенных Штатов, Роберт уже не мог вернуться в американское посольство в Турции. Устроив себе каникулы, он продолжал фиксировать каждый свой шаг в блокнотике, записывая не только наши совместные турпоездки, расходы на меня (как того требует буква закона этой организации), но и любые наши совместные контакты с внешним миром. Впервые приехав в Иркутск, чтобы встретиться с моей семьей и друзьями, Роберт спрашивал у всех домашний адрес и номера телефонов. «Ну, с номерами мобильных все понятно. Для связи. Мало ли чего. А адреса-то ему зачем?» — удивлялась я.

Сама для себя решила, что мой тогда еще жених решил на всякий случай запастись адресами, чтобы выслать всем моим знакомым к Рождеству американские подарки. Но вся эта информация собиралась не ради подарков. Сотрудник ФБР, мой муж просто следовал инструкции. Всегда предельно честный, истинный христианин, он не делал ничего, что могло бы пойти вразрез с его жизненными устоями или повредить его карьере. Никогда и нигде не лгал. Исправно платил налоги. Не нарушал правил дорожного движения. Не воровал. Не пил. Не куролесил. Не встречался с женщинами. Был чрезвычайно осторожен в высказываниях и контактах. Даже жену себе выбирал долго. Избороздив весь Интернет, он не один год искал то, что ему надо. Не торопился встречаться с интернет-знакомицами, пока не нашел меня.

Найдя и встретившись, долго и терпеливо ждал, пока ФБР одобрит наши отношения и мы сможем получить разрешение на брак. Разрешение пришло после нескольких лет ожидания. Очень долгих и грустных лет. Я оказалась первой русской, кому было разрешено выйти замуж за сотрудника госаппарата. (Даже став женой, я долго не могла поверить в то, чем занимается мой муж. Понимание происходящего пришло, когда он показал мне очередной дипломатический паспорт, где не было, кажется, ни единого чистого от штампов листка. Я ведь всегда прежде думала, что ФБР — это что-то вроде нашей российской милиции.)

*Роберту стукнуло шестьдесят два, и он теперь самый настоящий американский пенсионер. В России, да и не только, бытует мнение, что американские старики — самые счастливые старики в мире. Отпахавшие всю жизнь, они, дескать, могут позволить себе только и делать, что колесить по свету. Роберт колесить уже не хочет: в последние года полтора-два у него в преддверии очередной командировки за несколько дней до очередного перелета лицо делалось зеленым и заметно портилось настроение, но он старался не показывать нам, домочадцам, что уже физически ненавидит самолеты-аэропорты — и все эти пусть и роскошные, но такие всегда чужие гостиницы.

Каждый раз, собираясь в очередную командировку, он очень волновался о нас, своих русских жене и дочке. А поводов для волнений (особенно в первое время) было немало: мы не говорили по-английски, я не умела водить машину и понятия не имела, как правильно выписать чек. То в отсутствие мужа у кого-то из нас заболит зуб, то сдохнет кошка, то затопит канализацией... Вот так мы и жили: муж в беспрерывных разъездах. Дочка в школе и в спортивной секции (Лина серьезно занимается большим теннисом). Я, занимавшаяся в Иркутске рекламным бизнесом и не привыкшая скучать, нашла себе дело. Устроилась для начала продавцом одежды в самый большой супермаркет мира «Вулмарт», а затем нашла себе еще занятия по душе. Втянувшись, уже и не хочу останавливаться. Ведь здесь чем дольше работаешь на одном месте, тем больше тебе платят, поднимая зарплату каждые полгода.

*Теперь я, как говорят, продолжаю по накатанной колее, а мой супруг просто наслаждается жизнью. Он, чья жизнь более четверти века зависела исключительно от расписаний самолетов, теперь может спать как угодно долго и заниматься тем, о чем всегда мечтал: профессиональной фотографией. Он даже записался на платные курсы к какому-то местному именитому старенькому фотографу, известному еще и тем, что он в свое время откупил Стоунхэндж на несколько дней исключительно для личного пользования. Для того чтобы фотографировать это каменное сооружение. И вокруг чтобы — ни души. Если прежде мой супруг относился к деньгам без должного уважения (что приводило меня, привыкшую с детства считать каждую копейку, в замешательство), то сейчас он уже не скупает по Интернету все подряд, как делал еще вчера.

Мой муж только за последние пару лет скупил по Интернету сотни моделей военных кораблей, которые так и хранятся, в оригинальных коробках. Книжные полки ломятся от книг по истории Второй мировой войны, которые муж покупал в Сети, но которые вряд ли когда-нибудь станет читать. Я все еще помню купленный им по Интернету автомобиль. (Не дочитав информацию о состоянии машины до конца, Роберт сделал электронный платеж, но автомобилей в нашем автопарке не прибавилось. Деньги, само собой, никто не вернул. Таковы правила: заплатил — забирай! А забирать то, за что он заплатил, ему уже не хотелось.) В общем, только сейчас, выйдя на заслуженный отдых, Роберт начал задумываться над тем, что значит разумная экономия.

*Первое, что спрашивают здесь люди, узнав, что кто-то вышел на пенсию: «А страховка у него (нее) медицинская есть?» Страховка в Америке — это все. Возраст никого еще не делал здоровее. Второй вопрос, который задавать не принято, но который всех интересует: «А хорошая ли пенсия? А можно ли на нее жить?» Я задала этот же вопрос мужу и получила вот какой ответ: пенсия в Америке складывается из нескольких составляющих. Например, твоя, Марина, американская пенсия, когда ты ее заработаешь после десяти лет трудового стажа, будет выплачиваться тебе не сразу, а по достижении тобой шестидесятидвухлетнего возраста.

Первым компонентом будет «социал секьюрити» (какой-то минимум, который в твоем случае составит всего долларов пятьсот, наверное), второй составляющей станет максимальная заработная плата с твоего рабочего места.

В-третьих, сюда приплюсовываются деньги из так называемого фонда «401К», это когда человек работает в какой-то компании и эти деньги автоматически идут в счет будущей пенсии. Но только в том случае, если этот самый «401К» у компании есть. Можно проработать всю жизнь, но не заработать на старость ни копейки. И вот когда все это суммируется, то это и будет твоей будущей американской пенсией, ради которой ты сейчас и работаешь... Роберт рассказал мне также, что после его смерти и до моего последнего вздоха я буду получать... его пенсию. Целиком. Ежемесячно.

Он так распорядился. Но чтобы я могла получать эти деньги, его нынешняя пенсия ежемесячно будет чуть меньше (долларов на четыреста-пятьсот) возможной. Когда супруги ровесники, они чаще всего не хотят терять деньги сегодня, не особо веря, что кто-то из них сможет прожить гораздо дольше другого. Но когда разница в возрасте более двадцати лет, то смысл в разумной экономии, по словам мужа, есть.

В общем, из-за огромного стажа работы в ФБР, из-за больших зарплат и пенсионного возраста нынешняя пенсия моего супруга составляет более четырех тысяч американских долларов. И плюс практически бесплатное медицинское обслуживание. О чем еще мечтать американскому пенсионеру? И если учесть, что люди здесь вкалывают от зари до зари за тысячу долларов в надежде когда-нибудь выспаться, то можно, да, признать, что пенсионерам в Америке живется хорошо. Но только тем пенсионерам, кто уже всем себя обеспечил.

Метки:
baikalpress_id:  47 538