Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*В нашем городке очередное событие: открылась детская игровая площадка. Да непростая, а адаптированная прежде всего для больных детей. Но это не значит, что вход сюда открыт только детям-инвалидам. Игровая площадка, названная в честь пятилетней девочки по имени Бруклин, с рождения страдающей пороком под названием spina bifida, — единственное в нашем городе место, где больные дети смогут играть со здоровыми, забыв про свои хвори. Стоимость такого удовольствия для горожан — без малого пятьсот двадцать пять тысяч американских долларов, которые начали собирать на строительство площадки около полугода назад родители больной девочки. «С мира по нитке»...

Кто-то жертвовал доллар, кто-то десятки тысяч, но до нужной суммы все равно было еще оч-чень далеко. И тогда подключились добрые люди. Бросили клич. Собралось пятьсот пятьдесят трудяг, готовых работать безвозмездно (добровольцев на самом деле пришло в несколько раз больше, но в них уже не было нужды). И вот уже в назначенный день и час в еще вчера пустом (несколько лавочек да здание туалета — именно так выглядит в Америке то, что у нас принято называть парком. Ведь что еще надо американцам для того, чтобы провести пикник с барбекю? Вот у нас, у русских, в парке есть море деревьев и цветов, карусели и качели. Тут нет ничего. Одна зеленая, да и то летом, лужайка) парке собрались добровольцы. Завезли оборудование.

 Начали строительство. В три смены, по четыре часа семь дней в неделю. Кто-то работал всего несколько часов, кто-то — сотни. Кто-то пришел, чтобы немного подсобить собрать все эти лабиринты-горки-качели или помочь постелить специальное мягкое и неподвластное никаким морозам и непогоде покрытие, но остался работать сутками. Кто-то притащил из дома инструмент и отдал его во временное пользование «детской площадке имени Бруклина».

*Совсем немного времени прошло со дня открытия детской площадки (кстати, информация специально для интересующихся сибиряков — вход туда для всех, и детей, и взрослых, абсолютно свободный!), как здесь вновь собралось пять сотен человек, но повод был уже совершенно иной. Внешне все выглядело вроде бы так же: море воздушных разноцветных шариков, яркие (преимущественно оранжевого цвета) футболки на детях и взрослых, улыбки на лицах... Но это было уже то, что принято называть страшным русским словом «по-хо-ро-ны».

...Я не знаю всей истории в подробностях. Возможно, что теплым осенним днем мать повезла на собственном автомобиле сына-первоклассника и его друзей после школьных занятий, предположим, в кино. Но на все, как известно, есть воля Божия. От автомобиля осталась куча металлолома. Женщина еле выжила. Мальчик (ее сын) умер через несколько дней в детском госпитале. Его маленькие друзья отделались парой царапин... Тетя солнечного мальчика (оранжевый всегда был его любимым цветом) так и говорит: «На все Его Воля. Так случилось. И мы сегодня празднуем Жизнь и Дар, который даровал наш малыш. Знаете, что означает его имя? «Подарок Бога»... (Погибший мальчик помог выжить другим. Шестерым. Потому что его тельце пошло на органы. Кто-то сейчас живет только потому, что шестилетний малыш подарил ему свое сердечко...)

А мама ушедшего мальчика, улыбаясь, отпускает (вместе с другими почти пятью сотнями пришедших на эти похороны) воздушный оранжевый шарик в пронзительно-голубое небо. Она верит, что они непременно встретятся. Сын и мать. «Мы все ему в госпитале говорили, что скоро увидимся. Но я даже не ожидала, что празднование Жизни может быть таким большим. Благодаря моему мальчику, который сейчас на небесах...» На площадку и на фотографии можно взглянуть здесь (здесь же, кстати, можно и денег на благо американских детишек пожертвовать): http://www.brooklynsplayground.org/

*Положа руку на сердце могу сказать, что популярность интернет-знакомств и интернет-замужеств с дамами из далеких от США стран медленно, но верно подходит к концу. Ну зачем, скажите, искать жену в бывших республиках Советского Союза, если можно сделать это же самое в одном из пятидесяти штатов Америки? И ехать далеко не надо. И местная жена, как ни крути, обойдется куда дешевле привозной. Нас, жен, прибывших а Америку после знакомств по Интернету, нередко называют тут обидным выражением «невеста по почте». Ну да ладно. Речь не об этом. А то, что русская, скажем, жена удовольствие для мужа дешевое — это миф. Она, мол, и дом в два счета перестроит и перекрасит, и мужа ублажит, и борщ из ничего сварганит, и на красоту ей надо лишь ложку кислой сметаны да кусочек свеклы — щеки нарисовать да губы подвести... Сегодня очередная годовщина нашей свадьбы, и я попросила Роберта вспомнить, во сколько я ему обошлась. И он, как настоящий американец, тут же кое-что вспомнил.

Вспомнил, что за визу невесты (K-1 Visa) им было уплачено еще до нашего путешествия в Америку триста сорок американских долларов. (За визу платить надо в любом случае. И оплата эта не гарант того, что невеста визу получит. Это, скорее, похоже на лотерею: сперва потрудись купить лотерейный билет, а уж там как фортуна...). За первую зеленую карту (Green Card), которая выдается на первые два года пребывания в стране, Роберт заплатил в первые месяцы нашего пребывания в Америке более тысячи долларов за меня и шестьсот тридцать пять за Лину.

За вторую зеленую карту, которая выдается уже на десять лет взамен первой карты, суммы были поменьше: триста шестьдесят пять долларов за меня и восемьдесят пять за Лину. За дочь, оговорюсь, можно было, оказывается, вообще не платить по той простой причине, что ко времени обмена первой «гринки» на вторую Лина стала, в отличие от меня, гражданкой Соединенных Штатов Америки. Потому что мой муж усыновил мою дочь. За усыновление он заплатил шестьсот долларов (за бумаги) и еще полторы тысячи за услуги юриста, у которого консультировался. В будущем году ему предстоят еще траты за мой экзамен по гражданству и за обновление документов. В общем, еще порядка тысячи долларов. Это все, что он вспомнил.

*А как же авиабилеты? По правилам международного жениховства, мужчина и женщина должны непременно лично встретиться и сделать кучу фотоснимков вместе, и написать друг другу море писем, чтобы было что принести на интервью в посольство и доказать тем самым, что эти отношения не фикция. Вот мы с будущим мужем и летали друг к другу. И встречались в разных странах (не только для того, чтобы сфотографироваться вместе), и Роберт прилетал несколько раз в Россию. И всегда были подарки (золотое колье тоже было). И лучшие рестораны. И к каждому празднику мой будущий муж присылал мне роскошные букеты роз. И конфеты в коробках. И торты. И заказанные по Интернету корзины со свежесрезанными цветами и элитными продуктами, которые в самом лучшем виде доставлял мне в Иркутске на дом или в мой офис салон-магазин «Юкка». Букетно-конфетные отношения на расстоянии — это, скажу я вам, большие деньги. Мы с Линой летели по визе невесты в Америку, и наши авиабилеты (по правилам, они должны быть непременно в оба конца на тот случай, если одна из сторон передумает жениться или выходить замуж) обошлись мужу в отдельные три тысячи зеленых. А потом мы еще летали в Иркутск на недельку — на Линины весенние каникулы. А это опять три тысячи баксов. А еще мы с Линой, по нашей просьбе, все эти годы являемся членами «Голдс джима». И хотя мы туда почти не ходим, муж платит за наше членство исправно. А еще нас надо вкусно и сытно кормить...

Также были нотариусы и юристы, помогавшие мужу собрать море документов для того, чтобы мы смогли наконец пожениться. И обручальное кольцо жены в Америке (по неписаным правилам) должно стоить супругу как минимум одну его месячную зарплату. А лучше две. А было еще и кольцо «помолвочное». (Моя знакомая из России, счастливо живущая со своим американским мужем-пенсионером, получила на вторую годовщину совместной жизни от неработающего мужа бриллиантовое кольцо в два карата за девятнадцать тысяч долларов.

И это, как говорится, не предел.) И свадьбу мой супруг устроил сам. В церкви. Потому что был твердо уверен, что мне, никогда прежде замужем не бывавшей, свадьба просто необходима. Как мой самый главный в жизни день. Когда все — только для меня и исключительно ради меня. И было свадебное белое платье. И фата. (Да-да!) И больше сотни гостей, которых надо поить и кормить от пуза. И арендованный за восемьсот долларов за вечер зал в местном отеле.

*А еще была ночь в гостинице для новобрачных. С фруктами и шампанским. В качестве свадебного подарка я получила от Роберта японский автомобиль стоимостью тридцать семь тысяч долларов. Я не умела тогда водить, но ничего не могла поделать с мужниным убеждением, что «у жены должна быть самая лучшая машина». (В Америке, в отличие от России, на свадьбу гостями не дарится ничего. Ну, кроме разве что открытки поздравительной да какой-нибудь милой безделушки. Так у них тут, в Америке, заведено.) Именно поэтому новобрачные предпочитают в своем большинстве просто тихо расписаться. Моя коллега по пекарне, двадцатичетырехлетняя мать двух дочек, на днях вышла замуж. Не было ни ресторана, ни гостиницы, ни даже платья. Нет, не свадебного, а самого обыкновенного. Женского и повседневного.

Она просто выстирала свои джинсики ради такого случая. Потому что люди здесь рассуждают так: «А зачем тратиться на платье ради всего одного часа?» И я не говорю о платье свадебном. Я имею в виду платье самое обыкновенное. Весной муж повез меня и Лину в наше свадебное путешествие. Он захватил с собой еще всех своих четверых детей, их жен и мужей. И все мы жили в отдельных комнатах в лучших отелях Калифорнии и Лас-Вегаса. Отдыхать так отдыхать! И платил за все и за всех мой супруг. А еще он купил мне и дочери новые гардеробы. Совершенно новые. По тысячи долларов на каждую минимум. Потому что наша нарядная и дорогая российская одежда (и особенно обувь!) оказалась абсолютно неудобной и неуместной тут, в Америке.

Метки:
Загрузка...