Преступника узнает по походке

Лучший участковый Иркутска рассказал о своей работе

«Я не герой, хотя работа у нас суперменская», — говорит лейтенант полиции Николай Андрейчук, на прошлой неделе названный лучшим участковым уполномоченным по Иркутску. Ему 23 года, и 3 из них он работает в органах, в отделе полиции № 1. Участок у Николая нелегкий: курорт «Ангара», садоводство «Железнодорожник» и до недавнего времени поселок Затон — там он подменял коллегу. Придя на встречу с Николаем Андрейчуком, я увидела довольно мирную картину: в обеденный перерыв стражи порядка развивали логическое мышление игрой в нарды. Чем еще увлекается лучший участковый и как проходят его трудовые будни, он рассказал читателям «Пятницы».

— Служебный день участкового ненормированный, с утра ходить по адресам и опрашивать народ не имеет смысла — все на работе. Так что после вечернего рапорта беру папку и иду по участку. А днем веду документацию: пишу объяснительные, отказные, сопроводительные и прочее. Домой возвращаюсь часам к 9—10 вечера. Жене это не очень нравится, но она уже привыкла, — говорит Николай. — Работа как работа. Конечно, стремлюсь выполнять ее отлично, у меня больше всех заполненных протоколов — это и повлияло на мою победу в конкурсе. Хотя такого высокого результата я не ждал.

Николай никогда не мечтал стать полицейским, его кумиром были реальные звезды футбола, а не сублимированный герой дядя Степа. С 7 лет будущий участковый гонял мяч и строил карьеру спортсмена: у него уже был первый взрослый разряд по футболу, когда травма — сломанная нога — смешала все планы. Николай окончил колледж физической культуры и спорта, но учителем быть не захотел: отпугнула низкая зарплата. Тогда-то ему на глаза попалось объявление о вакансии в органах. И чтобы не сидеть на шее у родителей, молодой человек решил попробовать себя в роли тогда еще милиционера. В августе прошлого года Николай прошел аттестацию и стал не только сотрудником полиции, но и старшим участковым.

— Я до сих пор не могу привыкнуть, что мы теперь полиция. Когда звонят, отвечаю по привычке: «Отдел милиции». Думаю, необязательно было это переименование. Зачем и в этом гнаться за Западом? У нас история намного богаче, не надо ее забывать. Вот закон действительно нуждался в реформе. Вообще, законодательство наше далеко от совершенства, требуются доработки, — рассуждает Николай.

На вопрос, к чему он успел привыкнуть за три года службы, а что для него до сих пор остается за гранью разумного, участковый отвечает: — Когда я только начал работать, неприятным сюрпризом стало негативное отношение населения к сотрудникам внутренних органов. Конечно, в каждой профессии попадаются люди, которые только позорят своих коллег, но СМИ слишком часто делают упор на них, а о хороших полицейских рассказывают намного реже. Поэтому статус полицейского так невысок. Хотелось бы улучшить и материальную базу. Зарплата у нас увеличилась в два раза после реформы, а технического оснащения не хватает. Вот хотя бы Интернет подключили бесплатный, выдали бы служебные мобильные телефоны. Это только в фильмах у полицейских есть все для отличного выполнения работы.

— А привык я к постоянным подъемам по тревоге, когда надо прибыть в отделение за 1,5 часа независимо от того, где ты находишься, какое время суток и какой день недели, — продолжает Николай. — Сначала трудно было, но сейчас уже втянулся и большие нагрузки воспринимаю как норму. Душещипательных историй о трудовых подвигах, о спасении ребенка или хотя бы котенка из охваченного пламенем дома Николай, увы, не рассказал. То ли постеснялся, то ли не посчитал подобные происшествия неординарными. Припомнил только недавний случай, начавшийся весьма неприятно, но закончившийся хэппи-эндом.

— Была фирма-однодневка по установке домофонов, она достаточно быстро прогорела, но ее именем решили воспользоваться аферисты. Они собирали с жителей домов на моем участке первоначальные взносы: по 8—9 тысяч с каждого подъезда. Деньги забрали и испарились, — рассказывает Николай. — Мы нашли преступников, было расследование, суд... и судья постановила не возвращать деньги, а установить обещанную аппаратуру. Так что теперь во всех подъездах с обманутыми жителями есть домофоны. Как опытный полицейский, Николай умеет распознавать преступника на расстоянии — по внешнему виду, физиогномике. Но презумпция невиновности не позволяет проводить профилактические аресты, а злодеи не спешат нарушать закон на глазах его представителя.

— У наркоманов и алкоголиков зрачки расширенные, походка характерная; по специфическим татуировкам можно узнать людей, отсидевших тюремный срок. У карманников тоже есть свои приметы: надвинутая на глаза черная шапочка, неприметная одежда, трутся в общественном транспорте всегда возле женщин и бабушек, — делится профессиональными знаниями участковый.

Кстати, в общественном транспорте Николай скоро ездить перестанет, ведь в награду за победу в конкурсе участковых администрация Иркутска подарила ему автомобиль ВАЗ-2107. Правда, водительских прав у победителя пока нет — раньше его не особо интересовали машины, экзамены по вождению он собирается сдавать во время ближайшего отпуска.

Ложка дегтя

Факты ненадлежащего исполнения своих служебных обязанностей участковыми уполномоченными выявлены в Кировском районе Иркутска. Работу участковых проверили из-за увеличившихся жалоб на них. Было установлено, что за ноябрь — декабрь 2011 года сотрудниками отдела по 291 сообщению о происшествиях приняты решения о составлении протоколов об административных правонарушениях. Вместе с тем при проведении прокуратурой района сверки данных установлено, что в наличии имеются только 90 материалов об административных правонарушениях.

Метки:
baikalpress_id:  16 166