Всех собак посчитали

Активисты зоозащитных организаций назвали точное количество беспризорных животных в Иркутске

Долгое время во всех информационных сообщениях о численности беспризорных собак в Иркутске фигурировала цифра — тридцать тысяч голов. Откуда она взялась, история, увы, умалчивает. Эксперты же утверждают, что в реальности животных никто не считал и цифра взята буквально с потолка. Тем не менее городские власти, выделяя бюджетные деньги на отлов собак, исходят именно из тридцати тысяч. В феврале и марте активисты зоозащитных организаций провели независимый мониторинг. Его результаты — в статье обозревателя «Пятницы».

Все началось в прошлом году с создания абсолютно нового движения зоозащитников в Иркутске, которое пытается объединить все организации региона для решения проблемы собачьей безнадзорности. Движение уже многое успело сделать. Его активисты тесно взаимодействуют с муниципальными властями, депутатами, входят в рабочую группу думы. Основная задача этой группы, которую возглавил депутат Юрий Коренев, — общественный контроль и взаимодействие с подрядной организацией, осуществляющей отлов и содержание безнадзорных животных.

Татьяна Владимировна Вадиковская, сопредседатель движения защиты животных, говорит: «Наша цель — изменить ситуацию в целом, изменить подходы, стратегию, методы. Для начала мы, по запросу депутатов думы, провели мониторинг численности популяции собак в Иркутске и его окрестностях, включая Мамоны, Дзержинск, Пивовариху и т. д.». Это очень важно, потому что в течение последних лет с разных трибун говорили о якобы тридцати тысячах беспризорных собак, но никто так и не удосужился проверить реальную численность. Активисты для подсчета использовали методику Академии наук России. Причем если в Москве использовали метод экстраполяции, то иркутяне обошли весь город: жилые массивы, лесополосы, стройки, промышленные зоны и т. д. Разбили город на секторы и считали не только собак, попавших в поле зрения, но и тех, которые могли находиться в подвалах, лазах и прочих укрытиях. В сборе информации принимали участие 32 активиста. Затем эти данные обрабатывал профессиональный статистик.

Перед тем как перейти к итогам, нужно понять очень важный момент: дело в том, что в сознании обывателя нет никакой разницы между бродячей и безнадзорной собаками. В «Правилах отлова и содержания безнадзорных собак в городе Иркутске» употребляется термин «безнадзорные». Хотя, если следовать точному определению, безнадзорная — это собака, которая находится на улице без сопровождения владельца. На самом деле она может оказаться вполне хозяйской, но находящейся в свободном выгуле. По подсчетам активистов, 65% животных в Иркутске постоянно находятся в свободном выгуле, а в период собачьих свадеб эта цифра достигает 85%. Есть также категория так называемых опекунских собак: это животные, живущие при гаражах, базах, садоводствах, промышленных предприятиях, учреждениях. Таким образом, употребление понятия «безнадзорное животное» требует коррекции.

Теперь цифры. Собственно бездомных собак в самом Иркутске и его пригородах — две тысячи голов. Еще 2200 — это опекунские собаки. Остальные 2800 — это собаки, находящиеся в свободном выгуле. В итоге, по данным мониторинга, сегодня в Иркутске имеется семь тысяч безнадзорных собак, к которым относятся и бродячие, и свободно гуляющие, и опекунские. Между тем существующая сегодня практика отлова заточена под тридцать тысяч.

Итак, мы знаем, сколько собак в городе, теперь вопрос, что с ними делать. Отлавливать? Помещать в приюты? Усыплять? Попробуем разобраться.

По мнению Татьяны Вадиковской, сегодняшняя система отлова собак по заявкам населения абсолютно неэффективна. Напомню, что на отлов и содержание безнадзорных животных в 2011 году бюджетом Иркутска было выделено 5,2 миллиона рублей.

— Беда в том, что в Иркутске вообще нет системы учета и контроля за поголовьем животных, — говорит сопредседатель движения защиты животных. — В ходе мониторинга выяснилось, что места, откуда поступали заявки, никак не коррелировались с точками массового скопления собак. Обычно звонки исходят от одних и тех же активных граждан, как правило, пенсионного возраста. Допустим, звонит гражданка, требует убрать собаку со двора, приезжает машина и забирает всех животных подряд; гарантии, что это именно та собака, нет никакой. Таким подходом мы потакаем нездоровым фобиям, вместо того чтобы работать с причинами появления бродячих животных. С другой стороны — это просто разбазаривание бюджетных денег.

По словам Татьяны Владимировны, проведенные среди иркутян опросы показывают, что большая часть выступает за то, чтобы собак содержали в приютах и после стерилизации передавали новым владельцам. Но проблема в том, что у нас мало приютов. Ситуация с основным приютом в Карлуке уже стала притчей во языцех. Туда вбухиваются немалые деньги, а собак в городе меньше не становится. Теперь об эвтаназии. Как выяснилось, лишь очень небольшая часть иркутян требует поголовного умерщвления собак. Однако современные исследования говорят о неэффективности этого метода. Дело в том, что на место уничтоженных собак немедленно приходят более молодые особи, при этом увеличивается опасность возникновения инфекций. К примеру, президент Российской ветеринарной ассоциации Александр Ткачев-Кузьмин утверждает, что безвозвратный отлов (или отстрел) бездомных собак может привести к биологической катастрофе.

 Собаки являются «санитарами» городских джунглей, они препятствуют размножению крыс и кошек. Кроме того, отстрел собак неприемлем в городских условиях, это негуманно и просто опасно, а усыпление стоит столько же, сколько и стерилизация. Поэтому убивать животных нет никакого смысла. Более того, кастрированные и стерилизованные собаки совершенно не агрессивны. Это, в частности, подтвердил «Пятнице» известный иркутский ветеринар Олег Андруканец. По его словам, половой гормон определяет агрессивное поведение, особенно в брачный период. Кастрированные кобели и стерилизованные суки становятся более дружелюбными и покладистыми.

Что же предлагают иркутские зоозащитники? Это, во-первых, поголовная вакцинация всех животных в городе, потому что некоторые инфекции являются общими для людей и животных. Во-вторых, нужна массовая стерилизация — как наиболее гуманный и эффективный способ предотвращения бесконтрольного размножения собак. — Почему происходит прирост поголовья бездомных собак? — говорит Татьяна Владимировна. — Главным образом за счет домашних животных. Я 12 лет работаю со служебными собаками и сама по доброте душевной подкармливала бродячих, пока не поняла, что увеличиваю их поголовье.

Кстати, по статистике, особи женского пола доминируют: на три суки приходится два кобеля. Суки могут приносить приплод два раза в год, поэтому их надо стерилизовать в первую очередь. В-третьих, поголовное чипирование (вживление микрочипов с информацией о стерилизации животного и вакцинации против бешенства). Чипированных собак легко отслеживать.

От себя я к этим мерам еще добавила бы проблему сбора мусора. В Иркутске собакам очень легко найти пропитание, в каждом дворе мусорные баки находятся в открытом доступе. Решить эту проблему частично можно, если начать заменять эти кошмарные баки на контейнеры европейского типа с крышками. В Европе мусорные площадки еще и огораживают от вторжения животных. Главное, чтобы собака не могла добраться до отходов. Там, где нет еды, нет и собак. Это аксиома. Также надо работать с гражданами, прикармливающими бродячих собак и кошек. Запретить кормить, конечно, невозможно — люди у нас очень сердобольные, да и как не покормить ощенившуюся дворняжку, ведь у нее такие умильные глаза. Но этим нужно заниматься! Нужно методично объяснять, что, кормя бездомных собак, мы способствуем увеличению их численности. И наконец, нужно требовать ответственного отношения от владельцев собак. — Я убеждена, что необходимо вводить принудительные меры к безответственным собачникам, — говорит Татьяна Вадиковская, — вот в Китае собаки по улицам не бегают, там строго: не можешь платить налог три тысячи долларов — значит, не будет у тебя собаки. Я считаю, это правильно.

Не отдавайте коробочникам!

— У моих знакомых собака регулярно приносит потомство по 7—8 щенков, — рассказывает Татьяна Владимировна Вадиковская, сопредседатель движения защиты животных. — Как только они подрастают, их отвозят за деньги рыночным коробочникам. Я спрашиваю: «Зачем вы это делаете? Не проще было бы стерилизовать собаку?» А они в ответ, мол, нам нравится играть с щенками. Я им рассказала о том, как люди находят потом эти коробки с дохлыми щенками и котятами за городом, про то, как мы вечерами ходим и собираем полуживых щенков вокруг рынка. Отдать коробочникам — это обречь животных на еще большую муку, чем просто уничтожить. Поэтому я призываю: никогда не отдавайте животных коробочникам.

ЕЛИЗАВЕТА СТАРШИНИНА start@pressa.irk.ru Фото автора, СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО и Zyalt.livejournal.com

Метки:
baikalpress_id:  31 478