Больница с печальной славой

Почему иркутян так пугает перспектива попасть в областную инфекционку, разбиралась обозреватель «Пятницы»

Иркутские родители, когда у них заболевает ребенок, больше всего боятся вердикта участкового педиатра или скорой — «езжайте в инфекционку». Детские отделения больницы на Конева мамы на популярном в городе интернет-портале 38mama.ru оценивают одним словом: «жуть». Это когда более-менее приемлемые условия пребывания в больнице можно получить только в платной палате; когда заведующая одного из отделений, вместо того чтобы прийти в палату к больным детям, вызывает их к себе в кабинет для осмотра; когда этим же врачом беззастенчиво предлагаются биодобавки на круглую сумму, и если ты их покупаешь, то отношение к твоему ребенку тут же меняется. А еще родителям зачастую не сообщают, чем и как лечат их детей, какие лекарства ставят, и результаты анализов приходится вырывать чуть ли не с боем. Эти возмущенные рассказы форумчанок вызвали у редакции «Пятницы» желание разобраться, действительно ли все так плохо в иркутской инфекционке. И может, в больнице существуют свои особенности и подводные камни, о которых пациенты просто не знают?

— Выписались из инфекционной больницы. Лежали в 3-м отделении, 15-й бокс, лечащий врач Алена Владимировна — фамилии не знаю, так как никто из персонала не считает необходимым представляться (даже когда врач осматривает первый раз), а бейджиков нет.

Отношение врача нам понравилось, вежливое, но при необходимости настойчивое и без намека на грубость. Медсестры разные: кто-то вежлив, кто-то груб. Но в основном полное безразличие, отношение как к сломанной мебели, при этом ощущение, что вам делают одолжение. Питание ужасное. В боксе есть ванна, но нет шторки — смотрите все... А может, специально нет шторы, чтобы меньше лезли в ванну, а значит, меньше мыть? Штор на окнах нет, ночью свет от фонарей — прямо в глаза. То, что лежит на кроватях, назвать матрацами можно с очень большой натяжкой. Скорее, большой комок ваты в мешке. Вроде пластиковые окна, но дует так, как будто спишь напротив открытой двери на улицу. К тому же ужасная влага, как в подвале, и холодно — отличное место лечить бронхиты и пневмонии. Ладно что при всех недостатках хоть хороший врач попался. И таких историй множество. Они все очень похожи: слов благодарности мало, хотя, не сомневаемся, врачи справляются со своими обязанностями.

 — Пролежали мы 7 дней, и нас выписали. Выписали с кашлем, сказали — остаточное явление. Через два дня это остаточное явление опять переросло в сильный кашель, плюс бабушки напоили его молоком, в итоге из-за дисбактериоза вечером сыну совсем плохо стало, плюс понос и рвота... Короче, я вызываю скорую, и мы опять едем на Синюшку. В нашей палате в восемь квадратов было четыре кровати. Перед нашим поступлением с соседней кровати увезли мальчика в реанимацию с менингитом. И никакой санитарной уборки после него не было, туда положили мамочку. Наш врач, она же заведующая, по палатам не ходила, а вызывала к себе в кабинет, причем всегда в послеобеденное время, когда ребенок с температурой засыпал. И каждый раз ворчала, что ей долго приходится нас ждать, пока я ей не напомнила, что вообще-то обход делается с утра, а в это время мы спим. Прошло 7 дней, нас выписали, мотивируя тем, что мест нет, поэтому «шуруйте-ка домой под наблюдением педиатра долечиваться. Делайте сами массаж сыну. А также обязательно доставьте антибиотики дома, чтобы было 10 дней». У меня уже не было сил с ней спорить, что лечить нас надо 10 дней и в больнице, что история повторится. В общем, мы с таким кашлем, какой и был до этого, поехали домой в четверг. А выписала она нас только понедельником, чтоб не портить себе отчетность. Причем у педиатра раньше понедельника запретила появляться, потому как я еще в больнице якобы.

С этими историями с форума обозреватель «Пятницы» и пришла на встречу к главному врачу Иркутской областной клинической больницы Владимиру Хабудаеву и главному педиатру Иркутской области, начальнику управления организации медицинской помощи министерства здравоохранения Приангарья Елене Голенецкой. Первым делом речь зашла о бытовых удобствах: о хорошем ремонте, кроватях для мам, вентиляции, белье, питании... Ведь именно эти вещи становятся особенно важны с маленьким ребенком, который и так измучен уколами, анализами, непривычной обстановкой.

— Наша инфекционная больница, по сути, состоит из трех отделений — в Иркутске, Ангарске и Усолье, — говорит главный врач областной клинической больницы Владимир Анатольевич Хабудаев. — Сейчас те, что в районах, приведены в порядок: сделан ремонт, закуплено новое оборудование. В этом году начнем ремонт и в Иркутске: запланированы деньги из бюджета плюс то, что поступит из фонда ОМС. Нашу больницу наконец-то включили в программу модернизации. Также решим вопрос с мамами — чтобы им было удобно лежать вместе с малышами. Мы забираем себе еще одно помещение — количество пациентов будет такое же, а вот койко-мест станет больше. Раньше этого не делали не потому, что не хотели, — не было возможности.

Что же касается бытовых удобств и матрасов, постельного белья, то здесь, по словам собеседников, сказывается специфика больницы. «Разве может быть красивым белье, которое каждую неделю помещают в автоклав и там прожаривают? — объясняет Владимир Анатольевич. — То же и с матрасами. Каждую неделю — дезобработка. К сожалению, в инфекционной больнице красивого белья не будет никогда. Представьте, что каждый раз вы дома будете замачивать белье в белизне, а после этого стирать в машинке при 90 градусах. Долго оно будет красивым?»

И, к сожалению, по-другому больница не имеет права обрабатывать белье. Более того, если пациенты приносят свое, то, по нормам, для домашних простыней и наволочек правила те же — сначала обрабатывать и только потом отдавать назад. «Лежал ребенок, к примеру, с сальмонеллезом или же кишечной инфекцией... Не имеет права инфекционная больница отдать домой эти бациллы сальмонеллеза, — продолжает главврач. — Сейчас белья у нас достаточно, и хоть оно непрезентабельного вида, неделю можно потерпеть».

— Владимир Анатольевич, сколько времени должно занимать оформление пациента при поступлении в больницу?

— По нормативу, который существует со времен СССР, на 600 коек положен один приемный покой — один врач и круглосуточный пост медсестры, — отвечает главный врач областной клинической больницы Владимир Хабудаев. — В Иркутске два приемных покоя. Для того чтобы их сделать, пришлось писать письмо в Минздрав. Больных в сутки поступает около 40 человек. Сам осмотр — как минимум полчаса. А если сложный случай, родственники всей семьей приехали... Тут и сорок минут, и час с ними просидишь, пока все объяснишь. Понятно, что за дверью еще кто-то ждет, переживает. А тут больного с ветрянкой завели — все, пока бокс не обработают, новых пациентов не запустят. Но если ребенок тяжелый, экстренный, его направят сразу в отделение интенсивной терапии, минуя приемный покой. Так как есть обращения граждан, будем вводить дополнительного врача в выходные и праздничные дни.

Что касается внутрибольничных инфекций, по словам наших собеседников, они есть и будут всегда. «У нас по больнице этот показатель ниже, чем общероссийский, — отмечает главврач. — Мамы часто обижаются, что их просят не выходить из бокса: им там скучно, тесно. А ведь чем больше мама или ребенок выходят из бокса, тем выше риск подхватить еще и другую инфекцию».

А как быть в таком случае в ситуации, о которой пишет на форуме одна из иркутянок: когда заведующая отделением вызывает ребенка к себе в кабинет, да еще и в послеобеденное время, когда дети, как правило, спят? Думается, Владимир Анатольевич прекрасно знал, о каком отделении и о какой заведующей идет речь, и постарался хоть немного оправдать поведение врача: «Иногда, собирая анамнез, доктор может спросить какие-то подробности у матери, которые та не хотела бы озвучивать в палате».

Позиция главного педиатра Иркутской области, начальника управления организации медицинской помощи министерства здравоохранения Приангарья Елены Сергеевны Голенецкой другая: «Осмотр и все общение с пациентом должны быть в палате. К сожалению, сейчас в больнице большая скученность. Когда мы сможем немного рассредоточить больных, ситуация, думаю, изменится». Значит, когда в очередной раз маленького пациента пригласят на осмотр в кабинет, мать имеет полное право отказаться? Еще одна проблема, которую мы не можем не обсудить с нашими собеседниками. Говорилось уже неоднократно, что врач не имеет права распространять биодобавки в стенах больницы. Равно как и рекомендовать пациенту приобрести то или иное лекарство за деньги. Исключение — когда препарат не входит в так называемый стандарт лечения и является дополнительным к назначенному врачом курсу. Но в одном из отделений инфекционной больницы биодобавки, скажем так, настойчиво рекомендуются матерям. Вот что пишет одна из форумчанок: «Еще она (заведующая. — Прим. авт.) распространяет биодобавки, если купишь у нее за 1500 рублей, тогда и отношение к тебе будет другое. Соседка по палате в этом убедилась воочию».

— Такого в больнице быть не должно! Врач не имеет права этого делать, — восклицает главный педиатр области.

— Давайте так, — вступает в разговор главный врач Владимир Хабудаев, — я читал об этом на форуме. Но я должен разговаривать с человеком с фактами в руках. Да, звонили, говорили. Но когда спросил, напишут ли заявление об этом, — отказались. Так что все в руках самих мам. Возмущены — ставьте в известность, пишите. Будем разбираться. Я не могу наказать конкретными мерами на основе неконкретных слухов.

— Если будет хоть одно официальное заявление о таком факте хоть от одной мамы, мы отреагируем незамедлительно. Или же идите к главному врачу и говорите: «Мне предложили купить». За информацию будем благодарны. Разбираться будем сразу и жестко, — дополняет коллегу Елена Голенецкая.

— Давайте вернемся к бытовым проблемам: ремонту, грибку в палатах. Это тоже немаловажно...

— Наше здание построено давно, современным стандартам не отвечает. Большая проблема, что вентиляция не принудительная, а естественная, — отвечает главный врач больницы. — А после того как мы вставили пластиковые окна, началась повышенная влажность. Видимо, были нарушены техусловия, а фирмы, которая устанавливала, больше нет. Выиграла госзакупку, дала самую низкую цену, напортачила, а претензии предъявить некому. Будем демонтировать эти окна, ставить новые. У меня самого скребут кошки на душе, но пока не сделаем принудительную вентиляцию, ничего не изменится. Проект находится на экспертизе.

Накажут рублем

Неуважение, а иногда и попросту хамство работников Иркутской инфекционной больницы — на это пациенты детского отделения жалуются, к сожалению, неоднократно. При этом, как правило, речь идет о младшем медицинском персонале. Невнимательность, халатность или просто грубое слово при этом оправдываются одним: «Зарплата маленькая, кто еще за такую работать пойдет, скажите спасибо, что не увольняюсь». Теперь, по словам главного врача Иркутской областной клинической больницы Владимира Хабудаева, такие оправдания не работают.

«Введена дифференцированная система оплаты труда, и поэтому, если поступает жалоба, я могу надбавку с человека снять, — говорит Владимир Анатольевич. — Наказание рублем всегда стимулирует лучше всего». Поставить в известность о любой проблеме стало достаточно просто: в больнице работает горячая линия. Если произошло что-то, с чем пациент не согласен: будь то покупка лекарств за свой счет, хамство со стороны медперсонала, несогласие с какими-либо действиями — ставьте в известность главврача больницы. Стационарный телефон: (3952) 30-04-42. Сотовый телефон: 8-983-416-37-10. Информация о горячей линии есть в каждой больничной палате.

ОЛЬГА ПОНОМАРЕНКО olgapon@pressa.irk.ru Фото автора и из архива героев публикации

Метки:
baikalpress_id:  31 472