Хотелось бы пожить по-человечески

От редакции. Трудности быта современного человека кажутся нам очень серьезными и почти непреодолимыми. Пенсионерка из Баяндаевского района на свою жизнь не жалуется, но мы-то понимаем, что она заслужила нормальные условия.

Я, Шеметова Антонида Петровна, 1934 года рождения. В 1942 году моя мама работала в военной части дояркой. Коровник был покрыт соломой, она доила 40 коров, еще нужно было до десяти дней воспитывать телят. Выполняла трудную работу, чтобы мы, семеро детей, не умерли с голоду. Жили в землянках. Все было в землянках: конюшня, овощехранилище. По коридорам ходили машины, печи топили два солдата. В 1945 году, в марте, мама заболела туберкулезом. Ее увезли в больницу, старших братьев забрали в ФЗУ на шахту работать. Мы остались одни — пять детей. Получали продукты в каптерке на пять дней.

Мне было одиннадцать лет. Майор участка, Красков Захар Дмитриевич, сказал, чтобы я завтра шла на разнарядку. К семи часам мне дали работу: топить самовар на парниках для полива рассады. Самовар нужно было топить целый день, рубила дрова топором сама. С 1959 года я работала дояркой в совхозе до пенсии, работала на одном месте 28 лет. У меня 17 почетных грамот, я ветеран труда, возраст — 75 лет. Дали мне инвалидность, третью группу, пенсию получаю по потере кормильца. У меня на иждивении дочь, инвалид второй группы, ей 54 года, мы не трудоспособны. Нужны дрова — топить две печи. Носить дрова нет здоровья, да и с водой проблемы. Мы — дети погибшего на фронте отца, в 1945 году он представлен посмертно к наградам, но мы их не получили. Из семи детей осталось двое. Может, наш отец заслужил нам, инвалидам, хотя бы однокомнатные квартиры. Хотелось бы пожить по-человечески, потому что нет силы рубить дрова.

Загрузка...