Примерно как у нас

А вот можно еще про одну Лялю рассказать поучительную историю. Вот эта Ляля (42 года) влюбилась в Алика (с ума сойти, 35 лет). И это при том, что у Ляли два ребеночка от совершенно разных мужиков. Первого мужа она любила, родила, разошлись практически сразу же, за второго она пошла от его сугубой в нее влюбленности. Тогда Ляля решила: раз ничего у самой не вышло, попробую хоть с нормальным человеком пожить, в том смысле, авось, как говорят старухи, стерпится — слюбится.

Родила еще одного мальчика. И ничего там не стерпелось, не слюбилось. Ляля, конечно, все делала для того, чтобы заполнить серые будни, тем более что у мужика руки золотые. Они даже дачу начали строить, ну, чтоб перевести одну энергию в другую. Ляля взялась за строительство дома, чтоб обрести смысл и так далее. И что? Дом есть, а счастья все нет и нет. Конечно, тут можно и Лялю кое в чем обвинить, и все правы будут, когда скажут: зачем мотать нервы человеку, если сама смотришь на него, а ничего, кроме раздражения. Ну, если бы все были такие умные, то никаких разводов никогда бы и не было. Ляля же просто хотела счастья в личной жизни. Тем более что она со своим вторым этим мужем все делала по-честному. И заботилась о нем, и старалась жить его интересами. Но все делалось как-то по программе.

И понятное дело, мужик все это чувствовал. Ну, потом помаленьку начал попивать. Вот и разошлись, ясно море. И здесь опять можно встать в обличительную позу и спросить Лялю строго: почто мужика до белочки довела? Ага, тоже все правы будут. Тогда получается, что Ляля сплошь во всем виновата. Значит, Ляля виновата, а никто больше не виноват. Вот бы тогда этих моралистов на Лялино место. Когда там весь набор — слезы в подушку и неохота домой идти, это тогда, когда еще тот, второй мужик, был при ней.

Зато сам этот мужик все потом долгие годы без Ляли только и делал, что судьбу благодарил вслух за то, что ему попалась на жизненном пути такая женщина, как Ляля. Ему, кстати, и в голову не приходило обвинять ее в чем-то. Потому что любой нормальный человек понимает, что любовь — это такая штука, она не возникнет из чувства долга или из благодарно-сти. Тем более он хорошо понимал, что Ляля — такая натура пылкая, она не станет обманывать, такая потому что женщина — или люблю, или не люблю. Ну, то есть мужик понял, что в нем что-то в самом не то. Так что он особо Лялю и не третировал, когда она предложила разъехаться, не стал про дом-дачу рассказывать, мол, совместно нажитое имущество, позвольте, я отстегну половину добра.

Нормальный же человек, это сразу было ясно. Так что расстались они если не близкими друзьями, то близкими родственниками. И потом не один был случай — эта дача, и не два. Это когда Ляля именно про него вспоминала в минуту слабости душевной, отчаяния. И прочее, прочее. Он ей, конечно, говорил жизнерадостно, что он у нее такая подружка. Но в этом есть оттенок банальности. Потому что речь все-таки о человеке, с которым у тебя совместный ребенок. Денег он, кстати, на воспитание деток подкидывал. Говорится «деток», потому что он имел в виду двоих пацанов, потому что первый папаша как-то ушел в астрал насчет платить алименты.

Он вообще не по этой части. Он посмотрел бы на Лялю, как на представителя внеземной цивилизации, если бы она вякнула что-то насчет того, что детки кушают и носят одежку. Потому что тогда, на заре туманной юности, Ляля не особо с ним советовалась насчет родить — не родить, сама приняла решение. И ребеночек, собственно, родился как результат романтических встреч. И, как потом выяснилось, у него к тому времени кроме Ляли была еще одна студентка института иностранных языков имени Хо Ши Мина, и другая студентка, уже нархоза. И — как фон — имелась еще такая все якобы прощающая студентка-филологиня. Он на ней, кстати, потом, на свою голову, после Лили женился. Они там с этой словесницей разнообразно выясняли отношения, вплоть до того, что бошки друг другу били тарелками и кружками.

Это она в каком-то зарубежном фильме посмотрела, что героиня именно так демонстрирует креативность натуры. Тогда, впрочем, слова такого, креатив, не было, а было другое — дура конченая. Потому что она так побьет, побьет посуды, успокоится и сядет что-то такое в тетрадку писать. Стихи. Потом они мирятся, стишки почитают и немножко выпьют винца. Тогда пили «Токай» и «Лудогорское». Никакого самопала. Не хочешь вина, выпей «Плиски» или «Слынчев бряга». Никакой катанки. Как-то умудрялись не нажираться и не пили по три дня кряду. Стишки вот некоторые еще писали, и почти все на работу-учебу все-таки старались ходить. Какие-то тогда напитки делали такие, что женские лица при этом сохраняли более или менее осмысленное выражение.

Вот к чему про эту студентку или про других? А потому что все, все — круги на воде. Кажется, что ты один и ни с кем не связан, и твоя судьба — это твоя судьба. И ты самолично принимаешь решения. Вот и нет. Потому что все сплетены прочными нитями, в одном месте кто-то дернется, в другом, за тысячу километров, отзовется, защемит сердце у человека, и не понять вообще, что происходит, что-то такое похожее на чувство вины. И почему так больно и муторно? Ведь договорились же сразу, что никто никому ничего не должен. И все действительно живут именно так, что никто и никому. А если начать копаться?

Окажется, что все не так, что все всем должны! И не просто должны — обязаны. И если бы не эти невидимые, где-то, неизвестно где, записанные долги, а еще то, что кто-то все-таки умудряется отдавать эти долги. Это все говорит о том, что если мир, этот крошечный шарик, про который космонавт номер один Юрий Гагарин сказал: какая она маленькая, имея в виду нашу взбесившуюся планету, если она еще не разлетелась на куски, то только потому, что у кого-то еще хватает мозгов платить по счетам. Пусть даже кто-то делает это из страха, что прибегут спортивные дядьки и выставят счет с пенями и штрафами, у кого-то автопилот срабатывает — лучше заплатить, чтоб отстали и не вязались, кто-то из воспитания — взял в долг, верни.

 Но большинство, огроменное, надо сказать, большинство отдает долги от чувства высочайшей благодарности за то, что их однажды выручили, помогли. И так далее. То есть благородство и честность никто пока декретом не отменил. Это к чему — про честность и благородство? А к тому, что при всей своей кажущейся наивности Ляля все-таки была девушка с чутьем. То есть отцов для своих мальчиков она выбирала все-таки правильно, потому что первый — он такой весь из себя научный руководитель, то есть натурально человек науки, двигает ее бескорыстно, несмотря и вопреки.

Следовательно, является для своего родного сына, и его брата заодно, примером. И еще речь о том, что не все люди обязательно должны работать в сфере торговли и предпринимательства. А второй мужик — он порядочный человек в том смысле, что, едва заведется у него копейка, то он сразу несется к Ляле, чтоб поделиться грошиком. Это даже при том, что когда он маленько начинает бухать и вокруг него начинают виться алчные девушки, он все равно сначала к Ляле, потом уже к девушкам.

Вот такой портрет Ляли. Понятно, что такая ждет одного — большого чувства любви. Ну и дождалась Алика, который младше ее на сто лет. И вдобавок ко всему женатый, и плюс еще жена его — какая-то, седьмая вода на киселе, Лялина подружка. Ну, у всех есть такие подружки. То есть не у всех, а которые девушки гостеприимные, так к ним всегда, на их территорию, набивается толпа тусовщиц. Которым все равно куда, лишь бы податься в гости. Сидеть там на кухнях, курить и пить, все равно что, что чай-кофе, что вино-пиво. Что хоть воду из-под крана. Такие, без звонка и без вопроса — ничего, если я приду? Идут и идут, и при этом откровенничают, и эти откровения не надо рассматривать как исповедальность. Потому что таким вот девушкам, как эта Аликова жена, все равно где, все равно с кем, лишь бы в тепле. Вплоть до того: «Ляля, привет, у меня сегодня день рождения, не хочешь поздравить?» Вот она и идет, а Ляля гоношит ей какие-то обеды поздравительные. И туда, к Ляле, потом подтягиваются еще гости этой мадам О.

Так что, когда Ляля закрутила с Аликом, втайне, разумеется, потому что сама была в шоке, что она такое творит. Младше — раз, женат — два, еще и жена — сама Ляле лично знакомая. Потом эта жена, гражданка О., когда приехала «поговорить», все вопрошала: «Как ты могла?» Ну, то есть у гражданки О. естественный вопрос к подруге. Она так про Лялю привыкла думать, что Ляля — подруга. Вот так и возникает это ошибочное мнение, что подруги — это девушки, которые курят вместе, выпивают, закусывают и сплетничают про мужиков и про их теток. А потом почему-то удивляются, что у собственного мужа есть своя уже жизнь, на территории этой вот закадычной подруги.

И главное, Ляля попробовала вякнуть, чтобы немножко восстановить справедливость, насчет того, что у самой гражданки О. есть своя жизнь с другими мужчинами. Ляля попробовала поговорить с этой гражданкой, как она думала, нормально. То есть стала этой О. говорить: как ты можешь возмущаться, если у самой есть много чего. И такой гражданин, и другой гражданин. По именам. И все они запараллелены Алику. Потому что эта О. все Ляле всегда рассказывала, по своей удивительной и удивляющей, кстати, всех болтливости. То есть все обо всех своих романах и интрижках. И Ляля, разумеется, в курсе, как еще с полсотни таких же «подружек». Все в курсе, кроме самого Алика, который не в курсе. Но тут такое дело, что там пример семьи, которая держится неизвестно на чем. Каждый сам по себе.

 Досуги, развлечения и весь образ жизни — как-то вне семейного поля. Изредка пересекаются по общим датам. И при том у них ребеночек. Которому теперь предстоит слушать: папа у тебя такой... Жуть. А так-то ребеночек, конечно, думал, что папа на секретном задании. Именно поэтому он отсутствует дома по трое суток. И мама на ответственном задании. Именно поэтому мама приходит поздно ночью, или, скорее, рано утром, навеселе. А то ребеночек не в курсе, что его родители — секретные шпионы и разведчики.

Ребеночек послушал, послушал все да и уехал к одной своей родственнице, даже не бабушке, а вообще к тетке. Слава Богу, что в той семье нашелся единственный человек, эта тетка, кто вспомнил, что ребенок — не только отражатель, но и выпускатель. И когда родители устраивают разборки, выясняя — кто на каком задании, то ребеночек тоже запросто может отправиться уже на свои задания. И не факт, что это будет институт, или библиотека, или краеведческий музей. Родители как-то в расчет уже ничего не брали, хорошо, что тетка нашлась в уме.

А у Ляли начался кризис среднего возраста. Это когда ее возлюбленный Алик от нее тоже ушел, как Колобок. Нет, нет, Алик, конечно же, влюбился очень серьезно в Лялю, он такой — всегда серьезно во всех влюбляется. Да и с Лялей у него был рекорд, потому что он с ней продержался почти год. А потом ушел, потому что силы-то кончились, это у Ляли накал страстей. Ее чувство, усиленное чувством вины, что она разрушала чего-то там, чужое счастье. Хотя чего там было рушить? Но Ляля все равно как дятел долбила про свою вину. И задолбала, конечно, Алика этим, или другим задолбала. Ну, короче, Алик свалил к другой девушке. Никого не поставив в известность. Потом всплыло все.

И не от него, а совсем от посторонней, третьей, получается, в этом списке девушки, с которой Алик встречался пару раз, уже в то время, когда проживал с Лялей. А девушка еще думала, что у него планы уйти к ней от Ляли. Поэтому девушка ждала, а потом озлобилась и пошла к Ляле доложить, какая Ляля наивная женщина. Хоть и старая совсем. Они даже подрались. Ну да, Ляля и эта девушка. Ляля — потому что думала, что у нее с Аликом какие-то недоразумения просто. Ляля опять про себя что-то такое начала сочинять — что она виновата, что чего-то Алику не додала. Совсем даже не брала в расчет, что это Алик все отдал, все, что было, все чувства. И у него для Ляли ничего не припрятано, никаких джокеров в рукаве. Есть стайер, а есть спринтер. Кого на что натаскивают, на какие дистанции. Короче, ушел, а Ляля заплакала.

Ну, вот так Ляля плакала и плакала почти год, утешения искала, даже можно честно сказать, что забвения. Увы, в бутылке. Подружки добрые, вот и тащили бутылки. Сядут вот так, нальют, выпьют — и давай мужиков поливать на чем свет стоит. А потом Ляля сказала: стоп! И подружкам в том числе сказала: стоп. Потому что некрасиво все-таки. Хоть как крути ситуацию, хоть как ее рассматривай, как денежку на просвет — не выходит, что все мужики сплошь и рядом козлы. Не получается. Вот хотя бы взять этих, которые отцы ее мальчиков. И сами мальчики. Такие детки славные. Один наукой занимается, другой дома строит. Ласковые такие и очень Лялю любят. А против такой любви что можно поставить? Ничего. Абсолютно ничего в целом мире. Когда тебя твои детки любят. Вот Ляля и успокоилась. А когда сама успокоилась, мир вокруг стал как-то помаленьку в себя приходить.

И еще одна смешная совершенно штука — этот Алик бедный. Он же, когда от Ляли ушел, стал предаваться животным радостям и веселью в компаниях нетребовательных барышень. Ну, про нетребовательных барышень все-таки в другой раз. Не будем их сейчас обзывать, тоже там несладко таким барышням вообще-то живется. Все-таки речь про Алика. Он вдруг понял, что Ляля — это такая женщина. Прямо вот на- стоящая хорошая женщина, вот что он понял. И он стал думать и страдать. И вот так настрадается и Ляле звонит, и пик его страданий приходил как-то все больше на позднее время суток. Даже на ночь. Он так Ляле позвонит, чего-то говорит взволнованно.

А Ляля ему со всей откровенностью: «Слушай, давай не сейчас, сейчас я спать хочу». И трубку кладет. И действительно засыпает. А снятся ей такие сны... Ну, какие все нам — про счастье. А утром, когда она вспоминает, что там ночью-то было, она не помнит совершенно, что звонил какой-то посторонний ее жизни Алик. А помнит другое — что-то снилось. Что-то, что непременно сбудется. Примерно как у нас, да?

Метки:
baikalpress_id:  47 519