Реформа и образование

«Пятница» продолжает разговор о будущем высшего образования в Иркутске

Коллективы иркутских вузов пребывают в тревожном ожидании: руководство России твердо решило часть университетов объединить, а часть и вовсе закрыть. Об этом шла речь в статье «Пятницы» «Высшее образование: реформа или уничтожение?» (номер 9 за 2012 год). Поводом к сегодняшней публикации стали отклики читателей на нее. Представляем вашему вниманию наиболее интересные высказывания и комментарии.

Апокалипсис по невежеству

Хорошо знакомый читателям «Пятницы» доцент ИГУ Сергей Язев, с одной стороны, согласен — высшее образование нужно реформировать: «Если мы хотим, чтобы у нас были квалифицированные и порядочные специалисты, это значит, что должны быть качественные региональные вузы. Задача вузов — готовить качественную человеческую среду Прибайкалья. А это государственная задача, с моей точки зрения». По мнению Язева, если бы государство хотело, чтобы не было коррупции, чтобы нами руководили продвинутые и умные люди, оно вкладывалось бы прежде всего в образование. Как вложилась советская власть, столкнувшись с поголовной неграмотностью населения.

— Я считаю, — пишет Язев, — что мы для того и платим немалые налоги государству, чтобы оно взяло на себя эту миссию — обеспечить населению качественное образование. Качественное — это значит обеспеченное оборудованными аудиториями, часами, продуманными учебными программами, студенческими общежитиями, квалифицированными преподавателями, мощной вузовской инфраструктурой.

Однако эксперт не согласился с тезисом относительно несоответствия профиля российского высшего образования потребностям экономики, в результате чего выпускники вузов работают не по специальности. — Был задан вопрос, — пишет Язев, — не слишком ли дорого обходятся государству сисадмины, зачем-то изучавшие на физфаке космофизику и теорию относительности, которые им не понадобятся в профессии? Отвечаю. Не дорого! Во-первых, если вдруг оказалось, что физикам негде сегодня работать из-за временного помрачения государства, которое почему-то решило, что физики ему не нужны, это не значит, что подготовку физиков нужно прикрыть. Прикрыв, потом уже не создашь.

Насчет «помрачнения государства» спорить трудно, но я все-таки настаиваю: готовить людей по специальности, которая не востребована и не имеет практического применения, — это бессмысленная трата ресурсов. Конечно, люди имеют право пять лет изучать в вузе философию, устройство Вселенной и т. д. (кстати, в США все это проходят в средней школе), но не в таких устрашающих масштабах.

Далее Сергей Арктурович пишет, что среди выпускников физфака ИГУ множество успешных предпринимателей, банкиров высокого уровня. По его мнению, это говорит о том, что образование, предоставляемое физфаком, себя полностью оправдывает, благодаря ему люди научились анализировать, выстраивать алгоритмы оптимальной деятельности, самореализовываться. «Подходы, которым их научили, — считает оппонент, — позволили им успешно разобраться и в специфике банковской деятельности, и в идеологии большого бизнеса».

Уважаемый Сергей Арктурович, вся штука в том, что успешными бизнесменами становится не только физики, но и выпускники других факультетов ИГУ: исторического, химического, биолого-почвенного, географического, юридического и даже такого, казалось бы, оторванного от экономики, как филологический! Тут, наверное, все-таки не в образовании дело, а в мотивации, личностных качествах, характере и т. д. Более того, я выскажу крамольную мысль: для того чтобы стать успешным бизнесменом, совсем необязательно иметь высшее образование. Я знаю нескольких владельцев местных «заводов, газет, пароходов», которые едва-едва смогли окончить среднюю школу...

Впрочем, я согласна с Язевым, когда он говорит о том, что в нынешнем рыночном обществе к образованию относятся как к платной услуге наподобие химчистки. «В итоге мы получаем фактическую продажу дипломов; когда можно, заплатив, получить зачет, но ничего при этом не знать, как практикуют, не буду говорить, в каком иркутском вузе, это и так всем известно. Такие вузы, откровенно нацеленные только на прибыль, конечно, нужно либо реформировать, либо закрывать».

В заключение Сергей Арктурович приходит к выводу: государство, способное проводить Олимпийские игры и претендующее на роль серьезного игрока на мировой арене, обязано серьезно вкладываться в образование. Иначе, по его мнению, уже сейчас надо закрывать все ГЭС и АЭС, поскольку выпускники халтурных вузов, размахивая купленными дипломами, придут туда работать и устроят нам апокалипсис по невежеству. Тут мне добавить нечего — подписываюсь под каждым словом!

Избыточные знания не нужны

Говорить о реформе вузов с сотрудниками самих вузов — дело опасное, поскольку они видят ситуацию изнутри. Впрочем, бывают и исключения. Своим мнением с читателями «Пятницы» поделился Александр Евгеньевич Шубин, историк, проректор Восточно-Сибирского института экономики и права: «Я к этой проблеме подхожу диалектически, нельзя о ней говорить только в черных или белых красках — нужно учитывать множество полутонов».

По мнению Шубина, проводимая реформа имеет положительные стороны. К примеру, переход на Болонскую систему: бакалавриат — магистратура. Проблема в том, что в российской традиции образования студента не рассматривают как личность, его рассматривают как сосуд, который нужно наполнить знаниями с избытком. В результате эти избыточные знания не пригождаются ему в жизни.

— Я до сих пор помню формулу вычисления объема шара, но ни разу не использовал ее на практике, — признался эксперт, — нам в университете преподавали массу общественных дисциплин: научный коммунизм, диамат, истмат, теорию познания. Зачем? Достаточно было одного общего курса философии. Как говорил Суворов: «Учить нужно тому, что нужно на войне».

По словам Шубина, бакалавриат дает человеку необходимый минимум, затем он может пойти работать, повышая свой профессиональный уровень, или поступить в магистратуру. Причем магистратура дает возможность выбрать любой вуз: в Москве или даже за рубежом. Разве это плохо?

В возможном объединении вузов Александр Евгеньевич также не видит ничего страшного:

— Объединение — это вовсе не изобретение Фурсенко, разговоры на эту тему велись еще в советские годы: предлагалось объединить ИГУ, иняз и пед. И в этом есть резон. Смотрите, в ИГУ и педагогической академии готовят по одним и тем же специальностям. Идет дублирование. При этом недостатка в этих специалистах нет. Недавно узнал, что в ИГУ на историческом факультете всего 23 бюджетных места, а на платные места спроса нет. Это обмельчание. Для сравнения: в совдепии на историческом факультете было 50 мест на дневном отделении и 75 — на заочном. Так что в объединении нет ничего плохого. В идеале было бы хорошо, если бы в Иркутске был один региональный университет, а вокруг него множество различных колледжей. Как в Америке. И была бы одна кафедра истории, преподаватели получали достойную зарплату, а не бегали бы по всем вузам, читая лекции. Дошло до того, что некоторые преподают по десять предметов, а это просто профанация. Это значит, что он просто читает студентам учебник. Потому что человек в состоянии освоить три, максимум пять предметов.

К минусам реформы Александр Шубин отнес ЕГЭ, по его мнению, способ проверки знаний по гуманитарным дисциплинам в форме тестов совершенно не годится.

Многие знания умножают печали?

Очень интересно, что думают о реформе сами студенты — нынешние и будущие и их родители. Но, как оказалось, многие вообще не задумываются, зачем они учатся, чему учатся и как им это поможет в дальнейшей жизни, что тоже является показателем состояния умов в современной России. В основном читатели пишут, что не ожидают от реформы ничего хорошего, считают, что идет плановый развал системы высшего образования в стране. Высшим чиновникам вообще не нужны образованные люди, поскольку образованный человек опасен.

Судя по комментариям в Интернете, люди согласны, что иркутские вузы не могут сравниться с Оксфордом и Йелем, но они и этому рады. Главный аргумент: молодежь надо чем-то занять. Иначе — безработица, алкоголь, наркотики, криминал.

Комментатор Дима выступил в защиту образования времен СССР. По его словам, в советское время учили решать «конкретные» задачи, учили не «торговать в бутиках, а созидать». То есть, по его логике, в университетах Европы, Америки, Японии созидать не учат. Непонятно только, как «не умеющие созидать» выпускники западных университетов оказались впереди планеты всей по количеству нобелевских лауреатов. Почему у них, а не у нас создаются ультратонкие компьютеры, строятся уникальные мосты, здания, дороги? А мы, хотя и «созидатели», но до сих пор почему-то не можем построить хотя бы одну трассу от Москвы до Владивостока. По мнению иркутянина Вениамина Маркова, образование должно соответствовать потребностям общества и государства, чтобы было равновесие между гуманитариями и технарями. Для оздоровления ситуации он предлагает сократить количество коммерческих вузов и объединить ИГУ, ИГЛУ, ВСГАО и БГУЭП.

Читательница Марина обратила внимание на то, что крупные российские чиновники своих деток отправляют учиться исключительно за границу. Это ли не показатель их реального отношения к проблеме! «Да им все равно, — возмущается Марина, — они будущее своих детей с Россией не связывают, дай им волю, они бы вообще оставили только три первых класса».

Среди мнений были и довольно курьезные. К примеру, одна дама (судя по всему, недавно принявшая православие) прислала письмо на четырех страницах без подписи, смысл которого свелся к тому, что верующим христианам высшее образование вроде как и ни к чему, ибо необходимый объем знаний определяет только Бог. По ее словам, знания человеческие вообще ничего не стоят, от них одни «Фукусимы», «Булгарии» и разврат на телевидении; истинными знаниями являются только знания Божьи, цена которых «выше жемчугов и золота»... Глядя на то, как активно РПЦ внедряется в светскую жизнь, я вполне допускаю, что когда-нибудь чаяния нашей читательницы могут воплотиться в реальность. Все к тому и идет.

Сказано на форуме

* Eugen: «У нас была лучшая система образования еще в 1980-х. В 90-х годах ее начали разваливать по дурости и воровству, а с 2000-х начали планомерно и систематически уничтожать».

* Nadin: «Программы вузов должны быть проверены и пересмотрены. В первую очередь в самом институте, во вторую — в ректорском сообществе с привлечением представителей работодателей. Квалификацию преподавателей нужно отслеживать профессиональным и научным сообществам, а не чиновникам и не министерству. Вот тогда можно будет судить и о востребованности вуза, и о его научном и профессиональном потенциале, и о необходимости его «переформатирования».

* Dik: «По всей стране массово открываются церковно-приходские школы (чего только стоит классический пансион МГУ имени М.В.Ломоносова, где сейчас модно учить детей из богатых семей). Идет монотонная работа по подготовке к реставрации монархического строя, где будет в меру эрудированное дворянство и покорное быдло».

* Узкоглазый: «Первый звонок был ИВАТУ. Теперь возьмутся за остальные. Им тут умных не надо. Мешают лес воровать, недра грабить, алюминий варить, так что дышать нечем, в Байкал гадить».

* Ехорный бабай: «Сегодня высшее образование имеет одну функцию — потенциально социально активная часть общества как бы занята учебой и таким образом удалена от активной общественной жизни. В случае сокращения вузов она действительно станет активной и никому мало не покажется».

ЕЛИЗАВЕТА СТАРШИНИНА start@pressa.irk.ru В публикации были использованы материалы форума babr.ru

Метки:
baikalpress_id:  16 387