Оборотни из седьмого отдела

Иркутские полицейские снова в центре скандала

Ровно год назад министр МВД Нургалиев обещал, что в результате реформы российская полиция станет открытее и гуманнее. Все плохое: взятки, пытки, избиения, рэкет, хамство, пьянство — останется в прошлом, а в будущем — только честные и неподкупные господа полицейские. Тем, кто верил в возможность такого чудесного преображения — мои искренние соболезнования. В МВД, кроме названия, практически ничего не изменилось.

Очередной громкий скандал с участием иркутских полицейских. 17 февраля сотрудник ОП-7 капитан Крестич и его стажер Пашкевич (слушатель ВСИ МВД России) отдыхали в кафе «Мажор» на бульваре Постышева. Разумеется, выпивали, как же без этого. Дойдя до определенной стадии опьянения, полисмены повздорили с другими посетителями. А там, где пьянка, там и драка. На какой почве — неважно, важно, что в кафе полицейские находились как частные лица. После жаждущие реванша полисмены вы-звали наряд, который увез их и обидчиков в отделение на Депутатской.

На своей родной территории Крестич и Пашкевич, как говорится, отыгрались по полной: били задержанных руками, ногами и дубинкой. А после отпустили бедолаг домой, посоветовав держать язык за зубами. Важная деталь, характеризующая стиль работы ОП-7: дежурный даже не оформил доставленных людей как положено. Более того, свидетелями незаконных методов были еще как минимум девять сотрудников отделения. И никто не возмутился, не остановил распоясавшихся полицейских. Эта история не стала бы достоянием общества, если бы двое избитых молодых людей, опомнившись после взбучки, не решили написать заявление в Следственный комитет. Дело получило широкую огласку, в отношении Крестича с Пашкевичем завели уголовное дело. Правда, несколько смущает, что дело заведено по ч. 3 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». Какие должностные полномочия, какое превышение? Ведь ясно сказано, что полицейские находились не при исполнении!

Вот такая история. Старший помощник руководителя СУ СК России по Иркутской области Владимир Саловаров не скрывает своего возмущения: — В этом деле поражает то, что полицейские чувствовали свою безнаказанность, были уверены, что им все сойдет с рук. Привезли в отдел, избили. Их действиям дана самая жесткая оценка. Они сейчас раскаиваются, но факт есть факт. Нам известно, что их руководство сделало оргвыводы. А мы будем делать все, чтобы привлечь Крестича и Пашкевича к уголовной ответственности.

Кстати, в пресс-службе ГУ МВД РФ по Иркутской области сообщили, что капитан Крестич и младший лейтенант Пашкевич уже уволены из органов. Также начальник ГУ МВД России по Иркутской области генерал Обухов подписал приказ о наказании еще девяти сотрудников ОП-7. О неполном служебном соответствии предупреждены начальник отдела подполковник Иван Антонов, его заместитель подполковник Виктор Герасимов и начальник отдела уголовного розыска подполковник Максим Москвитин. За ненадлежащее выполнение ведомственных приказов заместителю начальника полиции полковнику Андрею Жбанову объявлен строгий выговор. Кроме того, принято решение уволить оперативного дежурного дежурной части ОП-7 капитана полиции Дмитрия Фатьянова.

Вне всякого сомнения, виновных накажут, сделают оргвыводы, но все же понимают, что этот случай не первый и, увы, не последний. Вспомним совсем недавнюю историю с избиением инвалида в 5-м отделении УМВД на Фурье. В Интернет попали кадры, снятые камерами наблюдения в коридоре отделения. На видео «господа полицейские» с явным наслаждением пинали несчастного мужчину. После этого случая тоже многих поувольняли, но, как видим, произвол продолжается. Полицейские не боятся ни камер наблюдения, ни огласки, ни увольнения.

И все это на фоне жуткого происшествия в Татарстане. Вся страна обсуждает чудовищное убийство 53-летнего Сергея Назарова, совершенное сотрудниками казанского отдела полиции № 9 «Дальний». Пятеро полицейских в возрасте от 23 до 25 лет пытали его и насиловали бутылкой от шампанского. Потом выяснилось, что от действий казанских маньяков-полицейских из ОП «Дальний» ранее пострадали еще несколько человек, их тоже били, истязали и насиловали «господа полицейские». Более того, пострадавшие безуспешно пытались жаловаться в прокуратуру, в Следственный комитет, но над ними просто смеялись. Патологическим извращенцам все сходило с рук. Эти звери никого и ничего не боялись! Точно так же ничего не боялись санкт-петербургские полицейские, забившие шваброй до смерти 15-летнего подростка Никиту Леонтьева в январе. А еще раньше был Денис Евсюков... Это система!

Вопиющие проявления полицейского беспредела происходят с пугающей регулярностью. Общественность негодует. Начальники горе-полицейских принимают меры и заверяют, что больше такого не повторится, но повторяется. И будет повторяться. Уголовные дела, увольнения, выговоры, но все это борьба со следствиями, но не причинами полицейского произвола. А причины настолько глубоки, что их точечными ударами уже не искоренить. Куда ни ткни, везде прогнило. Полная безнадега получается. Хорошо сказал бывший глава российского бюро Интерпола генерал Владимир Овчинский: «Это новое поколение, которое выросло в обстановке беспредела, безнаказанности и вседозволенности».

Иной раз думаешь: а может быть действительно нужно было реформировать полицию кардинально, как в Грузии — всех разогнать и набрать других? Но в Грузии ведь реформировали не только МВД, а всю государственную систему — сверху донизу. В России в системном плане ничего не меняется. Полный застой. И о какой реформе в МВД можно говорить, если даже аттестация, как утверждают независимые эксперты, была чистой формальностью. Во многих подразделениях органов внутренних дел она вообще проводилась заочно, без участия самих аттестуемых, на основании рапортов. К участию в переаттестации не были допущены независимые эксперты: психологи, представители правозащитных организаций. Вопрос: зачем вообще нужна такая реформа, после которой оборотни в погонах продолжают избивать и насиловать?

Нужен контроль общества

* Юрий Владимирович Солодун, профессор кафедры организации и методики уголовного преследования Иркутского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ, старший советник юстиции, член Общественного совета при губернаторе Иркутской области:

— Реформа не может быть успешной в стране, где попирается Конституция. А она нарушается постоянно. Система сложившейся исполнительной власти в России не управляема и не подконтрольна. Она так устроена, что ее невозможно проконтролировать. А если общество не может контролировать власть, то власть распоясывается. Дело в том, что правила игры должно устанавливать само гражданское общество, а не власть. Общество должно быть заказчиком изменений и требовать исполнения. А раз общество позволяет или терпит произвол, значит, это общество еще не созрело, не в состоянии сформулировать свои требования к власти. Безусловно, нашей полиции нужен общественный фильтр. Вот я был в Калифорнии, там, в отличие от России, полиция подчиняется не министерству, а местному муниципалитету. Ее работу контролирует совет от мэрии из пяти человек, причем интересен состав этого органа: туда входят латинос, афроамериканец, англосакс, учитель и представитель сексуальных меньшинств. Начальница местной полиции (женщина!) говорит: «Если я буду плохо работать, то они завтра же прекратят финансирование». И это очень эффективно работает. Так вот, пока у нас в стране будет ведомственная система, полиция будет отстаивать интересы своего ведомства, но не граждан.

* Анатолий Павлович Капустенский, полковник милиции, начальник ГУВД Иркутской области в 1990—1993 годах, председатель комиссии Общественной палаты Иркутской области по правам человека, общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и силовых структур:

— Я вижу одну из причин в том, что до сих пор мерилом деятельности органов МВД является пресловутый процент раскрываемости. Такая же система и в других силовых ведомствах. Каждое совещание начинается с того, что нынешние показатели сравниваются с прошлогодними. Я считаю эту систему глубоко порочной. Понял это еще в 70-х годах, когда был начальником уголовного розыска Кировского райотдела милиции. Боролся с процентами как мог, требовал реальной работы, и меня за это не очень жаловали начальники. Зато ко мне тянулись люди! Ну а нынешние силовики общественность к себе не пускают, не хотят выносить сор из избы, хотя везде говорится, что должен быть общественный контроль. Что касается аттестации полицейских, я считаю, что такую серьезную работу невозможно осуществить за такой короткий период времени. Разве это нормально, когда человека оценивают по рапортам! Я помню, в советские годы каждого сотрудника проверяли до пятого колена, а тут пачками утверждали. Это же чистейший формализм, имитация. Я считаю, что менять надо все. Это не полицейские! Это подонки, мерзавцы, нелюди. Везде должен быть контроль, а его нет. И контроль должен быть прежде всего общественный. Именно общественность, народ может изменить ситуацию. Все за народом, пока народ безмолвствует, ничего не изменится.

* Роман Владимирович Кравцов, заведующий кафедрой уголовного права Юридического института ИГУ:

— Я все эти события связываю с тем, что отбор сотрудников проходит ненадлежащим образом. К аттестации не были допущены независимые психологи, которые могли бы выявить отклонения в поведении. А вообще проблема МВД — это комплексная проблема. И решать ее нужно комплексно.

Метки:
baikalpress_id:  31 455