Помнят всех

У иркутских ветеранов службы бортпроводников есть своя особая традиция

9 февраля 1976 года — начало отсчета скорбного списка погибших. Именно в этот день в Иркутске случилась крупнейшая авиакатастрофа: разбился на взлете самолет Ту-104. Он едва успел оторваться от полосы, поднялся в воздух, и тут же накренилось крыло. Самолет взлетел метров на 80, потом рухнул вниз. По инерции его еще тащило полтора километра по летному полю с оторванным хвостом. Из ста пассажиров выжили только 30. Из экипажа — одна бортпроводница, Галина Алексеевна Ушакова. Эта трагедия стала для бортпроводников сильнейшим потрясением. И вот уже в течение 36 лет ветераны службы собираются 9 февраля, чтобы почтить память своих погибших друзей, сослуживцев. Не по чьему-то приказу, а по велению сердца.

Зима в этом году снежная: Маратовское кладбище замело высокими сугробами, и пробиваться к могилам приходится по колено в снегу. Здесь целый некрополь — 11 членов экипажа: летчики, штурманы, бортпроводники. На каждом памятнике золотом высечена эмблема Аэрофлота и дата смерти: 9.02.76.

Людмила Анатольевна Лаврененко как сегодня помнит день похорон: «Было очень холодно, дул ледяной ветер, но мы ничего не чувствовали: слезы застилали глаза, ведь еще вчера они были с нами, такие молодые, веселые, полные надежд и планов...»

Бортпроводники молча идут к могиле стюардессы Тамары Жаркой, которая была застрелена при захвате самолета Ту-154 братьями Овечкиными в 1988 году.

Потом все идут к экипажу самолета, разбившегося в Мамонах в 1994 году. Людмила Лаврененко вспоминает совсем молодого бортпроводника Игоря Никифорова, который летел этим рейсом. Он в тот день должен был забежать к родителям, но так и не забежал... Улетел и больше не вернулся. На кладбище, среди могил погибших, понимаешь всю опасность профессии. Тем более в те годы, когда не было таких совершенных систем безопасности. Практически у каждого случалась в биографии нештатная ситуация.

— Однажды в полете остановился двигатель, — рассказывает бывшая бортпроводница Людмила Лаврененко, — но приземлились благополучно, а по полю уже едут пожарные, скорые. Командир вышел из кабины, как сейчас помню, рубашка на нем была вся мокрая. — Сколько бы нас ни оставалось, — добавляет Людмила Анатольевна, — мы всегда будем помнить о них.

Очень грустно, что помнят только они — ветераны, очевидцы тех трагедий. Иркутск пережил столько воздушных катастроф, неужели нельзя достойно увековечить память погибших? Неужели нельзя назвать их именами улицы? Нельзя установить памятные обелиски и доски? Неужели погибшие этого не заслужили?

Метки:
baikalpress_id:  31 322
Загрузка...