Рабочий день в музее

В минувшую среду, 18 апреля, губернатор встречался с учеными в Глазковском некрополе

Конечно, в Иркутске множество достойных, с точки зрения истории, объектов. Но если куда-то идти в Международный день памятников и исторических мест (он как раз отмечался 18 апреля), то, конечно, в Глазковский некрополь, известный всему археологическому миру. Некрополь, названный по имени одного из старинных предместий Иркутска, — это масштабные захоронения и стоянки древних людей. Они находятся в районе Кайской горы на левом берегу реки Ангары, преимущественно на территории парка Парижской Коммуны. Первые захоронения людей эпохи неолита в этом районе нашли в 1887 году при строительстве детского приюта. И вплоть до 1970 годов в парке, на улицах Джамбула, Маяковского, на «Райсовете» строили, строили и строили — дома, дороги, прокладывали кабель. И раз за разом открывали новые могилы. Вот уже 100 лет в воздухе буквально висит вопрос: «Как сделать Глазковский некрополь музеем?».

Впервые решение о музеефикации этого объекта, по словам руководителя Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Виталия Барышникова, было принято в 1920 годы, затем в 1984-м и в 1990-е. Музея до сих пор нет, потому что сумма на его создание исчисляется миллиардами. О том, что надо не только сохранить некрополь, но и использовать его уникальный материал для изучения человека, ученые говорят давно. Разумеется, визит губернатора в Глазковский некрополь вновь поднял эту тему.

Последующее за ним импровизированное совещание в лаборатории археологии и этнографии Иркутского госуниверситета с участием Дмитрия Мезенцева и членов правительства Иркутской области было одновременно бурным и познавательным. На базе будущего музейного комплекса, считают иркутские ученые, должен быть создан Байкальский национальный центр изучения человека — с дальнейшим охватом всего археологического кольца Восточной Сибири — от Шишкинских писаниц Качугского района до могильника «Шаманка» на Байкале.

По словам заведующего кафедрой археологии, этнологии, истории древнего мира, директора научно-исследовательского центра «Байкальский регион» ИГУ Германа Медведева, предполагаемое научное объединение будет международным. И японцы, и корейцы, и даже канадцы заинтересованы возможностью провести на основе раскопок Глазковского некрополя генетические исследования — потому что те, кто захоронен здесь, в иркутском парке Парижской Коммуны и на месте стадиона «Локомотив», удивительном образом связаны с теми народами, которые позднее заселили территории названных стран.

«А мы не создадим почву для будущих споров и конфликтов? Кто от кого произошел — не увязнем ли в политике вместо науки?» — хоть и шутливым тоном, но вполне серьезно поинтересовался губернатор Приангарья, когда Герман Иванович рассказывал, как таинственным образом жившие в древности люди связаны со столь многими нациями и расами. Нет, заверили губернатора ученые, если споры и возможны, то только на словах, и с целью установить истину, которая, как известно, в споре и рождается. Возможно, точек спора прибавится в дальнейшем — уже сейчас Герман Медведев говорит, что, возможно, на Байкале будут найдены, благодаря таким исследованиям останки так называемого первого человека — такого же, как в Африке. Проект будущего центра и музея Дмитрий Мезенцев одобрил. И пообещал иркутским археологом свою помощь и поддержку.

Загадочный волк

Одно из уникальных захоронений Глазковского некрополя — скелет северного волка с черепом человека в лапах. Когда японские археологи проводили исследование этой находки, они доказали почти 200-летнюю разницу в возрасте между останками волка и человека. То есть волк — огромный, величиной примерно с дога — был преднамеренно захоронен в человеческой могиле. Скелет человека вынули, а вот череп оставили, поместив его в лапы волку. Что это было? Ритуал, жертвоприношение либо какой-то древний обряд? Это остается одной из загадок и тайн нашей иркутской истории.

Находки некрополя

Первые раскопки в некрополе провел в 1928 году сотрудник кафедры исторического факультета Иркутского государственного университета Михаил Герасимов. При рытье ямы рабочие обнаружили погребение, окрашенное в красный цвет (это была минеральная краска кровавик, хорошо известная в древности). В большинстве могил тела погребенных, обильно окрашенные охрой, располагались на спине, головой на северо-восток. Среди сопровождающего инвентаря — каменные топоры, рыболовные крючки, костяные игольники с иглами, наконечники копий, украшения из клыков кабана, марала, зеленого и белого нефрита, встречаются скульптурные изображения голов лосей и рыб.

Метки:
baikalpress_id:  16 424