Выборы изнутри

Журналист «Пятницы» поработала наблюдателем на выборах президента

Перед каждыми очередными выборами слышишь одни и те же фразы: «результаты фальсифицируют», «от нас ничего не зависит», «главное не как проголосуешь, а как посчитают» и т. д. Еще не забылись декабрьские выборы в Госдуму, которые сопровождались огромным количеством скандалов. В Интернете можно найти массу видеороликов, где наглядно показано, как «рисуют» лишние голоса одним и отнимают у других. Смотришь и ужасаешься: неужели все это правда?! Обозреватель «Пятницы» решила убедиться на собственном опыте, насколько слухи о тотальных фальсификациях соответствуют действительности. Читайте ее впечатления о дне, проведенном на избирательном участке в качестве наблюдателя от СМИ во время выборов президента России.

Для наблюдения я выбрала свой родной участок № 695 в Октябрьском районе. Во-первых, потому что он самый что ни на есть среднестатистический: район типовых пяти- и девятиэтажек, где проживают люди со средним достатком. Много пенсионеров, мало молодежи — как, впрочем, и по всей России. Во-вторых, люди-то все знакомые, и можно было легко вычислить засланных казачков, если бы они вдруг решили устраивать вбросы и фальсификации. В-третьих, на нашем участке вместо обычных урн установили электронные КОИБы (комплексы обработки избирательных бюллетеней), было интересно посмотреть, как это работает.

Кстати, наблюдателем от СМИ может быть любой желающий. Для этого необходимо иметь соответствующее удостоверение от газеты, журнала, радио или телевизионной компании. Но есть одна хитрость: чтобы получить официальный статус наблюдателя от СМИ, который имеет право присутствовать на участке во время подсчета голосов, журналист должен быть вписан в реестр наблюдателей. Для этого мне пришлось прийти на участок без четверти восемь утра. И что самое удивительное, председатель комиссии Ольга Эдуардовна Земцова без всяких разговоров сразу внесла меня в реестр, хотя накануне я прочитала кучу жутких историй, как журналистов буквально выкидывают с участков за шиворот!

Помещение для голосования было расположено в школе № 21, а точнее, в одной из рекреаций (далее по коридору располагались два других избирательных участка). Надо заметить, что члены УИК сидели на мягких офисных стульях, а для наблюдателей поставили страшно неудобные стулья от парт для младших школьников. Раздеться мне никто не предложил, поэтому пришлось сидеть в пальто. Кроме меня там сидели еще двое молодых людей, они были наблюдателями от штабов Путина и Зюганова. Позднее подошла еще одна женщина от «Единой России».

Наблюдателей от Прохорова, Жириновского и Миронова не было вовсе. Кроме членов участковой комиссии в помещении находились господин полицейский с рацией, дубинкой, наручниками и газовым баллончиком, а также несколько молодых людей в форме; мне показалось, что это курсанты института МВД.

Участок еще не открылся, а на входе уже толпилось человек десять граждан. Ольга Эдуардовна и ее помощник произвели все процедурные действия: убрали в сейф неиспользованные открепительные удостоверения, запустили КОИБы. Я попросила разрешения сфото- графировать знаменательный момент, но Ольга Эдуардовна сказала: «Нельзя». Я спросила: «Почему?» — и тут же получила ответ: «Снимайте, но только издали». Впрочем, могу заверить читателей: КОИБы были абсолютно пусты. В первый час проголосовало человек двадцать, в следующий чуть больше, а с десяти утра начался настоящий вал. Избиратели шли непрерывным потоком, возле столиков со списками образовались небольшие очереди.

В 10.20 пришли две молодые, гламурного вида женщины с открепительными талонами. Сразу закрались сомнения: почему вдвоем? В Интернете пишут, что многих бюджетников заставляют брать открепительные и голосовать. Кстати, по странному стечению обстоятельств почему-то по открепительным удостоверениям в основном голосовали именно молодые нарядные женщины.

Между тем народ все прибывал. Напротив нашего участка некие предприниматели устроили импровизированный буфет: столы ломились от всяческих вкусностей. Заманчивые запахи все время отвлекали народ от главного. Наверное, буфет можно было организовать где-нибудь подальше, все-таки президента выбираем, а тут пирожки... Да что там пирожки — в фойе полным ходом шла торговля семенами и саженцами.

Примерно в 14 часов голосовать пришла семья в полном составе. Выполнив свой гражданский долг, глава семьи решил сфотографироваться с младенцем на руках на фоне КОИБов, но тут же получил замечание от Ольги Эдуардовны. Странно, в законе нет никаких указаний на этот счет. Но все это мелочи по сравнению со странным отсутствием граждан в избирательных списках, причем на всех трех участках. Женщина в дорогой шубе долго возмущалась, особенно тем, что в комиссии ей сказали, мол, идите и разбирайтесь в паспортный стол.

— Почему это я должна разбираться? — заявила женщина. — Дайте мне бумагу — буду писать жалобу.

Другая избирательница увидела в списках свою дочь, записанную под девичьей фамилией, а своего зятя, зарегистрированного в квартире два года назад, вообще не нашла. Третья, не найдя своего сына, сказала: «Вот так и крутят с голосами как хотят». На все эти претензии председатель УИК отвечала, что такие списки им предоставил паспортный стол. Мне сразу вспомнилось, как в советские годы я работала агитатором на выборах. Так нас заставляли делать поквартирный обход и сверять каждую фамилию, поэтому никаких мертвых душ и отсутствующих не было и быть не могло. Хотя тогда не было никаких компьютерных баз данных и Интернета. Так почему же в XXI веке невозможно правильно составить списки?! Ведь это проще простого: гораздо легче, чем организовать видеонаблюдение на участках. И главное — дешевле!

Около 17 часов голосовать пришел древний дедушка с палочкой, он надолго задержался возле КОИБа, зачем-то полез за пазуху. Оказывается, он пытался опустить в электронную урну какую-то другую бумагу. КОИБ упорно выплевывал ее назад. Дедушка объяснил, что это письмо к Путину. Он думал, что так оно точно дойдет до адресата. Другой старичок жаловался, что бюллетень у него украл какой-то мужчина в форме. Якобы он стоял прямо в кабинке для голосования и подсказывал, куда поставить галочку. Старичка вежливо выслушали.

Во второй половине дня на участке побывали випы городского масштаба: депутат думы Владимир Новожилов и второй секретарь иркутского горкома КПРФ Геннадий Калиновский. Они лично здоровались с Ольгой Эдуардовной, спрашивали о явке избирателей.

К 19 часам проголосовало 932 избирателя из 1858 включенных в список. Но все равно люди шли и шли. Последний избиратель — невысокий мужчина лет пятидесяти — пришел за четыре минуты до окончания голосования. Может быть, он решил проверить, не воспользуется ли его голосом кто-то другой, а может быть, его просто совесть замучила, кто знает.

В 20 часов голосование закончилось. Пропущу технические подробности о том, как гасили неиспользованные бюллетени, как их паковали в большой белый мешок. Все с нетерпением ждали результатов, и вот КОИБ выдал протокол с итогами голосования по нашему участку: Жириновский — 48 голосов, Миронов — 65, Зюганов — 261, Прохоров — 157, Путин — 457. И я точно могу сказать, что этим результатам вполне можно верить. У нас все было по-честному: никаких подвозов избирателей и дополнительных списков; а по открепительным удостоверениям проголосовало всего 27 человек, которые все равно не смогли бы повлиять на ход голосования. Повлиять могли только те 890 избирателей, которые на выборы вообще не пришли.

Загрузка...