Вокруг Байкала за 9 дней

Сегодня в «Пятнице» рассказ об экспедиции «Байкал-Трофи — 2012» и ее участниках

Шесть внедорожников, дюжина сильных мужчин, девять дней путешествия, больше двух тысяч километров ледовой равнины, торосов, трещин и около трех тонн израсходованного бензина. Подготовка к экспедиции началась за год. Детально прорабатывался маршрут, оформлялось разрешение на посещение Прибайкальского национального парка. С особой тщательностью формировалась команда. В этом году она состояла из шести экипажей из Москвы, Сахалина, Иркутска и Ангарска.

— Москвичи отправляли автомобиль по железной дороге, а сахалинцы приехали своим ходом, — рассказывает комиссар «Байкал-Трофи» Михаил Бобовский. — Участники из других регионов — люди подготовленные, но они не ожидали, что на Байкале можно получить столько экстрима и удовольствия, пить воду, никак не очищая ее, стоять на льду, который прозрачен как вода. Их впечатлила нетронутая природа озера и его горячие источники.

Горячие источники, кстати, стали обязательной частью программы. Котельниковский, Хакусы, бухта Змеиная — байкальская земля богата и щедра на чудеса. Но не только в термальном роднике суждено было искупаться путешественникам. Организаторы предусмотрели для них экстремальный сюрприз — купание в студеной воде Байкала, в марте, в минус 24. Для этого на месте первой холодной ночевки во льду озера вырезали ванну глубиной до 50 см. В ее дне буром проделали отверстие, чтобы вода заполнила получившуюся емкость. Ну а дальше — незабываемое посвящение.

— На самом деле мы предупреждаем об этом заранее, еще в городе, но не все верят — думают, что шутим, — говорит Михаил. — Но купаются все. После трех погружений ощущаешь тепло во всем теле, начинаешь по-новому чувствовать себя, как после второго рождения. К счастью, это водное крещение стало единственным за всю поездку, боевых удалось избежать. Для этого была проделана серьезная работа — регулярный мониторинг состояния льда Байкала из космоса, все машины были вооружены до зубов: пешня — для проверки льда, бур — для бурения лунок, с помощью которых и узнавали толщину льда, тросы и подъемные устройства. В составе команды были люди, которые могли оказать экстренную помощь в нештатных ситуациях. — В этом году ледовая обстановка была сложной: очень много торосов в районе Селенгинского Сора, небывалая трещина в районе Крутой Губы и Старой Ангасолки — их ширина достигала трех метров, — вспоминают участники экспедиции. — Но мы знали о них заранее. Шли параллельно береговой линии, наслаждались видом скал. Такая близость к берегу позволяет увидеть изюбров, коз, которые выходят погреться на весеннем солнце.

В общей сложности экспедиция преодолела больше 50 трещин шириной в один метр: через некоторые просто перепрыгивали на машине, хорошенько разогнавшись; другие приходилось забрасывать колотым льдом и застилать досками, которые прикручивают к поверхности шурупами, и брезентом.

— Научились издали различать, старая или свежая трещина, как можно по ней проехать, — делится впечатлениями брат Михаила Андрей Бобовский. — Трещины образуются от перепадов температур и землетрясений, которые часто бывают на Байкале. Поэтому предугадать, где и когда образуются новые, невозможно. Можно лишь мониторить снимки из космоса и соблюдать предельную осторожность. Для этого у нас были навигатор и ноутбук с виртуальной картой местности, Интернет и географические карты. Бывало, что одну трещину проходили по несколько часов. Теряли время, зато делали все с предельной осторожностью. Там, где были уверены в состоянии льда, развивали скорость до 60—80 км в час, но в среднем она не превышала 20.

Обычно Байкал замерзает 19—20 января, в этом году это произошло на неделю позже. Самым ответственным этапом трофи стало прохождение через Ольхонские Ворота: там был самый тонкий лед — около 50 см. При этом вес автомобилей достигал 2—3 тонн. На случай ЧС все машины были оснащены двумя тросами — впереди и сзади, каждый экипаж знал, что нужно делать, если транспорт попадет в промоину или трещину и пойдет ко дну.

— Если автомобиль провалился, нужно не поддаваться панике и понимать, что у вас есть пара минут, пока он будет вбирать в себя воду. Этого времени достаточно, чтобы выбраться на лед, — инструктирует Михаил Бобовский. — В первую очередь нужно открыть окна и заглушить двигатель. Иначе он получит гидроудар и мгновенно выйдет из строя. Если машина попала в воду, открыть дверь будет очень сложно, поэтому нужно открывать окно. Если не получается — его надо разбить молотком, который должен быть наготове. После этого нужно выбраться из машины на крышу. Там раздеться до трусов и бросить все вещи подальше от полыньи, на лед. Себе нужно оставить лишь нож — он пригодится, чтобы зацепиться за лед. Организаторы не понаслышке знают, как нужно вести себя в экстренных ситуациях — в прошлом году сами провалились под лед, когда поехали на рыбалку. Не растерялись и действовали по инструкции, благодаря чему остались и сами живы, и машина цела, ездит до сих пор. За всю историю «Байкал-Трофи

 в командах не было женщин. Организаторы объясняют это жесткими требованиями к участникам и суровыми условиями на маршруте: холодные ночевки на льду, тяжелый распорядок дня, большой риск для жизни и здоровья. Но уже со следующего года планируется участие в экспедиции и женских экипажей, даже есть кандидатуры. Может, в связи с этим и условия экспедиции будут комфортнее. Изъездили Байкал вдоль и поперек, шутит Андрей, но маршрут следующей поездки все равно будет оригинален — «поедем в обратную сторону». Об экспедиции снято уже четыре фильма, видео с «Байкал-Трофи — 2011» заняло первое место на фестивале любительских фильмов «Рыбий глаз».

Карта маршрута

Маршрут «Байкал-Трофи — 2012», который проходил с 9 по 18 марта, был закольцован от Листвянки до Листвянки по часовой стрелке — через бухту Песчаную, мысы Хадарта, Северный Кедровый, Котельниковский, Северобайкальк, Нижнеангарск, Хакусы, бухту Змеиную, Гремячинск, Утулик, Слюдянку, Култук и Старую Ангасолку. Общая протяженность маршрута составила больше 2 тысяч км.

Дорогое удовольствие

Участие в экспедиции обошлось каждому участнику в кругленькую сумму (за питание, размещение на базах отдыха, посещение заповедников и купание в горячих источниках). За время пути заправлять машины пришлось три раза: на Малом море, в Северобайкальске и Гремячинске. При среднем расходе топлива 30 литров на 100 км шесть внедорожников съели в общей сложности около 3 тонн бензина и дизельного топлива. В перспективе организаторы хотят сделать проект «Байкал-Трофи» коммерческим.

Оно вам надо?

Конечно же, многих читателей «Пятницы» интересует один вопрос: зачем взрослые мужчины каждый год тратят деньги и время на то, чтобы колесить по уже известному им Байкалу?

* «Для меня Байкал — отдушина, куда я готов ездить круглый год каждое воскресенье, как в храм. И зимой и летом путешествовать на машинах, лодках, катерах, байдарках... Я был во многих местах нашей родины и во многих странах, но тянет лишь на Байкал. Здесь все родное, а природа богата не только красотой, а еще и целебностью».

* «Завораживает, когда снимаешь свои шаги над бездной. Здесь очень красивые места, куда хочется возвращаться. Мы делаем это ежегодно, но каждый раз он разный и всегда красивый».

* «Наша цель — показать Байкал, его красоту и мощь жителям Иркутской области и гостям из других регионов. Это величайшее озеро мирового масштаба, в нем треть запасов всей пресной воды. Нужно понимать это и ценить».

Метки:
baikalpress_id:  31 473